cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Categories:

В ГЛАЗАХ СМОТРЯЩЕГО

Что меня пленило в этом не слишком искусном портрете, так это беретик, утыканный булавками.
И, конечно же,  веночек из земляники, фиалок и и ежевики.
Прелесть какая!



Потом замечаешь и смелое декольте, и забавный контраст между смугловатым телом и матово-белым пудреным и  нарумяненным лицом.

Это одна из самых знаменитых в истории красавиц – французская принцесса Маргарита де Валуа (1553-1615).
Она стала женой первого Бурбона на французском троне, стало быть, ещё и французской королевой.
На некоторое время.

В общем, это особа, прославленная романами Александра Дюма-пэра как королева Марго.

Красавица.

Красавица?

Маргариту всю её жизнь то и дело писали художники.

Первоклассные, но чаще не очень – Франция в те годы далеко не была центром живописной культуры.

Оставим несколько в стороне - и на долю романистов - бесчисленные приключения нашей героини.
Её славу.
Лучше глазами художников (не всегда мастеров) посмотрим на Маргариту.

На ту, которую современники, что описывали её словами, иначе как невыразимо прекрасной не  считали.

И что тут было лестью? Что магией высокого сана?
Или существовал таки сногсшибательный шарм Марго, поражавший вопреки неидеальной наружности?
А вот увидим.

Ребёнком Маргариту изобразил великолепный, изысканно-трезвый в своей спокойной элегантности Франсуа Клуэ.
Его маленькая Марго прелестна и серьёзна – у такой мамаши, как Екатерина Медичи, не забалуешь:



Одета девочка тоже с большим вкусом, свойственным строгой маме-флорентийке.
Итальянцы в то пору по части нарядов и светского шика давали сто очков вперёд французам, которые на этой ниве прославились позже.

Тот же Клуэ, рисуя подросшую Маргариту, не мог не заметить, что в глазах недавно ещё чинной принцессы появился некий чёртик:




Она очень мила, но большой красоты не обещает: у неё крупный нос, узкий разрез глаз, заметно скошенный подбородок.
Однако свежесть юности всё это делает вполне привлекательным:




Изобразили Маргариту вместе с братьями и на гобелене:



Тут может поразить смена цвета волос принцессы.
Была в детстве русой - и вдруг стала белокурой!

Настолько радикально перекраситься в те времена было практически невозможно.
Зато в моду вошли парики.
Через 50 лет они станут мужским атрибутом, причем непременным.
Но пока это дамское оружие обольщения.

Так что и на своей свадьбе с Генрихом Наваррским Маргарита была блондинкой:



Здесь заметно, что художник, изобразивший новобрачных (им по 18 лет), не увидел в Маргарите никакой особой красоты.
Зато он подчеркнул сходство с  мамой, Екатериной Медичи.

Кровавая свадьба Маргариты и Генриха, известная как Варфоломеевская ночь (18 августа 1572 года), положила начало долгим религиозным войнам во Франции.
И дала Маргарите свободу как для собственной политической игры, так и для полного самовыражения своей личности.

Она участвовала в заговорах, спасала и отвергала, была в плену, интриговала, нанимала убийц для врагов и предавалась головокружительным авантюрам.
Любовников у неё было без счёта. Она любила любовь.

И как она изменилась!
Чопорные наряды сменились выбранными по собственному разумению.

Вот она в полном королевском параде.
Обвешана драгоценностями.
Но без парика - тёмные (натуральные?) волосы просто расчёсаны на пробор.
Дерзкое декольте.

И насколько пикантной и яркой сделалась её физиономия:




А вот она снова надела белокурый парик, который так шёл её карим глазам.
Настоящая красотка!
Чей портрет она держит в руке, искусствоведы могут гадать вечно:



Маргарита очень любила наряжаться, но иконой стиля не стала.
Ей недоставало в этом деле вкуса и сдержанности.
Пристрастие к мелким деталям и странным формам делает её избыточно разряженной на фоне элегантной моды тех времён.

Однако ничего подобного о себе Маргарита никогда не слышала – её вечно окружали поклонники и льстецы:
«Она так красива, что на свете просто не с чем сравнить… её белое лицо обрамляло такое множество жемчужин, что его можно было принять за луну в окружении звёзд».

Лунная бледность была искусственной.
Единственный недостаток её внешности, о котором можно было говорить вслух и который она сама иногда демонстрировала – природная смуглость кожи:




Впрочем, белила и пудра всегда были под рукой!
Вот она одета в своём излюбленном причудливом стиле.
Напудрена, сияет среди жемчужин – а на лбу изящная фероньерка:




И здесь тоже во всей красе: бела, кокетлива, златоволоса, «жемчуга огрузили шею», в каждом ухе по три серёжки:




Была в ней чувственная притягательность, которая нравится больше классической идеальности.
Игривая, даже шкодливая  улыбка авантюристки!
Остроумной, живой и пылкой:




Жила она в это время бурно и весело.
Молодые красавцы вечно окружали её и становились её избранниками. То один, то другой.
Вот она, нарядная ветреная фея.
Вся в бантиках, снова с крошечными цветочками в волосах:



И не только благородные шевалье были ею любимы, но и пажи, и секретари.
Музыканты и поэты (часто бездарные, но воспевавшие только её).
И даже слуги.
Один красивый лакей скончался на её ложе от любовного истощения.

Другого счастливца – тогда она участвовала в серьёзной интриге и не могла себя компрометировать – каждую ночь вносили к ней в сундуке для белья.
А утром выносили прочь.

Этот сундук не привлёк ничьего внимания - в отличие от большинства тогдашней знати, Маргарита без конца меняла бельё, отправляла ношеное в стирку и обожала мыться.
Про неё говорили: она «проводит жизнь в воде и благоухает, как бальзам».
Тогда как от всех несло пОтом.

Она обожала драгоценности (правда, это было общее и повальное увлечение эпохи):




Однако могла, когда это нужно для политических расчётов, одеться и скромницей:




Когда с возрастом Маргарита начала полнеть, сонм подхалимов нашёл, что она стала ещё прекраснее:
«Она обладала фигурой настолько царственной, что её принимали скорее за небесную богиню».

С годами страсти к нарядам она не утратила, а её парики и головные уборы становились только крупнее и пышнее.
Изящный  беретик превратился в бархатный мешок, унизанный жемчугом, и взмыл на вершину вавилона из курчавых чужих волос:



Прежняя улыбка иногда ещё скользила по её губам.
У неё было лицо, которое улыбка преображает:




А вот этот её портрет той же поры не являет ни прежнего лукавства, ни грациозного вызова пожирательницы сердец.
Перед нами весьма прозаичная располневшая матрона:



Впрочем, ни подобострастных любовников, ни самоуверенности Маргарита никогда не теряла.
Потому её иногда называют первой феминисткой.

«Мужчина должен почитать женщину и подчиняться ей», - считала она.
А вот женщина – сама Маргарита – охотно подчинялась страсти к мужчине.
Так что это были скорее обычные галантные игры королевского уровня.

К тому же законный супруг, весёлый Генрих, подчиняться Маргарите не желал.
Он давно тяготился её неугомонностью в интригах.
«Не могу дождаться, когда кто-нибудь удавит эту тварь», - в сердцах говорил он.

Из милого юноши со свадебной картинки он стал вот таким (годы, годы!):



С мужем Маргарите таки пришлось развестись – брак оказался бесплодным, а Франции была нужна династия взамен угасшего дома Валуа.

Редкий по тем временам развод оформил сам папа римский.
Генрих женился на родственнице Маргариты по матери, Марии Медичи.

Удивительно, но  две жены беспокойного короля нашли общий язык.
К тому же бездетная Маргарита тепло относилась к будущему Людовику XIII (тоже ославленному Дюма, но известному как Людовик Справедливый). Ведь родной матери было не до него.

Ещё один поздний портрет Маргариты – не кокетливой вострушки, а весьма сдобной и солидной особы:



Вот  ведь до конца сохранила прекрасная Марго любовь к маленьким букетикам, которые она прицепляла к самым неожиданным местам своего наряда!
И страсть к бантикам осталась.
К белой пудре и мелким кудряшкам.

Была ли Маргарита так победительно и безусловно красива, как твердила молва?
Была, конечно.
Портреты не дадут соврать.

Была ли её внешность идеальна?
Конечно, нет.
Портреты не дадут соврать.

Красота то, что воспринимается как красота.
Вызывает восторг и восхищение.

А законов тут никаких нет.
Оскар Уайлд прав: красота в глазах смотрящего.
И больше нигде.
Tags: Маргарита Валуа, жизнь в портретах, история красоты, история моды
Subscribe

  • ПАЛЯЩЕЕ СОЛНЦЕ. ИЮНЬ 1941 ГОДА

    Каждый год к 22 июня воспроизвожу эти страницы из дневника нобелиата Ивана Бунина. Как это было. Для непричастных и не сочувствующих было, для…

  • ОПЯТЬ ХРЕНОВИНА!

    Кто-нибудь досмотрел до конца «Солнечный удар» Никиты Михалкова? У меня не получилось. Невозможно это. Так я и не увидела, как спалили…

  • САМАЯ КРАСИВАЯ ФИГУРА МУЖЧИНЫ

    Посмотрим же на эту фигуру. Есть два портрета Льва Толстого, оба писал Иван Крамской летом 1873 года. Один знаменитый – из Третьяковки. Он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • ПАЛЯЩЕЕ СОЛНЦЕ. ИЮНЬ 1941 ГОДА

    Каждый год к 22 июня воспроизвожу эти страницы из дневника нобелиата Ивана Бунина. Как это было. Для непричастных и не сочувствующих было, для…

  • ОПЯТЬ ХРЕНОВИНА!

    Кто-нибудь досмотрел до конца «Солнечный удар» Никиты Михалкова? У меня не получилось. Невозможно это. Так я и не увидела, как спалили…

  • САМАЯ КРАСИВАЯ ФИГУРА МУЖЧИНЫ

    Посмотрим же на эту фигуру. Есть два портрета Льва Толстого, оба писал Иван Крамской летом 1873 года. Один знаменитый – из Третьяковки. Он…