?

Log in

No account? Create an account

EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


ТЁПЛЫЙ ЛАМПОВЫЙ ПОСТМОДЕРН Именины Анриетты
cambria_1919
Это сегодня, 14 июля, именины Анри и Анриетты (с 1789 года совпадают с днём взятия Бастилии).
Узнала об этом из старого французского фильма.
Он так и называется - "Именины Анриетты" (La fete de Henriette).

Легко писать про кино, которое все видели - и могут согласиться или поспорить.
Удивительно, но вот этот фильм мало кто знает.
Непонятно, почему.
Синефильское сокровище.

В советский прокат эта картина 1952 года не попала.
Хотя её создатель Жерар Дювивье нельзя сказать, чтобы был у нас совсем не ко двору.
Голливудский "Большой вальс", к которому он приложил руку, стал суперхитом нескольких десятилетий (даже суровый Виктор Астафьев написал об этом фильме удивительно трогательное эссе).
"Дьявол и десять заповедей" был популярен в 1960-е.

А вот с "Именинами Анриетты" советские прокатчики связываться не стали.
Суперчутьё?
Легкомысленная на первый взгляд комедия - абсолютно постмодерновая штучка.
Хотя о постмодерне и во Франции громко заговорили лишь в конце 1960-х, после грозового 1968-го и под шелест "новой волны".

Между тем в "Анриетте" постмодернизм чистой воды на наших глазах прямо-таки соткался из воздуха.
Из парижского воздуха, в котором было уже столько теней, готовых форм, идей, клише и фантомов, что они стали то материализоваться, то выпадать в осадок.

Итак, что же можно написать о фильме, который мало кто видел?
Но, возможно, посмотрит ещё, потому спойлеры нежелательны?

Тем более нежелательны для бессюжетного кино, где сюжет - самое главное (так и есть!)

Завязка проста - два сценариста-соавтора терпят крах: их сценарий забракован на студии, и, чтобы не терять заработка, они должны очень быстро сварганить новый.
Чтобы всё было круто, увлекательно и понравилось зрителям.
И вот в окружении жён, друзей и секретарш (кто лучше женщин знает, что нравится зрителям?) бедолаги берутся за дело.

Сначала методом тыка они выбирают молоденькую миловидную героиню - ведь только такие и бывают в центре сюжета.
Её, конечно, зовут Анриеттой - на носу 14 июля.
Действие, стало быть, развернётся именно в этот день.

Всё дальнейшее - чисто постмодернистский пастиш всевозможных прелестей кино.
Всё дальнейшее - муки творчества и царство лихорадочного, но вполне предсказуемого (они ведь профи!) воображения авторов.
Кстати, L`imagination au povoir! (Вся власть воображению!) - один из лозунгов парижского мая 1968 года, повторённый во многих граффити.

Но до баррикад ещё далеко.
Наши герои вполне законопослушны и просто хотят заработать.
Споря в парикмахерсколй, ругаясь за обедом, вдохновенно импровизируя на улице, смешивая, комбинируя, отвергая и сводя то в очаровательных, то в неудобоваримых сочетаниях все знакомые матрицы и обороты мелодрамы, триллера, социальной сатиры, детектива, сценаристы зигзагами продвигают свою историю к финалу.
А в финале все (зрители! героям можно и пострадать) должны получить то, чего хотели.

На глазах изумлённого зрителя сюжет петляет и так, и этак, черновики летят в корзину, варианты множатся, герои еле поспевают за авторскими вывертами.
Нет ничего, что нельзя переписать и переделать!
Новые персонажи могут запросто влезть в окно или пристать на улице так, что не отвяжешься.
Отрицательный герой "по просьбам публики" (жёны всегда правы!) может (и обязан! он такой душка) исправиться - из мерзкого насильника и убийцы вдруг стать благородным и сентиментальным.

Нет, хватит! Без спойлеров!
Что таки стоит ещё сказать?
Что героиню друзья-сценаристы сделали не простой продавщицей или студенткой, а сотрудницей модного дома.
Ведь без гламура постмодерна нет!
Так что скромная Анриетта на свои именины смогла позаимствовать роскошное платье от мадам Карвен (которая одевала Грейс Келли и прочих звёзд).

Ещё. Музыку написал вездесущий Жорж Орик, сотрудничавший с Дягилевым и Кокто.

Ещё. Оператор Роже Юбер снял сумасшедшие приключения выдуманных героев в реальном, причудливом и неприкрашенном Париже - Париже Робера Дуано и Анри Картье-Брессона.

Как праздновали День взятия Бастилии французы 60 лет назад, тоже интересно посмотреть - это было простодушное веселье среди непритязательных бумажных гирлянд и бесчисленных уличных кафешек, где собирались исключительно знакомые и соседи по кварталу.

Праздничный салют, который герои наблюдают в толпе с балюстрады у Сакре-Кёр, тоже самый настоящий.

Легкомысленное, неожиданное, несколько абсурдное и ироничное кино.
Чисто французское.
"Отменно тонко и умно, что нынче несколько смешно".
Ламповый постмодернизм, ещё беспечный, под которым ещё не шевелится хаос. Возникший, когда принципиальный фристайл ещё не приелся, меланхолия ещё не увела в полный минор, а автор ещё не настолько умер, чтобы заменить коллажем и дизайном умение "нарисовать тебя похоже".

В общем, не кино, а бокал хорошего шампанского.
Не больше. Но и не меньше.