March 3rd, 2018

ЗАГАДКА АНДРЕЯ БОЛКОНСКОГО

Лев Толстой и Иван Тургенев, пока не рассорились настолько, что дело дошло до дуэли, были приятелями - ездили в гости друг к другу, охотились вместе.
Но спорили постоянно: оба были запальчивы.
Спорили обо всём, о литературе особенно.

Один спор был такой.
Тургенев говорил, что писатель должен своего героя показать со всех сторон и дать узнать о нём всё - кто его родители, где он вырос, каким был в детстве и пр.
Так он и поступал. Со свойственным ему блеском.

Толстой в любом споре был категорически против Тургенева.
Он считал, что нужно писать о том, что происходит здесь и сейчас, и только.
Что было до того, как началось романное действие, неважно.
Прошлое неважно.
Никаких реминисценций и флешбэков!

И в самом деле, Толстой был крайне последователен в соблюдении этого правила, им же самим выдуманного.
Потому мы, наблюдая тончайшие движения души его героев и сложную жизнь их интеллекта, практически ничего не знаем о том, как они стали такими, какими мы застаём их на первых страницах романа.

Вот "Война и мир", Пьер Безухов.

Казалось бы, всё с ним ясно - он бастард екатерининского вельможи, десять лет воспитывался неким аббатом за границей.
Но кто его мать?
Крепостная красавица?
Немка-экономка?
Итальянская балерина?
Знавал ли Пьер мать, помнил ли, как и с кем он рос?
По канону Толстого, этого знать читателю не нужно - и потому Пьер не имеет абсолютно никаких воспоминаний. Ни детства, ни отрочества.
В отличие от самого Толстого, которого воспоминания и образы детства сопровождали всю жизнь.

Воспитание Пьера за границей тоже вызывает массу вопросов.
В какой стране жил, чем там занимался, в чём, собственно, его воспитание заключалось?

Бурлящая революционная Франция вряд ли была местом, куда направил ребёнка приближённый Екатерины Великой.
Многие русские получали образование в Германии, где было несколько прославленных университетов - но ничего немецко-университетского (интереса к философии или естественным наукам) в Пьере нет - а в Германии нет аббатов.

Швейцария?
Но почему и о Швейцарии ни слова (Пьер на первых страницах романа только что прибыл из-за границы)?

И, кстати, где Пьер мог так сблизиться и сдружиться со старшим по возрасту и совсем иного рода занятий человеком - князем Андреем Болконским?

Болконский путешествовал по Швейцарии? Случайно встретил в горах странного русского толстяка в сопровождении аббата?

Никаких воспоминаний о путешествиях (весьма затруднительных и нетипичных для в бурной эпохи наполеоновских войн) у Болконского тоже нет.
Как нет, впрочем, и никаких иных. Во всяком случае, выходящих за рамки очерченного Толстым запретного круга. Князь имеет право помнить только то, что помнит и читатель.
Вот:"Все ЛУЧШИЕ МИНУТЫ ЕГО ЖИЗНИ вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мёртвое укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна - всё это вдруг вспомнилось ему".

"Всё это " - но то, что было очень недавно и в настоящем времени показано автором в романе.
В глубь времени далее трёх лет, стало быть, память князя не простирается.
Никогда!
Так, конечно, у людей без провалов в памяти не бывает - но так хочет Толстой.

Однако есть вещи ещё более удивительные.
Одна поразила меня, когда я была ещё школьницей и впервые читала "Войну и мир".

Знаменитая сцена первого бала Наташи.
Девичьи волнения, страх остаться у колонны никем не замеченной, слёзы на глазах.
И вдруг - о чудо! Пьер замечает смятение Наташи и направляется к князю Андрею со словами:
- Вы всегда танцуете...

Эти слова меня удивили.

Что значит "всегда танцуете"? Как это "всегда"?

Мы наблюдали очень подробно жизнь склонного к самоанализу, полного отвращения к светской суете князя с 1805 по 1810 год. И не то что всегда - НИКОГДА не заставали его танцующим.
Исполняющим хоть одно па.
Или собирающимся на бал поплясать.
Никаких танцев в его исполнении. Ни одного.
А тут вдруг...

Дальше больше:"Князь Андрей был одним из лучших танцоров своего времени".

Даже так? Лучший танцор, который никогда не танцует?
Тут же снова :"Князь Андрей любил танцевать"и пр.
Оказывается, ещё и любил!
Но не танцевал почему-то совсем. Был занят другими делами. Про танцы даже не вспоминал.

Пробыв партнёром Наташи до конца бала, "лучший танцор своего времени" так же внезапно перестаёт танцевать, как и начал.
И уже не пляшет до конца романа.

Помню, как я недоумевала - как такое может быть?
И ничего у меня не складывалось.

Сейчас можно, конечно, с помощью дедуктивного метода Шерлока Холмса строить различные версии.
Например, такую: князь Андрей подобно Евгению Онегину страстно увлекался балами и танцами в ранней юности (правда, тогда, в конце 18 века, вальс не был в таком ходу и в таком расцвете стиля, чтобы научиться его танцевать совершенно).
А потом взял и охладел.
Но Толстой уверяет, что князь любил танцевать и в зрелые годы, вдовцом!
Опять не сходятся концы с концами.

Ещё можно допустить, что скорее всего на таком же блестящем балу и точно в таких же обстоятельствах бального чада князь "натанцевал" себе неудачный брак с очаровательной, но бесконечно чуждой ему маленькой Лизой Мейнен.
Она, как и Наташа Ростова, юная, непосредственная и изящная брюнетка. И, очевидно, тоже "танцевала превосходно".
Тот же тип - многие мужчины влюбляются в похожих (хотя бы внешне) женщин.
После свадьбы князь разочаровался в светской жизни и больше не плясал с таким энтузиазмом.
Однако снова попав на бал, наступил на те же грабли - влюбился в вихре вальса.
И снова горечь и разочарование.

Тургенев (как и многие тогда) часто называл Толстого упрямцем, который упорствует в своих мнениях из чистого оригинальничанья. Просто назло всем, кто с ним не соглашается.

Он был неправ - Толстой неподдельно оригинален.
Но и упрям, да. Принципиально упрям.
Любил плыть против течения.
В этом его сила.
А загадки прошлого его героев всё-таки остались.
Но их и не заметить в бесконечном и многоликом потоке жизни, который в его романах часто даже больше похож на настоящую жизнь, чем сама действительность.