cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Category:

БРАНДЕНБУРГСКИЙ КОНЦЕРТ МОРДЕЛЬЕРКИ

Розыгрыши терпеть не могу. Как жанр.

Почему-то ими особенно увлекалась советская интеллигенция.
Полно примеров в мемуарах.
Резвились, как могли.

Но на каждую сотню известных найдётся разве что один милый, невинный, не противный.
Больше всякие гадости: то позвонят другу и наврут голосом Левитана, что, мол, тебе присуждена Сталинская премия; то вызовут ночью телеграммой на вокзал встречать себя - а сами давно приехали.
Сидят дома за столом и ржут над бедолагой, который сейчас торчит на перроне с букетом. 

Но жили люди, для которых розыгрыши были не модной забавой, а вполне органичным и даже необходимым делом.
Образом жизни.
Как игра для детей.
Собственно, это и были большие дети.

Таким невозможным и странным взрослым ребёнком был писатель-обэриут Даниил Хармс.
Розыгрыши он обожал.
Но они нисколько не походили на выдумки советских деятелей культуры.
Он устраивал настоящий театр абсурда, нисколько не загримированный под реальность.
Игра!

Подругой и подельницей многих розыгрышей Хармса была ученица Филонова, молодая художница Алиса Порет.
С Хармсом её связывала дружба и не только.
И своеобразное чувство юмора вдобавок.

Объектом розыгрышей этой парочки шутников стал известный ленинградский музыкант, профессор консерватории и хороший знакомый обоих.

Порет вспоминала, что они с Хармсом года два изводили его подкидышами - куклами в виде младенцев.
Алиса рисовала (а рисовала она прекрасно) личико ребёнка на бумаге.
Личико приделывалось к матерчатому конвертику, набитому ватой, отороченному кружевами и перевязанному ленточкой.
К свёртку с "младенцем" пришпиливалась записка типа "Береги дитя нашей любви.Зизи".

Эти изделия Алиса и Хармс подсовывали профессору в самых разных местах, в основном в консерватории.
Или оставляли под дверью квартиры.
Однажды они даже умудрились подсунуть профессору "подкидышей-близнецов" на концерте.
Музыкант вышел на сцену, сел к пюпитру, и на колени ему упали две "крошки".
Он не знал, что делать, куда это всё девать, Алиса в зале давилась от смеха, а Хармс сидел рядом с каменным отсутствующим лицом.

Надо сказать, что "подкидыши" изготавливались с большой выдумкой:

"Делали мы их по-разному. То с рожками, то с рыбьим хвостом.
Иногда выпрашивали у кого-нибудь большую куклу и зашивали в пелёнки с графской короной, на шею вешали цепь с медальоном, в который была вложена не прядь волос, а кошачья шерсть или конский волос.
Хармс, крадучись, нёс это к к дверям профессора, а потом бегом ко мне - я ждала его под лестницей, и мы, как Ммакс и Мориц, убегали".

Профессор отличался рассеянностью и спокойным нравом, так что нескоро стал подозревать добрых знакомых во всех этих проделках.

Один розыгрыш оказался уже не таким безобидным - то было настоящее школьническое озорство.

Зимой Хармс и Алиса наломали сосулек, и  Хармс отправился к профессору в артистическую, где пожаловался, что потерял билет на концерт.
Он попросил дать ему какую-нибудь записку или пропуск.
Пока добросердечный музыкант писал записку администратору, Хармс насовал ему в карманы концертного пиджака сосулек.
И удалился, рассыпаясь в благодарностях и извинениях.

Разумеется, во время концерта "сосульки начали таять, капать, потом побежал ручеёк. В первых рядах публики началось беспокойство".

А сам музыкант был так сосредоточен  на своём искусстве, что ничего не замечал.
Только когда концерт завершился, он вдруг подпрыгнул, потому что обнаружил под собой лужу.
Однако играл он превосходно, публика неистово аплодировала.
А лужа... Подумаешь, лужа.

Но Хармс и Алиса сочли этот розыгрыш неудачным - слишком жестоким и вызывающим.
А шутка не должна быть обидной и опасной.
"Больше решили не рисковать, опять перешли на подкидышей, и Хармс хладнокровно  совал их в книги, ноты, карманы, почтовый ящик, галоши профессора - пока не надоело их делать".

Да, всякая игра и детям надоедает.
Всё хорошо в меру.
Тем более что профессора оба шутника очень ценили и страстно любили музыку.

У Алисы была собака, дог - вернее, догиня - по имени Хокусавна (в честь японского художника Хокусая и традиционной кусачести собак). Уменьшительно - Кинуся.
Хармс очень боялся собак.
Тем более боялся огромной Хокусавны. Когда  он приходил в гости, Хокусавну запирали в другой комнате.
Зато он любил сочинять ей новые имена - Мордильерка, принцесса Брамбилла, БукАвка, Холлидей и т.п.

Наконец, сообщил, что для величественной и грозной (для него) собаки он придумал подходящее имя - Бранденбургский концерт.
Это был комплимент.
Его любимым композитором был Бах. 
Tags: Алиса Порет, Бранденбургский концерт, другая эпоха, розыгрыш, чувство юмора
Subscribe

  • ВЕСЕННИЙ ВЕТЕР ЗА ДВЕРЬМИ

    Вот и весна наконец. И солнце светит иначе! По этому поводу есть очень старое стихотворение о городской весне. Довольно длинное. Саша Чёрный, 1909…

  • ЛОНДОН. ВЕЧНАЯ ВЕСНА

    Сейчас холодную зиму многие считают следствием глобального потепления. Что спорно. Особенно спорно то, что это дело рук человечских. Климат Земли…

  • ЗИМНЯЯ СТРАДА в Тележихе

    Примитивные были у меня представления о том, чем крестьяне в старину зимой занимались. Казалось, у них всё, как у дачников: готовься себе спокойно к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • ВЕСЕННИЙ ВЕТЕР ЗА ДВЕРЬМИ

    Вот и весна наконец. И солнце светит иначе! По этому поводу есть очень старое стихотворение о городской весне. Довольно длинное. Саша Чёрный, 1909…

  • ЛОНДОН. ВЕЧНАЯ ВЕСНА

    Сейчас холодную зиму многие считают следствием глобального потепления. Что спорно. Особенно спорно то, что это дело рук человечских. Климат Земли…

  • ЗИМНЯЯ СТРАДА в Тележихе

    Примитивные были у меня представления о том, чем крестьяне в старину зимой занимались. Казалось, у них всё, как у дачников: готовься себе спокойно к…