October 29th, 2017

А МНЕ НЕ НРАВИТСЯ!

моды

Мода веками была тираном, и скрыться от её диктата было сложно. "Мода - это управляемая эпидемия", - уже в 20 веке иронизировал Бернард Шоу.

Но только во второй половине 20 века женщины смогли-таки добиться права не бежать за модой изо всех сил, не надевать всё подряд, что принято (даже если это совершенно не к лицу, неудобно, противно и не нравится).
И это куда более чувствительная революция нравов, чем мини-юбка.

А вот в 19 веке не следовать моде было крайне неприлично и смешно. Хочешь-не хочешь, а одевайся по модной парижской картинке.
Можно было разве что поворчать на щегольские причуды.

Е.П Янькова прожила почти век - родилась в начале царствования Екатерины Великой, скончалась при Александре II. Бесклассная (муж не служил), но богатая московская барыня перевидала и переносила множество нарядов, но не все ей были по вкусу.

Вот как она вспоминала моду начала 1825 года, когда готовила приданое дочери (туда входило множество туалетов на все случаи жизни):

"В то время платья были пребезобразные: узки, как дудки, коротки, вся нога видна, и оттого под цвет каждого платья были шёлковые башмаки из той же материи, а талия так коротка, что пояс приходился чуть не под мышками.
А на голове носили токи и береты, точно лукошки какие, с целым ворохом перьев и цветов, перепутанных блондами (шёлковое кружево - С.). Уродливее ничего и быть не могло; в особенности противны были шляпки, что называли кибитками ( chapeau Kibik)".

Вспомнив всё, что дамы носили на протяжении всей её долгой жизни, Янькова сделала вывод:
"Изо всех мод, что я застала, самые лучшие, по-моему, были в 1780-1790-х годах и в 1840-1850-х годах - платье полное, пышное, длинное, лиф с мысом, а на головах наколки небольшие".

Вот такой модный приговор.
Впрочем, эта московская барыня весьма независимо и оригинально судила не только о модах. Вот её отзыв на посещение знаменитой Янтарной комнаты в Царском Селе:
"Янтарная комната, про которую столько кричали, когда её отделали и считали чудом, мне совсем не понравилась, как я ожидала после всего, что я про неё слышала: я думала, что янтари подобраны под цвет и составлены из них узоры и разводы, а увидела я сплошную мозаику из мелких и крупных кусочков разной величины, вразброд и как попало...
Очень это пестро, но нимало не поражает и совсем не так выходит, как думается, не видав. Может статься, это очень дорого стоило, и редкость, что смогли собрать столько янтарей, да только на вид не особенно хорошо".