cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Category:

СТАКАН МОЛОКА



Это натюрморт Владимира Стожарова – замечательного художника того странного времени, когда русская интеллигенция последний раз с полным доверием и восторгом припадала к истокам - к прозе и поэзии народной жизни.

А натюрморт, несмотря на присутствие старинных туесов и деревянной ложки, очень советский.

И всё из-за этого стакана молока.

Нет, вовсе не Вера Мухина придумала гранёный стакан.
«Стаканчики гранёные» (не о советских же стаканах  пели и Пётр Лещенко, и Юрий Морфесси!), гранёные рюмки и чарки существовали ещё в XIX веке.
Вот только не пили из них в старину ни молока, ни киселя, ни чаю.
Только спиртное.

А как же молоко?

В каждой стране свои привычки, свои способы обращения с молоком, свои любимые молочные кушанья.

У нас тоже есть собственное любимое – сметана.
Слабость к сметане так же приписывается в России лакомкам-котам, как в Европе – слабость к сливкам.

В ходу были и другие – по Далю – «молочные скопы».
То есть молочные продукты.

А  если молоко скапливается, то естественным образом закисает.
Кислое, «саднее» молоко даёт сметану, масло, творог и сыр.

Ведь сохранить молоко надолго свежим можно было только зимой.
Тогда его замораживали в блюдах, а потом вынимали - получался молочный круг.
Такое молоко мёрзлыми кругами посылали как гостинец родственникам и брали в дорогу.
Побрякивало молоко в котомках!

Теперь с сыром разберёмся.

В старину сыр и творог были синонимами.
Слово сыр и значило творог, на Украине до сих пор так.

Однако давно уже появилось и такое значение слова сыр (снова Даль):
«Немецкий сыр, выделанный из парного молока, солёный и просушенный, кругами».

Ещё со времён Петра Великого и его голландских симпатий у нас полюбили сыр - вот такой, как на этом старинном голландском натюрморте.
Здесь хорошо видно, каким образом его резали – совсем не так аккуратно, как теперь:



При Дале русские уже и в сортах "немецкого" сыра разбирались:

«Швейцарский – маслянистый, ноздреватый, со слезою; он и у нас выделывается изрядно (импортозамещение в XIX веке!? - С.);
английские – пряные, нередко гноёные;
голландские – плотные, своего вкуса;
из италиянских: пармезан – сухой и крохкий;
из французских – сыр бри, соломка, мягкий, непрочный».

Но и традиционный русский сыр-творог ели охотно.
Так что сырниками звали не только всем известные творожные оладьи, но и блины, пироги, ватрушки с творогом.
Псковская творожная лепёшка с гречневой кашей  звалась творожницей.

Писатель Василий Белов, знаток традиционного крестьянского быта русского Севера, вспоминает выделку творога.
Он ещё застал это в в детстве:

«Снятую простоквашу ставили в горячую печь, к вечеру получалась из неё гуща (творог) и сыворотка – приятный кисловатый напиток…
Гуща хранилась в деревянной посуде.
Летом её носили на сенокос в буртасах – в берестяных туесах с двойной стенкой (ещё раз посмотрим на туеса с натюрморта Стожарова - С.)
В них же носили квас и сусло.
Творог также ели ложками в молоке, в простокваше и пекли с ним пироги и рогули».

Масло различали русское (сметанное топлёное) и чухонское (сливочное, какое мы на бутерброды мажем).
Чухонцы это финны, которые Российской империи  достались от шведов, любителей чухонского масла.
Отчего долго бытовала поговорка «пропал, как швед без масла».

Русское же (топлёное) масло шло к блинам и в выпечку (о широком экспорте сибирского масла у меня уже было).
И в кашу шло, разумеется!
«Овсяная каша хвалилась, будто с коровьим маслом родилась».

Масло сбивали вручную, в большом горшке, который назывался молостов или молостовка.
Чтобы молостов не разбился, его спелёнывали, обвивали берёстой. Потому и поговорка была: «Много новых горшков перебито, а молостов другой век служит».
А сбитое масло уже топили в сосуде под названием топник.

Вот крестьянка за сбиванием масла:



Даль сбивание масла описал так:

«Для русского масла сметану кладут в топник (горшок с рыльцем и решёткою изнутри), ставят на вольный дух, наутро сливают в рыльцы сыворотку, мешают остаток мутовкою, чтобы пахтанье отделилось (молочная и сырная часть), а пахтус остаётся комом.
Пахтусы перетапливают снова, сымают пену и сливают в кадку, покидая подонье в топник».

Честно говоря, вообразить всё это мне трудновато.

Попроще описан тот же процесс у Василия Белова:

«Вечерами женщины сбивали сметану мутовками в особых горшках, называемых рыльниками.
После длительного и весьма утомительного болтания появлялись первые сгустки смеса, масла-сырца.
Постепенно они сбивались в один общий ком.
В рыльник добавляли воды, сливали жидкость, а смес перетапливали в нежаркой печи.
Затем сливали и остужали. Получалось янтарного цвета русское топлёное масло.
Остатки после такого перетапливания назывались поденьем, им заправляли картошку, ели с блинами и т.д.»

Теперь посмотрим на этот самый «масляный» сосуд с рыльцем.
Вот он, бережно прикрытый чистым полотенцем, в руках у девушки с картины Алексея Венецианова:



И ещё одна венециановская молочница с рыльником, спелёнутым берёстой:



Но как же всё-таки крестьяне пили молоко?

А никак.
Его ели!

В старину считалось – и вполне справедливо – что молоко это не напиток, не запивка, а еда, полноценный продукт питания.
Потому молоко пили только младенцы.
Если своя корова не доилась, для малыша брали молоко у соседей.

Дети чуть постарше уже, как взрослые, хлебали молоко ложками.
Не всегда это получалось – вот как у этой малышки, которая пролила молоко:




У девочки своя собственная миска, а чаще вся крестьянская семья ела так (картина Романа Солнцева):



Что там такое белое в горшке у старухи, на что так заглядывается мальчик?
Молоко или простокваша.

Василий Белов рассказывает:
«Молока наливали в большую общую чашку, крошили туда ржаной хлеб, и дети хлебали его между вытями, иными словами, дополнительно.
Простоквашу тоже ели с крошёным хлебом, но уже не только дети, но и все остальные.
Такая еда могла быть и третьим обеденным блюдом.
Простокваша, смешанная с вершком (это сметанные сливки – С.), подавалась реже, поскольку сметану старались копить на масло».

Ещё одна крестьянская семья:



Дети с ложками, лакомятся чем-то молочным, у деда своя миска.

Архаичный обычай хлебать ложками молоко с крошёным хлебом бытовал очень долго.

Вот картина Аркадия Пластова 1951 года "Ужин тракториста".
Девочка наливает из бидончика молоко в миску.

А что приготовили  отец-тракторист и братишка, его помощник?
Не гранёные стаканы, а ложки (у мальчика деревянная, у отца металлическая).
И отец режет хлеб точно тем же крестьянским манером, что герой Солнцева за сто лет до того:



Что ещё из молока могли сделать в деревне?

Мать писателя Белова, Анфиса Ивановна, которая помнила совсем уж стародавние времена,  называла «тяпушку из толокна; замесят на кислом молоке, а зальют свежим, это называется «с поливой».
А ещё «ставец (крынку) с молоком ежедневно ставили в печь. Такое молоко называлось жареным».
А мы называем топлёным.
«Взрослые добавляли его в чай, - вспоминал Василий Белов, - детям же позволялось напрямую лакомиться этим деликатесом».

После такого угощенья ребятишкам можно было и повеселиться на тёплой печке.
Позагадывать друг другу загадки.
Вот эта как раз про корову-кормилицу:
«Два-ста рогаста, четыре–ста ходаста, один болтун да два ухтырка».

То есть рога, ноги, брюхо с выменем  да уши:



Малышам сразу и не догадаться, что к чему!

Ещё загадка:
«Корова комола (безрога – С.), лоб широкий, глаза узеньки, в стаде не пасётся, в руки не даётся».

Снова малыши в затруднении: что за корова такая?


А это медведь!
Только это совсем другая история.

Tags: Алексей Венецианов, былое, история повседневности, крестьянский быт, масло, молоко, народная игрушка, русская деревня, сыр
Subscribe

  • ВЕСЕННИЙ ВЕТЕР ЗА ДВЕРЬМИ

    Вот и весна наконец. И солнце светит иначе! По этому поводу есть очень старое стихотворение о городской весне. Довольно длинное. Саша Чёрный, 1909…

  • ЛОНДОН. ВЕЧНАЯ ВЕСНА

    Сейчас холодную зиму многие считают следствием глобального потепления. Что спорно. Особенно спорно то, что это дело рук человечских. Климат Земли…

  • ЗИМНЯЯ СТРАДА в Тележихе

    Примитивные были у меня представления о том, чем крестьяне в старину зимой занимались. Казалось, у них всё, как у дачников: готовься себе спокойно к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • ВЕСЕННИЙ ВЕТЕР ЗА ДВЕРЬМИ

    Вот и весна наконец. И солнце светит иначе! По этому поводу есть очень старое стихотворение о городской весне. Довольно длинное. Саша Чёрный, 1909…

  • ЛОНДОН. ВЕЧНАЯ ВЕСНА

    Сейчас холодную зиму многие считают следствием глобального потепления. Что спорно. Особенно спорно то, что это дело рук человечских. Климат Земли…

  • ЗИМНЯЯ СТРАДА в Тележихе

    Примитивные были у меня представления о том, чем крестьяне в старину зимой занимались. Казалось, у них всё, как у дачников: готовься себе спокойно к…