March 6th, 2018

В БАГРОВЫХ ТОНАХ

бордо

Русские классики "золотого века" все поголовно были мужчинами и в моде - а тогда была она куда причудливей, чем теперь - разбирались не очень хорошо.
Даже в мужской ("панталоны, фрак, жилет" - и довольно).
Прихотливые, вычурные названия цветов и их оттенков, которые были распространены в 19 веке, они в основном упоминали, чтобы подчеркнуть странности мира модных забот.

Вот бесконечное разнообразие красного - цвета нечастого в тогдашнем костюме и даже несколько вызывающего.
Тут были свои тонкости, нам уже недоступные.

Например, аделаидин цвет.
Это название было распространено в быту - таков, например, галстук у героя Достоевского в "Селе Степанчикове и его обитателях" и сюртук в одном из "Рассказов охотника" Тургенева.

Исследователи взялись определить, что это за цвет - и запутались.
В старинных модных изданиях определения не нашлось. Тогда некоторые предложили считать Аделаиду тёмно-синей (подходящий цвет для сюртука).
Однако в середине 19 века была очень популярна песня Л.Бетховена на слова Ф.Маттисона "Аделаида" - там (перевод стихов сделан Жуковским) упоминается не синий, а пурпурный цвет. Очевидно, отсюда и пошло название цвета.

И в пьесе Гоголя "Игроки" колода карт зовётся Аделаидой Ивановной, а карточная рубашка традиционно красно-синяя или красно-лиловая.

Кажется, прояснить ситуацию поможет главный модник литературного Петербурга И.И.Панаев, автор романа из светской жизни "Хлыщи" и ведущий отдела "Моды" журнала "Современник".
В одном из рассказов он пишет:
"У него был новый фрак, цвета аделаиды, с чёрным бархатным воротником... красно-лиловый, а сукно самое тонкое по 25 р. аршин".
Итак, цвет аделаиды - тёмно-пурпурный (поскольку в светло-пурпурном мужчины не ходили).

Ещё один красный из Достоевского:
"Вы были в то утро в тёмно-синем бархатном пиджаке, в шейном шарфе цвета сольферино"... ("Подросток", 1875)

При Сольферино в 1859 году состоялась битва между французами и итальянцами с одной стороны и австрийцами с другой. Победили первые.
Битва была столь кровопролитна, что после неё потрясённый швейцарец Анри Дюнан начал работу по созданию Красного Креста.
Кровь Сольферино дала название и модному красному цвету - rosso vivo solferino, так что галстук Версилова у Достоевского был практически пионерского цвета. Фрондёрский по тем временам!
Впрочем, современные итальянцы цветом сольферино считают уже ярко-розовый.

Но у Достоевского все эти модные названия скорее ироничны.
Это насмешка над модниками - а сам автор модником не был.
Анна Григорьевна Достоевская, жена писателя, свидетельствовала:
"В красках Фёдор Михайлович тоже иногда ошибался и их плохо разбирал".

Однако звучные названия его забавляли и завораживали.
С этим связан забавный случай: Достоевский уверял жену, что ей очень к лицу будет цвет массака. Он даже просил сшить такое платье.
Анна Григорьевна заинтересовалась и стала спрашивать в магазинах ткань этого цвета.
Но "торговцы недоумевали, а от одной старушки (уже впоследствии) я узнала, что массака - густо-лиловый цвет, и бархатом такого цвета прежде в Москве обивали гробы".

Этот цвет массака почему-то очень занимал наших классиков.
Он попадается несколько раз у Льва Толстого в "Войне и мире".
Вот Анатоль Курагин приезжает свататься к богатой княжне Марье Болконской.
Княгиня Лиза тут же захотела принарядить золовку:
"... вели подать, у тебя там есть масака!.. а это слишком светло, нехорошо, нет, нехорошо!"

Глаз Льва Толстого определяет массака как коричневый: княжне пытаются "спустить голубой шарф с коричневого платья", и она всё равно нехороша "в голубом шарфе и масака нарядном платье".

То есть тут лиловый так густ, что выглядит уже коричневым. Почему бы и нет?

Странность лишь в том, отчего у молодой девушки нарядное платье такого мрачного цвета в эпоху, когда дамы любого возраста всем цветам предпочитали белый и носили много светлого.
И почему светская и модная Лиза советует княжне снять светлое и надеть коричневое?
Ведь первое нарядное тёмное (обычно бархатное) платье впервые шили только после замужества.

Ещё один классик, Иван Тургенев, тоже отметился в использовании цвета массака.
Тётка героя "Дворянского гнезда (1859), Глафира Петровна Лаврецкая, в старые времена, когда за ней безуспешно пытался ухаживать некий молодой сосед, надевала по такому случаю "свой праздничный чепец с лентами цвета массака и жёлтое платье из трю-трю-левантина".
Перед нами старая дева, причём горбатая.
Но, кажется, здесь цвет массака наконец уместен.