EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


Previous Entry Share Next Entry
ОПОПАНАКС
cambria_1919
куртизанки

Как это было тогда? В прошлом?
Странным образом это хочется вообразить и увидеть. Будущего ещё нет, и мы ничего о нём не знаем, настоящее слишком зримо и осязаемо, в нём нет тайн.
Прошлое отцвело, но занимает. Как то, чего уже не изменить. Знаменитые люди, герои и негодяи, события и мелочи. Обо всём этом до сих пор идут споры. Всё это, давно не существуя, ещё влияет. Исторические пьесы, книги и фильмы будут всегда. Люди во все времена одинаковы, и всё-таки тот, ушедший мир заманчив, потому что нам уже там не побывать. Хотя можем его представить. Отчасти. В меру нашей осведомлённости.

Но есть вещи неуловимые и невосстановимые. Например, голоса. До изобретения достаточно убедительной звукозаписи они исчезали вместе с их обладателями. Исчезали тембры и интонации. Исчезали языки и говоры. Каков был голос Цезаря? Ярославны? Наполеона? Гениального кастрата Фаринелли? Их нет. Навсегда.

И ещё исчезают запахи. Конечно, ландыши, снег, выброшенные на берег водоросли или огурцы пахнут точно так же, как тысячу лет назад. Но то, что придумали и чему радовались люди, трудно восстановить. Ароматы, благовония, парфюмы. Рецепты утрачены, запахи улетучились. В том числе недавние. Пожилые дамы уверяют, что продающаяся теперь "Красная Москва" пахнет не так, как раньше.
Нельзя им не верить.
Должно быть, и "Красная Москва" сталинских времён отличалась от брокаровского "Букета императрицы" 1913 года. Возможно, "Букет" был ещё крепче? Декаданс пропах духами. Даже от чеховского лакея Яши несло пачулями. Душили платья, перчатки, вуали, меха, письма. Душили основательно. Блок: "И я с руки своей не смою, Кармен, твоих духов". Она только взяла его за руку - и, если эту руку не помыть, она стойко будет пахнуть духами! Каково? Дамы привычно состояли из ароматов. Без этого не было очарования и обольщения. Без целого букета запахов.

Вот как описывает эстет и обладатель весьма тонкого нюха Жорис-Карл Гюисманс (1848-1907г.г.) парижских дам нетяжёлого поведения:
"Они идут по двое, обильно напудренные и накрашенные, губы блещут от ошеломительно-алой помады, груди резко выдаются вперёд над узкими талиями, они идут, источая волны аромата опопанакса, к которому примешивается сильный запах их подмышек и тонкий аромат увядающих в их корсажах цветов".
Это 1880 год. Возможно, та ошеломительная косметика показалась бы нам очень скромной.

Но что такое этот опопанакс? Он и сейчас входит в состав парфюмов восточного типа, однако в чистом виде, как тогда в Париже, его обоняют лишь специалисты. Сладкая мирра, ароматная смола. Камедь. Аромат описывается как "очень сладкий, тёплый, приторный, сильный" - хотя может придавать парфюму "лёгкий лимонный оттенок".
Звучит загадочно.
Но старинные духи были проще по составу - или вообще предельно просты.
Как опопанакс парижских куртизанок.
Или мускус императрицы Жозефины, которым её покои благоухали спустя много лет после её развода и её смерти.
Чтобы потом всё-таки улетучиться.
Как всякий аромат времени.

  • 1
Аромат времени непостоянен.А люди во все времена-одинаковы.Но остается мостик между было и настоящим.И простое всегда понятнее,но не всегда лучше...

Огромное спасибо за написанное. Спасибо, что поделились:)

Ах, ах! Как я хочу себе этот... как его.. ну, опанас. Обожаю духи и всякие ароматы, у меня их куча и тьма. Дети криком кричат - мама, людей на улице от тебя волной гонит и валит в штабеля. А мне все мало! Стыдно ужасно за свой ароматический терроризм. Но у меня с запахами особые отношения.
А вот теперь этот неведомый опанас! Как же мне его надоть! "Мягкий, теплый, лимонный"!

(Deleted comment)
Да. многое ушло. многие люди и не знают какими были на вкус советские продукты. Они думают такие же как сейчас...

...И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна,
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна...

Читая Юнну Мориц...

* * *
Снег бросается с крыш, всю ночь грохоча
о ржавую жесть желобов.
Из-под ватника белый халат врача
шелестит меж фонарных столбов.
На холщовых носилках сугроб несут,
качаясь, как пламя свеч.
В четверть пятого лопается сосуд,
по которому льется речь.
Я люблю тебя только за то, что жив,
и более ни за что.
Снег бросается с крыши, замком сложив
многорукое решето,
сквозь которое брызжет сверканье, дрожь.
Руки сложив замком,
я люблю тебя только за то, что ложь
отнимается с языком, -
только за то, что через постель
свобода бежит, как мышь,
в стране, где срывается жизнь с петель
и снег бросается с крыш.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account