?

Log in

No account? Create an account

EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


О СТРАННОСТЯХ ЛЮБВИ. ИСТОРИЧЕСКИЙ МОМЕНТ
cambria_1919
Исторические катаклизмы и частная жизнь людей текут единым потоком.
Или параллельно.
Или перпендикулярно - раз пересекшись и умчавшись затем в единую безнадежную бесконечность.

Истории любви от 25 октября/7 ноября 1917 года.
Да, взятие Зимнего, арест Временного правительства и всё такое.
И тем не менее...

Режиссёр хроники Владимир Николаи (1897-1971) рассказывал, что ту ночь провёл у знакомого молодого офицера, который днём обвенчался, а вечером давал свадебный ужин.
Было очень весело.
Однако гостей оставили ночевать - "на улице опасно, слышна какая-то стрельба". Лучше из дому и носу не высовывать.

Гости расположились кто где, однако среди ночи их разбудил, поднял на ноги оглушительный выстрел.
И это не был залп "Авроры".
Стреляли прямо в доме.

Выяснилось, что застрелился офицер-новобрачный.
Его невеста - юная, прекрасная, нежная - оказалась не девственницей.

В Петербурге смена власти произошла быстро. Уже в 2 часа ночи 25 октября было объявлено, что революция совершилась, а утром, как заметил Владимир Маяковский, "гонку свою продолжали трамы уже - при социализме".
Не то в Москве.
Там долго продолжались уличные бои.

Актёр Илларион Певцов (1879-1934; помните белого полковника в фильме "Чапаев"? это он) в те времена разъехался с женой. Отношения их были неровные, нервные, с бесконечными сценами - во вкусе времени.

Поздним вечером 25 октября 1917 года жена позвонила Певцову.
Голос её звучал тревожно, истерично.
"Приходи. Погибаю я, а дети..." - выдохнула она и бросила трубку.

Певцов пришёл в ужас. Ведь кругом стреляют! Из пушек палят!

Из своей квартиры на Малой Бронной он кратчайшим путём помчался на помощь.
Уличные бои были в разгаре. Певцов вспоминал:
"Хлопают выстрелы, жар от горящего дома так велик, что кажется, кожа на лице, глаза расплавляются. Дышать нечем, горячий дым, жар, у меня уже нет сил..."

Певцов с трудом перебрался через баррикады. Какой-то офицер даже дал ему по шее, чтоб не лез, погнал в тычки. "Я к детям", - объяснял актёр. Еле пропустили.
"К земле пригинайся, - посоветовал солдатик,- а не то враз убьют".

Когда вконец обессиленный Певцов вошёл в квартиру жены, то увидел, что она сидит в своей спальне и спокойно разбирает кружева в картонке.
- А дети? - спросил он.
- Дети спят. Ты чего пришёл?

"Кто может понять сердце женщины?"