cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Categories:

ОНИ И МЫ. НЕЗВАНЫЕ



Незваные - это они.

Домашними животными их никак не назовёшь, хотя они так и норовят влезть в дом и  чем-то поживиться.

Современные продвинутые художники не слишком увлекаются изображениями еды.
А если уж напишут съестной натюрморт, то обычно никаких козявок и прочей живности туда не допускают.
Чтоб зрителей не тошнило?

Не то в славную эпоху барокко.

Упиваясь виртуозным мастерством, тогдашние живописцы хотели быть Апеллесами, к картинам которого слетались птицы поклевать винограда.
Настолько виноград этот на картинах древнего грека был «как живой».

Их виноград тоже был как живой.
И к нему слетались насекомые.
Правда, нарисованные:




Наивная легенда про Апеллеса ерунда, конечно.
Картиной птицу не обманешь.
А вот человека – сколько угодно.

Именно в эпоху барокко очень увлеклись тромпёями (обманками) - картинами, где всё так иллюзорно и ловко выписано, что выглядит совсем натуральным.
Так и хочется потрогать.
Хотя изобретателем тромпёев был, наверное, тот самый Апеллес - обманщик птиц.

Кстати, о птицах.
Поскольку они не так противно смотрятся среди еды, как козявки, они частые гости на барочных натюрмортах.
Вот парочка щеглов:




Бабочки тоже выглядят очень мило, потому самым естественным образом порхают над перезрелыми букетами барокко.
Почему-то именно такие цветы на пороге увядания считались тогда самыми красивыми.

Однако бабочки - это слишком скучно.
То ли дело, когда букетом заинтересовался жук-рогач.
Или не букетом:




Портреты и мифологические сцены барокко часто избыточно театральны и манерны.
Зато натюрморты часто поражают элегантностью.

Просто персики, а какая красота (и какая прелестная бабочка!):




А к этому букету пробрался паук.
Делать ему тут нечего, нектара он не ест – он просто мимо проходил:




Проходил мимо и этот маленький зоопарк, призванный подчеркнуть приманчивость красоты и её уязвимость для всяких бяк:




А теперь завтрак человека.
До сих пор популярный. Яичница!
Плюс хлеб и вино.

И непрошенный гость тут тоже есть, вполне невинный – божья коровка:




Автор этой прекрасной "Яичницы" – большой мастер напускать на стол всякую странную живность.
Это немецкий мастер Георг Флегель (1566 -1638).

Учился он в Голландии.
Именно там присмотрел он себе этот приём – оживлять натюрморт присутствием букашек и прочих существ, которым за столом не место.
Ведь искусство барокко было призвано даже в самых прозаических вещах чем-то поражать и удивлять.
И если птицы пытались склевать виноград Апеллеса, то покупатели натюрмортов Флегеля явно смахивали с картин примостившихся там мух и ос.

В Голландии Флегель прошёл выучку у Лукаса ван Фалькерборха.
Этот опытный мастер изображал обеды и продуктовые лавки – такие занимательные сюжеты обожали голландские бюргеры.

Учитель заметил замечательные способности Флегеля к натюрморту и поручал ему на своих картинах изображать снедь.
Вот как здесь:




Когда Флегель стал работать самостоятельно, его талант расцвёл, а сюжеты стали особенно оригинальными.

Вот еда самая простая и привычная – селёдка, луковка, хлеб.
И стрекозка тут же примостилась:




Еда ещё проще – килька.
Тут уж на булку села голодная муха, разносчик заразы, сверкая жадными глазками.
Негигиенично.
Но до чего забавно:




Однако куда большую симпатию Флегель всё-таки питал к стрекозам.
Здесь стрекоза грацией своего сверкающего тельца спорит с причуливой формой ножки бокала и блеском стального ножа:




Если Флегель берётся изобразить абрикосы, то не мелочится и вместо нескольких плодов берёт целую роскошную ветвь.
Интерес к этому дару природы проявляет бодрый длинноусый жук.
И, разумеется, муха:




Сладости той эпохи были не так разнообразны, как теперь.
Сахарные конфетки, пряники, печенье, лимонад  - вот рай тогдашнего сладкоежки.
И всё на этой картине Флегеля.

Таким было принято угощать дам.
И потому натюрморт не украшен вездесущими гадкими мухами - его посетили лишь изящный мотылёк, невинная божья коровка и некий призрак - оса? стрекозка?




Разумеется, там, где сладкое и вкусное, там и проворная мышка.
Да ещё жучки со всех сторон сбегаются на лакомства.
Попугай же хозяин положения, любимец хозяев - ему всё можно:




А уж что творится ночью в кладовке!
Насекомые, конечно, спят, а вот мышь не дремлет:




При таком разгуле мышиной активности происходит неизбежное: на мышиную охоту выходит кот.

В вазе здесь цитроны (невероятно ароматные, но невкусные и для грызунов и котов неинтересные).
Мышке достался кем-то расколотый и забытый грецкий орех.
Это завязка драмы.
Кот пока лишь просчитывает ситуацию и выбирает способ напдения:




Если Флегель был большой мастер изображать тогдашние вкусности, привлекающие насекомых и грызунов, то натюрморты «несъедобные» допускали привлечение к делу и вовсе  неожиданных созданий.

Голландец ван Скирк изобразил небольшую коллекцию драгоценных мелочей.
Тут и монетки, и колечко, и экзотическая ракушка.
И целое собрание персонажей, достойное сказки Чуковского.
Только денежку нашла не муха, а лягушка:




Вот роскошный натюрморт в роскошной раме.
Бальтазар ван дер Аст изобразил дежурный букет в вазе.

Чтобы не было зрителю скучно смотреть на привычные розы, ирисы и тюльпаны, он привлёк к делу кузнечика.
А по паутинке спускается паучок?




Рассмотрим фрагмент картины.
Перед нами великолепный портрет насекомого:




Когда эпоха барокко закончилась, натюрморты с едой, на которую лезут букашки и мухи, вышли из моды.
Это стало казаться странным и не особенно аппетитным.
Так что дальше уже котлеты были отдельно, мухи отдельно.

Однако нарушители застольного этикета не перевелись.

Вот здесь на стол, сервированный для завтрака, взгромоздился шпиц.
Ещё и лапой наступил на утреннюю почту:




Ещё одна картина, написанная ради умиления. Должно быть, "для женщин и детей".
Тут на остатки завтрака претендуют целых три нахальных собаки.
Даже морды на стол положили.

Можно сперва подумать, что это  какой-то специальный собачий праздник.
Но нет - солонка, прибор со специями и рюмка с остатками вина говорят о том, что человек только что отлучился.
А его питомцы и морды, и лапы на стол:




Коты-баловни ни в чём не  уступают собакам.
Вот домашний любимец сидит на столе во время детского завтрака и высматривает, чем бы поживиться (не виноградом же):




А этот мальчик настолько утомился едой, что заснул прямо за столом.
Кот тут как тут:



Мальчика явно похвалят за хороший аппетит и чистую тарелку.
Так что и незваные гости бывают кстати.








Tags: Георг Флегель, барокко, еда, живопись, насекомые, натюрморт
Subscribe

  • ДОЖДЬ СТУЧИТ ПО ЧЁРНОМУ ЗОНТИКУ

    Любите ли вы дождь так, как люблю его я? Этот шум и и шорох, этот смутный горизонт, этот меланхолический аромат? Эти блики и блёстки, эти…

  • КОГДА ОНИ НАДЕЛИ ШУБЫ

    Вот почему они все так легко одеты – просто в простынки - и босиком? Когда я училась в школе, никак не могла этого понять. Педагоги…

  • ОПРЕДЕЛЯЕТ СОЗНАНИЕ

    Всё-таки десятилетие для не такой уж длинной человеческой жизни - это много. А именно столько уходит на школу. Сейчас школу принято ругать.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • ДОЖДЬ СТУЧИТ ПО ЧЁРНОМУ ЗОНТИКУ

    Любите ли вы дождь так, как люблю его я? Этот шум и и шорох, этот смутный горизонт, этот меланхолический аромат? Эти блики и блёстки, эти…

  • КОГДА ОНИ НАДЕЛИ ШУБЫ

    Вот почему они все так легко одеты – просто в простынки - и босиком? Когда я училась в школе, никак не могла этого понять. Педагоги…

  • ОПРЕДЕЛЯЕТ СОЗНАНИЕ

    Всё-таки десятилетие для не такой уж длинной человеческой жизни - это много. А именно столько уходит на школу. Сейчас школу принято ругать.…