?

Log in

No account? Create an account

EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


ДЫША ДУХАМИ
cambria_1919
духи

Дыша только духами - не туманами.
Потому что речь пойдёт не о прекрасной Незнакомке Блока, а о героине Надежды Тэффи, женщине немолодой и некрасивой.

Однако это очень оригинальная дама - фанатка ароматов.
Почти все небольшие средства, которые есть у неё, мадам Лазенская тратит на душистые очарования.
Её квартирная хозяйка удивляется:
- К вам в комнату войдёшь - как палкой по носу. И банки, и склянки, и флаконы, и одеколоны - настоящая обсерватория.

Причём мадам Лазенская не просто банальный потребитель того, что продавали парфюмеры в том далёком 1910 году.
Она настоящий поэт ароматов:

- Женщина должна благоухать. Тонкие духи действуют на сердце... Я люблю тонкие духи! Нужно понимать. Вервена - запах лёгкий и сладкий; амбр-рояль - густой. Возьмите две капельки амбре, одну капельку вервены и получите дух настоящий... земной и небесный. А то возьмите основной дух Трефль инкарнат, пряный, точно с корицей, да в него на три капли одну белого ириса... С ума сойдёте!

То есть эта дама не просто наслаждается готовой продукцией - она сама составляет парфюмерные композиции по своему вкусу.
Это было так неожиданно и ново!

Но ведь именно в начале ХХ века началась новая эпоха в парфюмерии.

До того многие века человек пытался просто сохранить чарующие запахи природы.
Эфирные масла и эссенции должны были благоухать цветами.

И в прозаичную буржуазную эпоху, как и во времена Шекспира духи были a liquid prisoner pent in walls of glass - "жидкий узник, заточённый в стеклянных стенах". Впрочем, этот сонет Маршак перевёл достаточно верно:

И только аромат цветущих роз -
Летучий пленник, запертый в стекле, -
Напоминает в стужу и мороз
О том, что лето было на земле.

К локальным цветочным ароматам так привыкли, что ничего иного и представить не могли.

Потому вплоть до триумфов в России Анри Брокара (по-русски - Генриха Афанасьевича, наладившего выпуск тройного одеколона) парфюмерная продукция обещала покупателям, что они будут благоухать каким-то милым знакомым цветком.
Да, уже в те незапамятные времена существовало и земляничное мыло, и духи "Персидская сирень", "Гелиотроп", "Гвоздика", "Ландыш" (к ландышу ещё вернёмся!)
Из этих ароматов каждая из дочерей последнего русского императора выбрала один, любимый (записав признание в одной семейной анкете).
А чеховская Ариадна вечно благоухала иланг-илангом.
Впрочем, ещё дамы у Гоголя на балу в "Мёртвых душах" были надушены в том же стиле: "одна дышала розами, от другой несло весной и фиалками, третья была насквозь продушена резедой".

Но вот в начале ХХ века Франсуа Коти, этот "Наполон парфюмерии", совершает настоящую революцию.
Он дерзко смешивает несколько вполне традиционных парфюмерных составляющих, чтобы получить ароматы, абсолютно не похожие ни на какие существующие в природе запахи.

В 1905 году "выстреливает" "Ориган" (мандарин, кориандр, перец, персик, роза, иланг-иланг, жасмин, фиалка, сандал, ваниль, ладан, жасмин, мускус - и вдобавок искусственный кумарин, пахнущий сеном - вот сколько всего!)
Получился терпковатый, пьянящий, обольстительный аромат для роковых женщин Прекрасной эпохи.
Для Незнакомки Блока?

1917 год - новая сенсация - "Шипр"!
Да, этот скромный трудяга советских парикмахерских начинал как супермодная новинка.
Он включал дубовый мох, пачули и бергамот (а шипровые духи могут быть с любым цитрусом).

Самое неожиданное, что этот аромат предназначался для дам!
Одновременно чувственный и холодноватый, без капли слащавости - это был аромат для дам с загадкой.
Пожалуй, Незнакомке он подходит больше!

Однако вернёмся к героине Тэффи, мадам Лазенской.
Страстной любительнице духов, которая в своих парфюмерных фантазиях шла путём Коти и Герлена.

Когда она обещала своей квартирной хозяйке, что та с ума сойдёт от восторга, обоняя её душистые произведения, та резонно заметила: "Зачем с ума сходить. Я лучше схожу к Ралле (на фирме Ралле был создан знаменитый "Серебристый ландыш", а её сотрудник Эрнест Бо - будущий создатель Шанель №5 - С.), куплю цветочный одеколон".

Такие одеколоны - рубль за флакон - были славой и самым популярным продуктом фирмы Ралле.
"Нильская лилия", "Анютины глазки", "Царский вереск", "Русская фиалка"...

Но мадам Лазенская не сдавалась, продолжая фантазировать:
- Или возьмите нежную Икзору, а к ней подлейте одну каплю тяжёлого Фужеру...

- Я всяко ж больше люблю ландыш, - отрезала хозяйка.

"Ландыш серебристый", тот самый!

Любопытна реакция на это признание утончённой любительницы ароматов:
- Вы любите ландыш?... Ах, Боже мой! Да вас засмеют! Хю-хю-хю! Ландыш! Пошлость какая!

То есть над бедным ландышем посмеивались уже 100 лет назад.
Впрочем, в разных вариациях ему ещё жить и жить.

А парфюмы, становясь всё сложнее и многообразнее, сделались не только милым дополнением к наряду и тонким средством обольщения, но и настоящей страстью многих.
Совершенно бескорыстной.

Одна из первых жертв этой страсти - смешная мадам Лазенская.
Вообще-то жизнь её скудна и сера, полна горечи и неприятностей.

Но...

"Потом, когда слёзы её иссякли и чувство острой обиды притупилось, она встала, подошла к комоду и выдвинув верхний ящик, вытащила завёрнутый в шёлковую тряпочку флакон.
Она осторожно вынула пробку и медленно потянула носом вперёд, вдыхая содерижимое вздрагивающими ноздрями.
Затем снова заботливо завернула флакон и тихо и ласково, словно спелёнутого ребёнка, уложила его на прежнее место".