September 17th, 2020

БУМАГА, ТОЛЬКО БУМАГА

Великое китайское изобретение - бумага - в Европе прижилось быстро.
Причём не только как отличный и дешёвый материал для печатания книг и всевозможных картинок, для письма и рисования.
В  бумаге то и дело находили всё новые и новые прелести, использовали её всё остроумнее и изобретательнее.

Кое-что из  этих наработок живо по сей день, а кое-что забыто за ненадобностью.

Вот бумажные обои.
Они тоже пришли из Китая, где на стены наклеивали печатные или расписанные от руки листы.
Недорого и красиво!

В Европе печатники поначалу просто копировали китайские сюжеты.
Но скоро перешли на собственные излюбленные темы – античные сценки,  цветочные букеты и пр.

А главное, появились и ныне популярные обои в цветочек и в полосочку!
Они  имитировали  дорогие ткани, которыми прежде обтягивали стены (у дяди Онегина, например, красовались "в гостиной штофные обои"  – то есть обои из плотного, с узорными разводами шёлка, какой шёл в старину на самые нарядные сарафаны, на обивку мебели и вот на декор стен).

Когда же в 1799 году в Англии изобрели машину, которая печатала  рулонные обои, ткань своё место на стенах решительно уступила бумаге.

Помните, у Гоголя городничий велит жене:
«Приготовь поскорее комнату для важного гостя, ту, что выклеена жёлтыми бумажками».

Это не значит, что эта комната была оклеена чем попало, какими–то случайно подвернувшимися под руку бумажками.
Хотя и такое случалось – в не посещаемых посторонними скромных комнатах для детишек.
Например, детская Софьи Ковалевской была оклеена страничками из учебника математики. Одарённая девочка, разглядывая на стенах эти "бумажки", самостоятельно постигла основы науки, которая стала её судьбой.

Но вообще-то именно так незатейливо – бумажками – именовали обыкновенные  бумажные обои.

Существовали  обои не только с привычным  для нас фоновым рисунком, но и отделочные.
Продавались «мраморные бумашки», которые  имитировали дорогой камень.
Ими не брезговали отделывать даже богатые особняки.
Были и «малахитовые», и «яшмовые» обои.

По части имитации печатники 18 века вообще были редкими искусниками.
Их обои клеили не только на стены, но и на потолки, и на перекрытия.
Там обои создавали иллюзию лепных рельефов, потолочных кессонов, резьбы, росписи (это предки фотообоев!) и мозаик.
Кое-что из этой роскоши и сейчас можно видеть  в Останкинском дворце.

Эпоха Просвещения стала истинным царством бумаги.
Помимо моря книг и гравюр, захлестнувшего Европу, бумага порождала всё новые виды искусства и ремесла.

Распространилась мода на силуэтные портреты – профили, вырезанные из чёрной бумаги и наклеенные на толстую светлую, иногда с готовым,  уже нарисованным медальоном.
Аристократы презрительно  именовали это дело "искусством нищих".

Но и они не могла устоять перед модой.
Вырезание из бумаги стало повальным светским увлечением.
Все вооружились ножницами!

Знаменитая мадемуазель Аиссе (девушка удивительной судьбы – черкешенка или адыгейка, в 4 года попавшая в рабство к туркам, купленная французским посланником в Стамбуле и позже ставшая парижской светской дивой) писала в 1730-х:
«У нас  здесь сейчас  такая неистовая мода на вырезывание раскрашенных эстампов. Все решительно, от мала до велика, занимаются вырезыванием, вырезанные фигурки наклеиваются на картон, а сверху всё покрывается лаком. Таким вот способом мастерят  обои, ширмы, экраны».

Довольно варварский образец подобных поделок можно видеть в знаменитой Миллионной комнате венского дворца Шенбрунн.
Здесь  драгоценные индийские и персидские миниатюры вырезаны по форме причудливо криволинейных рам рококо (естественно, золочёных) и сплошь разбросаны по стенам – от потолка до пола.
Рассказывают, что к этому делу приложили руку (с ножницами) художественно одарённые дочки императрицы Марии Терезии.

Мемуаристы  вспоминают покои подобного рода (но выполненные без вандализма в отношении вырезанных картинк) и в России.
Так, в имении Воронцовых Белкино стены гостиной «были обтянуты шпалерами тусклого тёмно-желтоватого цвета, и на этом фоне наклеены в три ряда покрытые лаком, гравированные виды Венеции, современные строителю дома,  графу Ивану Илларионовичу Воронцову» (т.е.1770-е)

Появились и всяческие объёмные имитации из бумаги.
Рококо ничуть не боялось искусственности и ненатуральности!

Разумеется, повсюду расцвели бумажные цветы (ведь и в наши дни их делают):
«У лакировщика Шварца, живущего у Красного мосту, продаются из бумаги сделанные цветы наподобие фарфоровых, лакированные» (из рекламного объявления).
Ещё тот же Шварц изготавливал «горшки для цветов (скорее кашпо – С.): отделанные из папки, украшенные чистой живописью и покрытые лаком наподобие фарфоровых».

"Папка" – это папье-маше (с французского "жёваная бумага" - т.е. измельчённая и смешанная с клеем и гипсом).
Из этого материала (древнего китайского вообще-то - у китайцев "жёваная бумага" шла на доспехи воинов) в эпоху рококо чего только не формовали и не лепили.
И маски, и вазы, и кукол, и шкатулки, и даже мебель.

Для украшения мебели, торшеров, порталов и карнизов в интерьере шла в ход т.н. бумажная резьба  (вырезание +тиснение), "незаменимая для скорости отделки».
Она раскрашивалась и имитировала бронзу и позолоту не только в покоях  «мещан во дворянстве», экономивших на подлинных металлах, но и во дворцах знати.

Изобрели даже бумажную филигрань из «золотой» или цветной гофрированной бумаги.
Бумагу  туго-претуго сворачивали рулончиками вместе с бисером и перламутровой крошкой и резали  (срез получался правильной формы и блестел).
Такими штучками украшали всякую мелочь вроде шкатулок, столиков, рамочек.
Это трудоёмкая муть теперь забыта.

Бумага была повсюду.
Но существовала ли тогда туалетная бумага?
Увы, нет. Её изобрели лишь в 1857 году (листовую; а рулонную, как водится, придумали ещё позже – в 1899 г.)

Но таки люди в старину бумагой в туалете пользовались.
Не специально изготовленной, а всякой ненужной печатной продукцией.
Правда, кто был побогаче – увидим ниже – тот предпочитал мягкую тряпочку.

Пушкин  нравы  богатых и не очень современников  задел в эпиграмме «Я и ты» (1820) .
В том числе и туалетные нравы (чего только не касался гений без всякой брезгливости!)

Многие считают, что в этой сатире юный поэт противопоставил себя тёзке, императору Александру.
Тем это всё занятнее:

Окружён рабов толпой,
С грозным деспотизма взором,
Афедрон ты жирный свой
Подтираешь коленкором;

Я же грешную дыру
Не балую детской модой
И Хвостова жёсткой одой
Хоть и морщуся, но тру.

Тогдашняя тряпичная бумага вообще-то вся была плотной и упругой.
Богатый же графоман граф Хвостов свои вирши издавал на самой дорогой, качественной  и толстой бумаге.
Так что его бездарные стихи были жёстки во всех отношениях.