March 20th, 2019

ЕСЛИ

Слово - частный случай знака, мета-сигнал.
Бессмысленный звук, когда не знаешь языка.
Или море смыслов, если в курсе, что слово значит и для кого.

Спартанцы не слишком увлекались гуманитарными науками.
Они нажимали на физподготовку.
Самые немногословные из греков (которых римляне считали ботлтивыми), они и тупицами тоже не были.
Ценили мудрость и особый вид умственной гимнастики - умение вместить как можно больше смысла в наименьшее число слов.
Чем изумляли самых умелых ораторов и самых изощрённых философов.

Сократ о спартанце:
"Метнёт он, словно могучий стрелок, какое-нибудь точное изречение, краткое и сжатое, и собеседник кажется перед ним малым ребёнком".

Словом спартанцы не только  разили собеседника, но и защищали свою страну
В самом буквальном смысле.
Из немногословие - лаконичность (Спарта находится в Лаконии) - было мощным и угрожающим.
Предельно сжатая пружина.
Пугающе несгибаемая воля.
Оружие, смело разящее цель.

Когда Македония Филиппа и его сына Александра из захолустной провинции превратилась в неудержимо расширяющуюся империю (но империей, конечно, не называлась), вся Греция стала македонской, все города и царства подчинились македонцам.
Кроме Спарты.

Никаких исключений поначалу не предполагалось.
Царь Филипп, уже властитель Греции, отправил спартанцам послание с требованием сдаться.
Самим.
Испугаться и сдаться, не то хуже будет.
В его послании говорилось :"Если я захвачу Спарту силой, если сломаю её ворота и пробью тараном её стену, то беспощадно уничтожу её население".
От спартанцев пришёл ответ.
Он состоял из единственного слова
"Если".

И Филипп не стал брать Спарту.
Дело, конечно, не только в знаменитом ответе - но и не оценить его сосредоточенную мощь царь не мог.

Позже сын Филиппа Александр, завоеватель по натуре и философ по воспитанию, не мог не обратить взоры на уцелевшую Спарту.
Он тоже, как положено, отправил спартанцам ультиматум.

Вот как для детишек 18 века рассказывает эту знаменитую историю математик, профессор Морской академии Николай Курганов:
"Спартанцы на угрозительные письма царя Македонского  ответствовали двумя словами, написанными на большом листе:
"Ведь Дионисий в Коринфе".

У Курганова получилось всё же четыре слова, а не два, как у греков.
И выглядят они странно и загадочно.
Хотя Александр всё понял мгновенно.
Предельно лаконичные два слова были "вместо: вспомни ты о том, как Дионисий, за свою предерзость будучи изгнан из государства, отъехал в Коринф, где он завёл детское училище, переменя скипетр на лозу ради своего пропитания. Так-то и мы тебя до того ж приведём, ежели нам угрожать не перестанешь".

Вот что значат всего два слова.
Этот Дионисий, тиран Сиракуз, сицилийкого греческого города, потерпев поражение, оказался в бедственном положении и умер в нищете.
Правда, он-то как раз со Спартой не воевал, увлекался философией и даже пригласил ко двору великого Платона.
Также он уже в изгнании вполне приятельски встречался с отцом Александра, царём Филиппом.

Его падение, его переход от полной власти к учительской лозе, которой наказывали нерадивых школьников, казались древним очень жалкими.
Цицерон преподавание Дионисия считал не способом заработать кусок хлеба, а проявлением властолюбия, и ехидничал: "Тиран Дионисий, изгнанный из Сиракуз, в Коринфе учил малых детей - так не хотелось ему расставаться хоть с какой-то властью". Властью кого-то пороть, раз бывший тиран?

Известен и ещё один лаконичный ответ спартанцев на ультиматум Александра:"То, чего ты требуешь от нас, нет".
Чего нет?
Решения сдаться. Они не сдаюся.
Ещё чего нет? Ни богатой добычи (спартанцы не увлекались роскошью), ни славы для Александра.
Потому что свой поход царь затеял под мощным идеологическим прикрытием: он шёл на восток, чтобы отомстить персам за нападение и войну столетней давности.
А кто покрыл себя славой в битвах с персами сто лет назад?
Спартанцы.
Воюй лучше с персами, царь!

Что царь и сделал.
Повернул на Персию и далее к краю ойкумены.
И было ещё далеко до тех времён, когда Спарта пала и обезлюдела.
И когда знатные римляне, которые совершали модные в те времена туры по знаменитым местам - от пирамид до греческих долин - посещали то, что было некогда знаменитым  городом скупых на речи воинов.
Теперь город был невелик. Пастух там играл на свирели, крестьяне гнали скот на рынок.
Но тогдашние гиды ещё показывали приезжим могилу Леонида и портик, сложенный из трофеев, взятых в персидских войнах.