cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Category:

ВСЁ ЛУЧШЕЕ ДЕТЯМ?

Такой лозунг в старину явно показался бы странным.
Хотя родители, конечно,  всегда очень любили детей.
Однако чрезмерное баловство считалось дурным тоном не только у скромных тружеников, обязанных подготовить потомство к тяготам взрослой жизни, но и в обществе самого высокого ранга.



Обстановка в привилегированных учебных заведениях – кадетских корпусах и институтах благородных девиц – была самая спартанская.
Но об этом лучше  в другой раз.

Важно, что и в семье  скромность материальных условий была для детей обязательной.

Даже детская еда была без всяких изысков, даже лакомства у взрослых бывали роскошнее.
Агата Кристи (она родилась в семье богатого рантье) вспоминала,  что, когда взрослым гостям подавали клубничный джем, детям полагался тыквенный. Дешевле и полезнее!

Детские устраивались обычно на верхних этажах, в антресолях и мансардах.
Ах, все эти картинки,  где ангелоподобные детишки резвятся в комнатах со скошенным потолком!

И никакой приватности.
Если сейчас каждый ребёнок привычно мечтает о собственной комнате, где он может всё устроить по своему вкусу и делать, что пожелает (для чего на двери нужен прочный запор), то в старину мечтать о таком было нечего.
Не полагалось ничего подобного!

Люди прошлых эпох вообще не особенно заботились о том, чтобы уединяться.
Большинство комнат в домах и квартирах делали проходными.
Любые! Детские, столовые, супружеские спальни.
Такова, скажем,  последняя квартира Пушкина на Мойке.

Во многом это объясняется классической планировкой квартир.
Анфилада выглядит очень нарядно, но к интиму не располагает.
Когда видишь перед собой бесконечную перспективу распахнутых золочёных дверей анфилады любого исторического дворца, всегда приходит мысль: красота налицо, но где же уют? Как тут вообще можно не эффектно позировать, а просто жить?

А вот так – жили светской жизнью. То есть были  постоянно среди людей, в разговорах  и  у кого-то на глазах.

Итак, отдельная комната каждому ребёнку или подростку не полагалась.
Даже в императорской семье.
Даже в громадных дворцах с несчётным числом комнат, где можно было не один полк разместить, не то что царских детишек.

Великий князь Александр Михайлович, племянник Николая I, в мемуарах рассказывает, что он и его четверо братьев жили все вместе  - спальня у них была общая (как и классная комната).
При этом старшему брату Николаю, будущему историку и нумизмату, было уже 17 лет, а младшему в комнате, Алексею, только 7.
Самый же младшенький, Сергей, пока питался молоком кормилицы и жил отдельно. Но он готовился подрасти и перейти в компанию старших братьев.
И никто не бунтовал, не требовал иных условий.

Сам Николай I, будущий император (и будущий Николай Палкин, враг свободомыслия), делил детскую с братом Михаилом.
Тот был двумя годами младше.
На заглавной картинке как раз оба эти брата и их сестра Анна (старше Николая на год) - за которую сватался Наполеон и которая потом стала королевой Голландии.

В детской великие князья Николай и Михаил пребывали только вдвоём – но лишь потому, что, когда они родились, их старшие братья Александр и Константин были уже совершеннолетние, женаты и давно покинули детскую.

А в девичьей детской были воспитаны их сестры, числом четыре: Елена, Мария, Екатерина, Анна.
Ко времени написания портрета с братьями Анна в этой детской осталась одна - сёстры вышли замуж.

Записаны любопытные воспоминания  Николая I - человека весьма сурового и жёсткого - о раннем детстве, детском быте, обстановке старинной детской:
«Спали мы на железных кроватях, которые были окружены обычной занавеской.
Занавески эти, так же, как и покрышки кровати, были из белого канифаса (плотная ткань типа парусины, обычно в полоску -  С.) и держались на железных треугольниках таким образом, чтобы ребёнку, стоя в кровати, едва представлялось возможным из неё выглядывать».
Это чтобы дитя из кровити не вывалилось.

Внутренность этих кроватей-коробов тоже запечатлелась в памяти императора:
«Два громадных валика из белой тафты лежали по обоим концам кроватей.
Два волосяных матраса, обтянутые холстом, составляли саму постель; две подушки, набитые перьями; одеяло летом было из канифаса, а зимой ватное, из белой тафты».

Ночные одеяния царских детей были скромны и старомодны:
«Полагался также белый  бумажный ночной колпак, которого мы, однако, никогда не надевали, ненавидя его уже в те времена .
Ночной костюм, кроме длинной ночной рубашки наподобие женской, состоял из платья с полудлинными рукавами, застёгивавшегося на спине и доходившего до шеи».

Поскольку память человеческая отчётливо запечатлевает подобные детали лет с 4-5, то именно в таком возрасте великие князья ещё спали в платьях.
Скорее всего, и дольше.

Немудрено, что с детства привыкнув к железной кровати, Николай и позже был склонен к подобной простой мебели.
Она была ему привычней роскошного парадного ложа с балдахином.
Он и умер на своей небольшой железной походной кровати, которая  так контрастировала с масштабной роскошью Зимнего дворца.



Самая настоящая раскладушка - рама+парусина, ведь так?

На таких раскладушках спали не только императоры (помимо Николая, его отец Павел Петрович и брат Александр).
Когда злоязычный путешественник маркиз де Кюстин в петербургском гостиничном номере не обнаружил кровати и потребовал что-то для ночлега, ему принесли "русскую железную кровать" и тюфяк, набитый сеном.
То есто то же самое.

Детские привычки самые прочные.
И родители старого времени находили важным не заморачиваться чрезмерным комфортом и роскошью детского быта.
Не без умысла.
Избаловаться и изнежиться легко. Если придётся, то этому научиться просто.
А вот жить скромно и довольствоваться малым без обиды и зависти - это может пригодиться.
Tags: Николай I, воспитание, детская, история повседневности, общество, раскладушка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments