September 21st, 2020

ЭТА УЖАСНАЯ НЯНЯ

Иногда они возвращаются.
Проблемы, которые, казалось бы, давно отошли в прошлое, давно забыты.

Когда профессия прислуги вновь стала массовой, те беды и трудности, те нюансы неразрешимых отношений и взаимные обиды, которые, казалось бы, остались в книжках, снова как тут как тут.

Вот няни.
Диапазон характеров от золотой Арины Родионовны до психопатки, отрезавшей младенцу голову.
Всё это не ново.

Московская газета «Курьер» за 1902 год.
Дано жуткое телеграфное сообщение: « В Ардатовском уезде в семье заводского фельдшера 15-летняя нянька задушила двух малолетних детей. Будучи арестована, она созналась, что, живя в г.Меленках, так же освобождалась от детей».

Конечно, сразу вспоминается рассказ Чехова «Спать хочется».
Тот же сюжет. Но У Чехова ещё 1888 год!
Значит, такое бывало.  И не раз.

Можно все эти истории списать на подростковый бунт: собственная семья за гроши – такие няньки были очень дешевы! – оторвала девчонку от дома, принудила к работе, которая не по душе, трудна, противна.

Но жестоки с детьми бывали не только дети – здесь же, в "Курьере",  упомянут случай в Киеве, где нянька задушила 5-летнего досаждавшего ей воспитанника. Нянька была постарше ардатовской.

И не все жуткие няньки убивали детей.
Иногда просто мучили.

Корреспондент «Курьера» вспоминает знакомую  интеллигентную семью, где был сын трёх лет.
Мать за ним ухаживала и очень его любила.
И вдруг вскрылись невероятные обстоятельства.

«В семье жила горничная, которая в редкие отлучки хозяйки… сводила мальчика в сырой, тёмный и холодный погреб, ловила лягушек, которых ребёнок боялся, и сажала на него».
Вот так развлекалась, а потом запирала малыша в погребе.
Когда же выпускала, то говорила: смотри, скажешь маме – запру навсегда. Ребёнок страшно боялся и молчал.

Удивительно, до чего ловко  мучители детей или педофилы умеют  запугать  ребёнка, так что он в самом деле молчит.
Или говорит то, чему его негодяи научили.

Однажды мать вернулась много раньше, чем предполагала, и обнаружила сынишку в погребе.
Проделки служанки перестали быть тайной.

Журналист удивлялся:
«Я смотрел на девушку, когда раскрылась эта история – ничего жестокого, самое обыкновенное добродушное лицо.
- За что вы мучили ребёнка? Вы его не любили?
- Он мне ничего не сделал.
- За что же?
Опустив глаза и теребя фартук, она пожала плечами.  Так и не могла ответить – за что».

Журналист решил поговорить с хозяйкой – может, она прояснит ситуацию.
Стал интересоваться:
- Где помещается ваша горничная?
- Да с нами же.
- Ну да, а спит где?
- Спит? Спит вот тут же. В прихожей.

Журналист бывал здесь в гостях и видел эту прихожую: крошечная,  кровати в ней никакой нет – да она и не поместится.
Нет даже сундука, на каких частенько ночевали тогда прислуги.
Так где же всё-таки девушка спит?

Хозяйка ответила:
- Она спит на полу. Постелет кофту, накроется платком и спит.
- А если у вас гости? Иной раз же сидят и до двух, и до трёх ночи.
- Подремлет в детской…  Да впрочем, ей тогда и спать нельзя: кто же будет  подавать?
- А встаёт когда?
- В половине седьмого.
- Но когда же она спит?
- Так ведь она не даром живёт, - начала раздражаться хозяйка, – я же плачУ ей!

И это была интеллигентная женщина, обращавшаяся с прислугой «ласково и деликатно».
И горничная тихая и вежливая.
Взаимное неуважение, непонимание  и невнимание.
А жертвой стал ни в чём не повинный маленький ребёнок.

Теперь нянь снова масса - на любой кошелёк.  Всяких.
Потому теперь и камеры в квартире вешают, и договоры составляют - но как всё предусмотреть?
Как не нарваться на жуткую няню?

Видеть человека, уметь понять и распознать человека и относиться по-человечески? Наверное.