cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Category:

ОДИН ВЕЧЕР НА МИЛЛИОННОЙ

Этот портрет всем знаком как эталон романтического.
Такой вот красавец:



К.П. Брюллов, «Портрет А.Н. Струговщикова», 1840.

Искусствоведы хвалят портрет так:
«Брюллову удалось передать неуловимое состояние души поэта, которое посещает его в момент прозрения".
Как писал сам Струговщиков, «в минуты чистых наслаждений из глубины  душевных сил».

И в самом деле, Александр Струговщиков (1809-1879) был поэтом –  известным в своё время переводчиком с немецкого.
Особенно много трудился над Гёте.
Благодаря гению Мусоргского до сих пор всюду звучит переведённая Струговщиковым Песня Мефистофеля о блохе.
Да, та самая, где «жил-был король когда-то, при нём блоха жила» - и «ха-ха-ха-ха - блоха!»
Правда, "ха-ха-ха-ха" добавил лично Мусоргский.

Струговщиков был вхож в богемную весёлую компанию Брюллов-Глинка-Кукольник.
И с Пушкиным был знаком.
Вот это как раз интересная история.

В богемных пирушках Кукольника Пушкин не участвовал (он был несколько сноб и к тому же не пил).
А со Струговщиковым познакомился не вполне на почве поэзии.
Оба они в 1831 году женились на милых барышнях – может, это поначалу сблизило?

А ещё карты.
Оба были страстными игроками.

Причём Пушкин со времени свадьбы был, что называется, «в завязке».
В 1832 году он писал:
«… образ жизни моей совершенно переменился, к неописанному огорчению Софьи Остафьевны (содержательница известного петербургского борделя – С.) и кавалергардских шаромыжников (великосветские игроки, офицеры – С.). От карт и костей  отстал я более двух лет; на беду мою я забастовал будучи в проигрыше, и расходы свадебного обзаведения, соединённые с уплатой карточных долгов, расстроили дела мои».

Дела были расстроены настолько, что этот неподъёмный старый долг вынуждал Пушкина  занимать деньги у ростовщиков и без конца закладывать бриллианты Натальи Николаевны (её фамильное достояние), которые так и не выкупил до смерти.
В общем, играть было не на что и опасно.
Не хотелось разорять семью.

Но игру Пушкин всё-таки любил страстно, потому позволял себе играть по маленькой, просто для развлечения, в приличных дружеских домах.
Вот как у Струговщикова.

Молодой переводчик, в отличие от Пушкина, играл удачно.
Он не бросил  этот дело  и после женитьбы:
«…я продолжал играть, счастье мне благоприятствовало, и я в первый год женитьбы прожил до 33 тысяч; а откуда взялись – сам не знаю; разумеется, выиграл в карты».

Выиграл он так много, что снял прекрасную квартиру на Миллионной улице прямо рядом с Зимним дворцом.

Вот сюда-то  и стал заглядывать Пушкин:
«Он был у меня раза три  по утру и на нескольких вечерах», - с гордостью вспоминал Струговщиков в старости.

Однажды в один такой вечер Струговщиков повёл Пушкина  к приятелю и соседу, офицеру Рындину.
Тот жил в том же доме, и у него тоже шла игра.

Игра тамошняя Пушкину очень не понравилась, как и вся обстановка у подпоручика Рындина:
«Пушкин, как светский человек, не показал виду неприятности; но как общество было довольно грязненькое, то он, поставив карты две и заплатив деньги, поспешно ушёл».

То есть Пушкин не только снова проиграл, но и почуял, что игра тут нечиста.
А это он уже проходил.
На этом обжёгся.

Струговщиков и сам понимал, что виноват, что в такие сомнительные компании приводить  человека, которого уважаешь, нельзя.

Любопытно, что Струговщикова за тот вечер осудил даже князь Оболенский – известный игрок, дальний родственник Пушкина и партнёр его по карточному столу (и этому господину Пушкин до смерти остался должен!)

Хотя Оболенский и сам был не без греха  - Струговщиков пишет, что «я его, как заявленного (известного в игровом сообществе – С.) шулера и игрока, никогда не приглашал. Он, однако же, являлся иногда незваный».

Больше Пушкин со Струговщиковым не встречался.
Совсем.
Прервал приятельство. Слишком неприятным оказался тот вечер на Миллионной.

Только 29 января 1937 года, когда мёртвый Пушкин, уже одетый во фрак, лежал на смертной своей кровати, Струговщиков вместе с другими побывал в квартире на Мойке и даже сделал набросок профиля поэта.

После многие годы Струговщиков  предавался усердной переводческой работе. В этом деле он доходил до истовости: одного только «Фауста» Гёте перевёл шесть раз подряд.

Переводы его устарели и были подвергнуты разносной критике ещё при его жизни.
Молодые публицисты-шестидесятники разделали старомодные приёмы Струговщикова, не стесняясь в выражениях.

Зато остался в истории образцовый и очень знаменитый портрет поэта-романтика.
Здесь всё, как у романтиков положено: печальный рассеянный взгляд, чёрный атлас вокруг шеи, бледные и нервные тонкие руки (поэта? ловкого картёжника?)

Что ещё осталось?  Ещё «ха-ха-ха-ха - блоха!» (голосом Шаляпина).

А ведь немало!
Tags: А. Струговщиков, игромания, история повседневности, одна картина, светская жизнь, судьба человека
Subscribe

  • СМОТРИТЕ, КАК Я ЕМ

    Странная штука культ личности. В настоящем времени он обычно воспринимается как должное. Дело привычки. А вот со временем выглядит как нечто…

  • ИГРОКИ И ИГРОМАНЫ

    Наверное, ещё лет сорок назад никто даже не подозревал, во что превратится игровая индустрия. Насколько она захватит мир. Как сожрёт море времени у…

  • ЛИДОЧКА В СЛЕЗАХ

    Это столпотворение на картине Д.Кардовского - знаменитый бал, данный 23 февраля 1913 года московским дворянством в честь 300-летия династии…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • СМОТРИТЕ, КАК Я ЕМ

    Странная штука культ личности. В настоящем времени он обычно воспринимается как должное. Дело привычки. А вот со временем выглядит как нечто…

  • ИГРОКИ И ИГРОМАНЫ

    Наверное, ещё лет сорок назад никто даже не подозревал, во что превратится игровая индустрия. Насколько она захватит мир. Как сожрёт море времени у…

  • ЛИДОЧКА В СЛЕЗАХ

    Это столпотворение на картине Д.Кардовского - знаменитый бал, данный 23 февраля 1913 года московским дворянством в честь 300-летия династии…