February 22nd, 2018

ОДНООБРАЗНАЯ КРАСИВОСТЬ

кавалеристы

Это из Пушкина:

Люблю воинственную живость
Потешных Марсовых полей,
Пехотных ратей и коней
Однообразную красивость,
В их стройно зыблемом строю
Лоскутья сих знамён победных,
Сиянье шапок этих медных,
Насквозь простреленных в бою.

Военная столица Санкт-Петербург; потешные поля - те, где проходили военные парады.

Эффект этого незабываемого зрелища составляла не только строевая выучка и одинаковость парадных мундиров.
Было кое-что ещё.
Ведь каждый полк, особенно гвардейский, имел свою физиономию - в самом буквальном смысле этого слова.

Началось это, как многое, с Петра, который в лейб-гвардию (появилась как понятие в 1700 г.) отбирал самых преданных и смелых. Его первые потешные, "сберегательные царские люди", ударная сила самых горячих боёв.
Позже, при императрицах, стали обращать внимание и на внешний вид гвардейцев - особенно для дворцовой охраны. Там требовались рослые, сильные и "приглядные" молодцы.

Император Павел был страстным любителей парадов, их внешнего блеска, лоска и почти механистичной отлажености.
Новобранцев-солдат стали ранжировать по внешности.
Конечно, многие военные специальности и без того предполагали специфические данные - лёгкая кавалерия и егерские части не нуждались в тяжеловесных богатырях, зато великаны были необходимы в тяжёлой кавалерии, и т.д.

Но эти общие требования быстро обросли императорскими пожеланиями чисто эстетического толка.
Стали разбирать по полкам блондинов и брюнетов, голубоглазых и черноглазых, коренастых крепышей и юношей с тонкой костью.
Так продолжалось до самой революции.
"Каждый гвардейский полк имел свой тип, который и начальством, и офицерами всячески поддерживался и сохранялся в возможной чистоте", - вспоминал офицер-семёновец, эмигрант Ю.В. Макаров.
Потому "разбивка" новобранцев превращалась в своеобразные смотрины. Командиры полков и их адъютанты из толп новичков придирчиво отбирали подходящих по виду будущих подчинённых.

Каковы же были каноны гвардейской красоты?

Начнём с гусар, героев как героических легенд, так и водевилей.

Тот же Ю.В Макаров отмечает:
"В гусары подбирались невысокие стройные брюнеты. Такой же тип сохранялся для стрелков, причём самые красивые отбирались в 4-й батальон Императорской фамилии".

Понятно, почему гусары должны были отличаться невысоким ростом и кавалерийским мастерством - эти полки использовались для разведки, летучих рейдов, неожиданных фланговых атак; не зря многие гусары стали прославленными партизанами 1812 года.
Брюнетистость гусар пошла ещё с петровских времён, когда гусары были родом из Сербии или Венгрии.

А вот уланы - тоже лёгкие кавалеристы, выполнявшие на войне примерно те же функции, что гусары - были блондинами или рыжевато-русыми. Эти полки появились в России позже, а их "масть" ввёл в оборот Великий князь Константин Павлович, очарованный шиком австрийских улан.

Тяжёлая кавалерия также имела свои каноны единообразной красоты.
Как мужской, так и лошадиной.
Кавалергарды были высокими блондинами, красивыми, стройными и ловкими, на гнедых лошадях.
"В Конную гвардию брали преимущественно красивых брюнетов", и лошади под ними были вороные.
Кирасиры полка Его Величества подбирались рыжие - и к ним рыжие лошади.
А вот кирасиры полка Её Величества были уже блондинами на тёмно-гнедых (караковых) конях.

Преображенцы и семёновцы при Петре начинали как пехота, но уже в 1707 году были посажены на коней.
Тип требуемой внешности сформировался такой:
"В преображенцы подбирались парни дюжие, брюнеты, тёмные шатены или рыжие. На красоту внимания не обращали. Главное был рост и богатырское сложение".

К семёновцам требования были куда изощрёнее:
"Семёновцы были высокие белокурые и "лицом чисты", по возможности с синими глазами, под цвет воротника".
Некогда это был полк цесаревича Александра Павловича, и солдаты подбирались "под тип великого князя".
За этим следил сам император Павел, большой любитель систематизации. Для него необходимость подобрать цвет солдатских глаз к воротнику была очевидной.

Ещё анекдотичнее были требования к павловцам - туда брали не очень высоких рыжеватых блондинов со вздёрнутыми носами. То есть в память основателя полка добивались настоящего портретного сходства павловцев с императором Павлом.

В московцы тоже брали рыжих. Востребованный был, оказывается, цвет волос. И где столько рыжих находили?

"Измайловцы и Лейб-гвардии гренадеры были брюнеты, первые покрасивее, вторые пострашнее. А вот лейб-егеря были шатены, широкоплечие и широколицые".

Вот так, тщательным отбором, достигалось великолепие внешнего вида русской гвардии.
Что нисколько не умаляло её легендарной воинской доблести.

Однако не случайно бог войны Марс был щёголем, атлетом и красавцем - и не зря сама Венера не могла устоять перед ним.

Потому самую впечатляющую картину мужской красоты можно видеть не на показах модных мужских коллекций, а на военных парадах.
Всех стран, от Пакистана до Новой Зеландии.
В России с этим тоже полный порядок.
Всегда был и есть!