cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Category:

ОНИ И МЫ. ЧЛЕН СЕМЬИ




Наверное, в полном смысле слова домашними стали те животные, которыму удалось втереться к нам в дом.
И там закрепиться.
Стать любимцами и баловнями.

Им позволяют почти всё и даже требуют изобразить их на фамильных портретах.
Причём уже много столетий.

И даже кажется, что в старину это случалось чаще, чем теперь.

Первыми, конечно, проникли в жилище человека собаки.

Ни одно старинное изображение пира не обходится без нескольких друзей человека, которые у всех путаются под ногами и получают свою долю угощения:




А на этой миниатюре изображено эпохальное событие - Рождество Иоанна Крестителя.
Однако персонажи не забыли, несмотря на понятную суматоху, позаботиться о домашних любимцах.
Прямо на первом плане собака грызёт кость, а кот что-то вкушает из тарелки:




Реальные герои эпохи тоже не расставались с любимыми животными.

Герцог Жан Беррийский, третий сын французского короля, на миниатюре из своего знаменитого Великолепного часослова.
Он пирует.
Народу вокруг полно, но питается он один.
Одни придворные ему прислуживают, другие наслаждаются видом того, как властитель ест:




И только любимые собачки бродят по столу и пробуют всё, что вздумается!
Прямо из герцогских тарелок.
А пса покрупнее усердно кормит слуга.
Вот фрагмент, на котором это безобразие ещё лучше можно разглядеть:




Таковы же были все феодалы.

Вот миниатюра, которая выглядит благостно, но называется драматично :
"Жан Добрый приказывает арестовать Карла Злого".

Прямо борьба добра со злом в лицах:




С первого взгляда, правда, и не поймёшь, кто именно тут добрый, а кто злой.
Так ведь?

Жан Добрый Валуа - отец герцога с предыдущей миниатюры (у которого собаки на столе).
Карл Злой его зять и кузен, заговорщик и интриган.
Однаждый во время охоты Жан заглянул по дороге в замок Карла и велел его арестовать.

То есть за столом восседает Карл Злой, прикидывая, как разделить каких-то двух тощих курят на четверых сотрапезников.
А Жан Добрый в сверкающих доспехах и с вооружённой свитой тут как тут. Ворвался.
Так что Карл и поесть не успел.

Зато некая собака преспокойно расправляется с огромной костью.
Ей хорошо.
Хотя Карл и Злой.

Домашние любимцы традиционно украшают церемонные фамильные портреты:




В Англии животных особенно любят.
Иначе как этот роскошный пёс оказался бы средоточием этого великолепного портрета?
И занял почти всё его пространство:



Скорее всего, полотно несколько обрезано с краёв - не вписывалось в какую-то стену замка.

Но всё равно благородный Томас Говард, 21-й граф Арундел слишком уж затёрт в тени занавеса с гербом.
И в тени монументального кресла его супруги, леди Алатеи Телбот, графини Шрусбери.
Крупной эффектной дамы, принёсшей мужу огромное приданое.
Которое муж благополучно промотал на свои разнообразные художественные и научные затеи.

Рука графини покоится на громадной собачьей голове.
Однако пёс смотрит преданно именно на графа.
Сразу понятно, кто его главный хозяин.
Рубенсу не откажешь в наблюдательности и знании собачьей природы.

Надо сказать. что не только аристократы холили и лелеяли своих домашних питомцев.

Вот бюргерское пиршество Якоба Йорданса.
Как всегда у него, всё страшно запутано и сплелось в невообразимые гирлянды лиц, тел, тканей - барокко же!
Но животные пируют вместе с семьёй:



Как и положено, собака ластится и подлизывается к ребёнку, а кот угрюмо переваривает обильное угощение.

Теперь крестьянка, пастушка.
Не нарядная красотка рококо и не полуодетая античная нимфа.
Просто крепкая труженица, её любимый сын и верная овчарка под боком:




Глава этой семьи занят какими-то делами, на что с удовлетворением указывает жена.
Семейные ценности все налицо.

Стоит заметить, что русские крестьяне собак в избу пускать не привыкли - разве уж в самый лютый мороз.
А вот французы издавна пускают!
Крестьянская семья 17 века в полном составе, включая собаку и кошку:




Это картина мастерской братьев Ленен.
Ещё одна их же работа, где семья чуть побогаче:




Как видим, кошка и собака хоть и в разных углах, но вполне мирно уживаются в тёплом доме.

А вот богатая буржуазная семья, где набор любимцев ещё шире.
Этот дом поистине полная чаша: громадный мраморный камин, парчовые обои, пейзаж на стене (оказываеся, картины тогда шторками задёргивали, чтобы не выцветали).

Хозяева нарядны и полны довольства, за расфуфыренными детьми присматривает нянька.
Это семейство может позволить себе пару породистых комнатных собачек, кота - и даже попугая.




Другое семейство, в экзотических нарядах  (польских?), может похвастаться не менее экзотическим питомцем - обезьяной.
Впрочем, есть у них и охотничья собака, и ловчая птица.
Подходящая живность для магната:




А у Яна Стена, как всегда, весёлая семья гуляк.
Та хмельная Голландия, которую так любил Пётр Великий: музыка, песни, раскованность, нецеремонные женщины.
Стен и развлекает, и смешит, и предостерегает (тут на каждом шагу аллегории суеты сует).

А какие тут звери?
Домашняя собачка беспардонно залезла на стол и пожирает пирог (собачья вольница прямо как у Жана Беррийского).
На плече лекаря крякает ручная утка.
Обезьянка безобразничает с гирями часов - и останавливает быстротекущее время.
А свинья, воспользовавшись неразберихой, впёрлась в комнату, подбирает разбросанные крендели и, кажется, собирается съесть розу: 




От разгула - к строгости и чинности.
Вот приличное общество, старательно позирующее для портрета.

Кто тут кому кем приходится, сказать не берусь, но в центре, возможно, мать семейства.
Или самая старшая сестра? Раз в белом?
Из-за занавеса  печально и важно глядит с портрета отец всего этого молодого выводка.
В семье есть и любимец - ручная белка.
Тогдашняя обычная модная практика:




А вот это семейство Шарп мне нравится чрезвычайно!
Оно такое многочисленное, что из родни - чтобы все уместились на полотне - пришлось выстроить подобие пирамиды.
Почти как в цирке.
И знамя реет наверху:



Особы разного возраста и пола, но все дружны - и очень музыкальны.
Играют на разнообразнейших инструментах. Домашний оркестр!
И, очевидно, поют хором.

Их любимая собака, привыкшая к шуму, звону и гвалту, спокойно и уютно устроилась в складках нарядного шлейфа хозяйки.
Она устало и понимающе глядит на зрителя.
А у самого маленького члена семьи на руках котёнок.

Теперь совсем тихая картина.
Вот такое пусть некрасивое, но благополучное семейство середины XIX века.
И их любимая собака - все рядком на садовой скамейке:




А вот фермерская семья за трапезой.

Здесь любви и щедрого угощения хватает не только собаке (она в привычной собачьей позе ожидания лакомых кусочков), но и лошади.
Лошадь, должно быть, привычно просунула голову в комнату - и получает от хозяйки угощения.

Хозяин тут немного припозднился к столу и оказался в тени. Совсем как граф Арундел.
Да, животных балуют в основном женщины:




Если много веков длинноухие спаниели были главными домашними любимцами, то в эпоху модерна вихрем пронеслась иная мода - на русских борзых.
Их странный и элегантный облик предельно соответствовал эстетическому идеалу времени.

Хотя борзая испокон веку носилась по полям и не очень приспособлена к размеренной квартирной жизни, на какое-то время именно борзая стала непременным спутником изящной леди.
Портрет молодожёнов - и естественно, дама с борзой (часто так и  писали - borzoy):




Однако в стесённости городского быта роскошных борзых таки обошли по всем статьям даже не комнатные неприхотливые собачки.
Коты!
Теперь главные домашние любимцы именно они.

Потому прошлый ХХ век будет у нас представлен забавной картинкой замечательного иллюстратора Нормана Рокуэлла.
Отеческие нотации - и беспечность кошачьих детей, пока мать-кошка спокойно дремлет:




Как быть свободными и независимыми в мире, где всё придумано и устроено не нами - это  кошачий урок.
И они не нарочно, они просто такие от природы.














Tags: домашние любимцы, живопись, животные и люди, семейные ценности
Subscribe

  • ТРИЛЛЕР

    Я это с раннего детства помню, лет с 4-х, потому что бабушка читала. Наизусть. Ей это нравилось. А мне всегда было страшно. Но тоже очень…

  • ВОЗМОЖНО

    Есть необъяснимые вещи. Вот даже Лев Толстой не мог решить вопрос: «Что такое музыка? Что она делает? И зачем она делает то, что она…

  • ВЕСЕННИЙ ВЕТЕР ЗА ДВЕРЬМИ

    Вот и весна наконец. И солнце светит иначе! По этому поводу есть очень старое стихотворение о городской весне. Довольно длинное. Саша Чёрный, 1909…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • ТРИЛЛЕР

    Я это с раннего детства помню, лет с 4-х, потому что бабушка читала. Наизусть. Ей это нравилось. А мне всегда было страшно. Но тоже очень…

  • ВОЗМОЖНО

    Есть необъяснимые вещи. Вот даже Лев Толстой не мог решить вопрос: «Что такое музыка? Что она делает? И зачем она делает то, что она…

  • ВЕСЕННИЙ ВЕТЕР ЗА ДВЕРЬМИ

    Вот и весна наконец. И солнце светит иначе! По этому поводу есть очень старое стихотворение о городской весне. Довольно длинное. Саша Чёрный, 1909…