cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Categories:

НАКАНУНЕ



Почему "накануне"?

Такая вот примечательная картина великого немца Лукаса Кранаха Старшего создана в 1631 году.
На ней  -  стол аристократа накануне великой революции столовых приборов, которую произвёл Ренессанс.

То есть стол этот ещё совершенно средневековый, несмотря на блеск и великолепие вполне ренессансных одежд персонажей.

Называется картина «Пир Юдифи и Олоферна».

Но где же тут пир, удивимся мы.

И в самом деле, на солидном столе, покрытом белоснежной скатертью, шаром покати.
Из яств одно лишь большое блюдо с жареной дичью, жалко вытянувшей  скрещённые ножки, да небольшая булочка, которую надкусил Олоферн. Рядом золотая чарка.
И всё!

Сделаем скидку на походные условия (это пир главнокомандующего на свежем воздухе).
Но всё равно чересчур уж скудное меню.

Однако современники Кранаха, глядя на такое, не удивлялись.
Лица благородного происхождения в самом деле в основном питались мясом,  предпочитая именно дичь.
Овощи считались пищей плебеев, суп на элегантном ужине с дамой не подавали.

Хорошо, дичь так дичь. Но где же тарелки?
Их тоже нет!

В средние века вместо тарелок использовали доски вроде тех, на каких сейчас подают стейки.
Именно такую доску мы и видим перед Олоферном.

Обеденные доски бывали как прямоугольные, так и круглые. На них клали мясо.
Сок, который вытекал при разрезании куска, подбирали хлебом  – и в рот.
Супы и каши европейцы ели ложками из керамических мисок, а вместо тарелок использовали вот такие доски.

Но мы накануне перемен.
Скоро появятся и тарелки.
Уже в 1538 году элегантнейший  из европейских государей, король Франции Франциск I, заведёт себе аж полдюжины тарелок!
А стоит появиться удобной новинке, как мода на неё начинает распространяться со скоростью пожара.
Век дощечек для еды быстро кончился.
Зато в наши дни они вновь явились как нечто стильное – так мода совершила полный круг.

Прекрасной даме на этом пиру не досталось и дощечки – галантный кавалер одной рукой придерживает на своей «тарелке» жаркое, а другой подаёт красавице мясо на кусочке хлеба.
Ножом!

Да, из столовых приборов у средневекового аристократа был лишь нож да собственные пальцы.
Вилкой пользовались лишь повара на кухне при готовке, а едоки вполне обходились без них.

Но новые времена уже близки.
Тот же передовой Франциск I для личного пользования приобрёл прибор «в дамасском стиле» из эбенового дерева "с отделкой золотом и каменьями», куда входили шесть ножей для разных блюд - и всего лишь одна-единственная вилка.

Но долго ещё большинство аристократов ели ножом и руками.
Даже сто лет спустя после "Пира Юдифи и Олоферна" королева Анна Австрийская (воспетая Дюма в «Трёх мушкетёрах») так и не смогла освоить премурости обращения с вилкой.
Она орудовала за столом исключительно руками, а поэты сочиняли ей льстивые мадригалы вроде такого:

И конфитюры, и жаркое –
Кусочек малый и большой –
В прелестный алый клювик свой
Несла перстами королева.

Придворные дамы, даже овладевшие искусством есть с вилки, в узком кругу приватных ужинов с королевой расслаблялись – свободно ели руками, помогая себе салфеткой и кусочками хлеба.

Сынок Анны – небезызвестный и блистательный Король Солнце Людовик XIV - образец великолепного стиля и манер для всей Европы – тоже с вилкой так и не совладал.
До конца жизни он ел руками.

Да что там, даже в начале XVIII века (т.е. уже 200 лет спустя после «Пира Олоферна») полно было благородных дам и господ, то и дело бросавших вилку, чтобы взять в руки кусок мяса.

Зато ножом люди Средневековья владели отменно.
Искусство ловко нарезать мясо было знакомо не только специальному персоналу – кравчим – но и знатным сеньорам.
Зачем им это было нужно?
Часто мясо на званом  пиру разрезал либо хозяин дома, либо кто-то из почётных гостей.
Надо было уметь сделать это с блеском.
Были написаны даже специальные учебники, по каким учились разрезать всё, что понадобится – от голубей до телячьих ног, от варёных кур до креветок.

Разумеется, самым почётным гостям и самым прелестным дамам полагались лучшие куски от тушки.
Какие же?

У  птиц, ходящих по земле, лакомым считалось крылышко, у птиц, "живущих в воздухе", – ножка.
У крупной домашней птицы – белое мясо, у зайцев и кроликов – спинка и ляжка.
Даже у рыб имелось то, что следует предложить самым знатным сотрапезникам. У крупных рыб самым нежным и вкусным признавалось всё, что ближе к голове.
А  уж если были приготовлены карпы, почётнейшему из гостей доставались язычки.

Вино наливалось из бочек или лоханей-холодильников в прекрасные кубки (а и из них могло попасть уже в чарки).
Именно такой кубок с крышкой - тонкой работы немецких мастеров - держит служитель слева. Борзая с чисто собачьим любопытством его разглядывает. Она терпеливо поджидает, когда ей достанутся косточки с хозяйского стола.

Бокал на столе всего один – в Средние века индивидуальные приборы не требовались.
Гости брали угощение с общего блюда.
Всё, что нравится.
Руками или накалывая на нож или пику.
Они макали хлеб и мясо в общие соусники и солонки и пили из одного кубка, который пускали по кругу.
Это символизировало гостеприимство и доверие.

Однако правила куртуазности требовали изящных манер.
Перед трапезой следовало «выпустить воду и освободить живот», т.е. облегчиться.
Нежелательно было за едой отрыгивать, икать, кашлять и издавать прочие неаппетитные звуки.
После еды вся компания дружно омывала руки.
Потом полоскала рты. Так было принято даже в XVII веке при французском дворе (мемуаристы вспоминали «момент всеобщего хаоса в буфетной, когда все полоскали рот»).

Нас может удивить, что Олоферн с Юдифью пируют в окружении большой расфранчённой толпы.
При этом парочка даже не думает ни с кем делиться угощением.

Это тоже обычай того времени.
Высокородные господа  привыкли держать при себе свиту, которая почтительно присутствовала и пожирала глазами сеньора, который одевался, сидел в ванне или принимал пищу.
Это считалось высокой честью для подчинённых.

Только самые закоренелые мизантропы трапезничали в одиночестве.
Маркиз де Рульяк отсылал подальше даже слуг. Он заявлял, мол, «незачем, чтобы его люди видели, как он двигает челюстями, и что он хочет пердеть, когда ему заблагорассудится».
Этот бука и изобрёл специальный колокольчик-сонетку. Им он призывал к себе слуг и приближённых в случае надобности.
Эта штука – аналог кнопки вызова - просуществовала века.

Так куртуазный век постепенно превращался в век галантный.

А чем кончилась  трапеза Олоферна с красоткой Юдифью, лучше уж вспоминать не будем.
Tags: Ренессанс, застолье, история повседневности, мелочи жизни, столовые приборы, этикет
Subscribe

  • СТОЛЬ ВЫСОКИЙ ГОНОРАРИЙ

    Это ведь он, Чайковский, говорил, что композитор работает, как сапожник: садится утром за дело - и вперёд. Разумеется, сперва сняв мерку (получив…

  • АНТОН ЧЕХОВ, ЧЕЛОВЕК И ПАРОХОД

    "Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой". Это, конечно, Чехов. Только он мог такое сказать. Интеллигент, каким ему положено…

  • КАК ТРУДНО БЫТЬ ПРАВДИВЫМ

    Интересно, лет через 150 кого из теперешних творцов будут любить и почитать? Из тех, кто сейчас авторитетен, славен и популярен? Ведь потомки совсем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments