March 30th, 2017

КРАСИВОЕ ИМЯ, ВЫСОКАЯ ЧЕСТЬ

Латынь - даже со страшноватым определением "мёртвый язык" - многие века оставалась языком пап, учёных и королей.
Владычица Англии Елизавета I признавалась: " Я больше боюсь ошибиться в латыни, чем королей Испании, Франции, Шотландии и всех их союзников".

Когда же латынь была вполне живой, а Рим ещё не стал империей, всё было просто.
Из Плутарха:

"Оратор Цицерон подвергался насмешкам за своё имя, и друзья советовали переменить его.
Он отвечал: "Нет: имя Цицерон ("горох") я сделаю славнее, чем такие, как Катон ("кот"), Катул ("щенок") или Скавр ("толстая лодыжка").

Все эти имена носили знаменитые римляне.
Впрочем, это не вполне имена - скорее вторые фамилии (закреплённые прозвища) в современном понимании.

У римлян времён Цицерона было по три имени.
Первое - преномен (личное), второе - номен (родовое, соответствует нашей фамилии) , третье - когномен (наследственное прозвище, вторая фамилия ветви рода - например, "толстая лодыжка").

Наш герой звался поэтому Марк Туллий Цицерон.

Личных имён у римлян с их небогатой фантазией было немного - всего 19 (причём три из них означали числительные; это Квинт, Секст, Децим - "пятый", "шестой", "десятый").
Зачастую личные имена из этого набора получали лишь четверо старших сыновей. Прочие шли уже просто с номерами ( отсюда и возникли Квинт и Секст).
Часто в семье оказывалось несколько человек разных поколений с абсолютно одинаковыми именами - ведь в патрицианских родах традиционно использовали лишь 3-4 имени из общепринятых 19-ти. Как они там разбирались, можно только догадываться. Однако самые заметные члены семьи могли получить и четвёртое имя - агномен - например, в честь своих воинских побед (Македоник, Африканик, Далматик).
Агномены часто становились постоянными и для потомков, превращаясь во второй когномен.
Диктатор Сулла сам придумал себе агномен Феликс (счастливый), что с удовольствием использовали его потомки.
В роду Валериев возник агномен Флакк - "вислоухий" и тоже почему-то прижился.

С женщинами римляне и вовсе не церемонились. Дочерям личных имён не давали, только родовое (номен) - Юлия, Луция, Цецилия и пр.
Если сестёр было несколько, в ход шли числительные - Вторая, Третья, Пятая, Десятая. Первая зато звалась Старшая, а самая последняя - Младшая.
Патрицианкам в важных документах и на надгробиях писали когномен отца, иногда и мужа. Но в жизни они навсегда оставались просто Юлией или Ливией.

Но вернёмся к Цицерону.
Он ведь своего добился - прославил смешное имя. И гордился этим:

"Посвящая богам серебряную чашу, он первые два свои имени написал буквами, а вместо имени "Цицерон" вычеканил горох".