EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


БЕЗУМНАЯ ПРОФЕССУРА
cambria_1919
Когда в конце ХIХ - нач. ХХ века наука совершила исторический прорыв, тогдашние открытия в физике, химии, биологии поразили воображение человечества.
Новое казалось невероятным.
И оттого пугающим.
К тому же уровень образования громадного большинства населения был невысок, и вникнуть в суть научных проблем было трудно.
Зато стало известно: есть волшебные невидимые лучи, насквозь проницающие непроницаемое, есть неслыханные по свойствам новые вещества, есть способы неотразимо влиять на человеческую психику.
Ужас же.
И всё это вытворяют учёные!

Немудрено, что именно в это время возник образ безумного профессора-гения.
Он выразил смятение и страх эпохи перед неведомым и доступным немногим.
Если учёный гениален, то скорее всего у него не все дома, и кто знает, что у него на уме?
Наверняка что-то нехорошее! Вдруг он задумал захватить мир? Или уничтожить, что для сумасшедшего тоже весело?
Да и непонятные открытия ничего хорошего не сулят.

Так возникла целая галерея опасных гениев науки - от героев Герберта Уэллса до доктора Калигари из знаменитого немого фильма ужасов. А доктор Джекил Стивенсона! А булгаковские профессора Преображенский и Персиков! А профессор Мориарти, в конце концов.
Так ХХ век стал эпохой научной фантастики, неразделимой с триллером.

Конечно, можно возразить, что и в начале ХIХ века возникали то кудесники-механики Гофмана, то Виктор Франкенштейн Мэри Шелли.
Однако именно в начале ХХ века интерес к эти авторам вспыхивает с новой силой и вдохновляет на новые фантазии.

Количество безумных профессоров с нехорошими намерениями или опасными затеями за 100 лет выросло и невероятно умножилось. Так, агенту 007 или Бэтмену в бесконечных франшизах приходилось сражаться уже с целой толпой гениальных учёных-маньяков.
Хотя именно история ХХ показала, что великие умы науки ни повелевать планетой никогда не собирались, ни воровать все бриллианты мира. И вообще воровать.
Совсем другие персонажи желали мирового господства.
Так что со временем главной пугалкой стали всё-таки не чудо-учёные, а искусственный интеллект и "старые добрые" инопланетяне.

Но когда-то и самые невинные новшества вызывали шок.
В 1878 году в Париж прибыл инженер Т.Пушкаш, сотрудник Томаса Эдисона.
Эдисон, этот гений не только изобретательства, но и рекламы и маркетинга, задумал показать Европе своё новейшее достижение - фонограф.

Демонстрация новинки была проведена и во Французской академии.
Показать чудо техники Сорока Бессмертным и прочим гостям вместе с Пушкашем вызвался физик Теодор де Монсель.
Когда из аппарата донёсся пусть несколько искажённый, но очень внятный голос человека, публика замерла в изумлении.
А профессор Жан Буйяр сорвался со своего места, набросился на де Монселя и принялся душить его со словами:" Мерзавец! Нас не обманешь! Вы привели сюда мошенника-чревовещателя! Разве может какая-то металлическая штука воспроизводить благородные звуки человеческой речи!"

Чем не безумный профессор?
Но почему он так разбушевался?
Потому что был филологом. Гуманитарием.

Гуманитарии ещё насочиняют страшилок про злодеев-изобретателей!
И изобретение Эдисона - звукозапись - быстро вошло в жизнь, становясь всё совершеннее и совершеннее.
А вот искусство чревовещателей-вентрологов перестало поражать - хотя слыло чудом ещё с библейских времён.

?

Log in

No account? Create an account