November 24th, 2020

НЕСМЕНЯЕМОСТЬ

Как и культ личности, несменяемость правителей придумали в допотопные времена.
Никто и не скажет, где и когда именно.

Но прижилось.
Особенно среди монархов.
Они правили пожизненно, до самой смерти – «король умер - да здравствует король».

«Здравствует» обычно сын покойного.
И надевает на голову вот такую прекрасную вещь, которая олицетворяет божественность верховной власти (это корона Франции, 13 в.):



Если у покойного короля сына вдруг не оказывалось, сразу начинались проблемы – общественные катаклизмы, смутное время, резня претендентов и прочие безобразия.
Так что считалось, пусть лучше правит тот, кому положено.
Сын предыдущего.
Или сын сына, если отец пережил сына.
Пусть он не великий политик и вообще не обязательно человек нормального умственного развития.
Уж какой есть.

Вот яркая и весёлая картинка:



На самом же деле перед нами настоящая трагедия.
Это знаменитый «бал пылающих», который состоялся при дворе французского короля Карла VI 23 января 1393 года.

Праздновали свадьбу одной из придворных дам.

И тогда на свадьбах практиковали много дурацких обычаев и буйных развлечений.
Кроме выступлений профессиональных шоуменов (вон они дудят с балкона-хоров) была в ходу костюмированная самодеятельность благородных сеньоров.

В нашем случае в парадный зал внезапно ворвались, кривляясь, «дикари» - сам король и четверо его знатных придворных.
Группа была облачена в эффектные костюмы из льна, пропитанного смолой и облепленного клочьями пакли.
Они в центре - эти почему-то зелёные мохнатые человечки.

По правилам средневековой миниатюры на нашей картинке всё прекрасно видно.
И освещение в зале, как в голливудском павильоне.
Однако на самом деле готические интерьеры даже днём темноваты, а тогда уже сгустились сумерки, так что гости веселились при свете факелов.
В полутьме.

«Дикари» выглядели настолько дико и нелепо, что брат короля герцог Орлеанский сорвался с места и подбежал к ним с факелом, чтобы получше рассмотреть (на миниатюре он в розовых шоссах-"колготках"; факел при нём).

Хватило одной случайной искры, чтобы наряды «дикарей» вспыхнули.
Несчастные сами превратились в огромные факелы.

К тому же четверо придворных были скованы цепью (а что ещё королю делать с дикарями?) и не смогли разбежаться.
Они пытались сорвать с себя одежду, упали и в муках корчились на полу.

Публика оцепенела от ужаса.
Лишь тётка короля не растерялась – она бросилась к нему, накрыла своим длинным шлейфом и плащом и с трудом сбила пламя.

Когда на помощь горящим подоспели слуги, было уже поздно: двое «дикарей» живьём сгорели на месте, двое других вскоре умерли от страшных ожогов.

Король же уцелел и, несмотря на помрачение сознания, остался на троне.
Хотя и до этого дурацкого представления (он его и организовал) был не в себе.
Самый настоящий сумасшедший.
В клиническом смысле.

Королям часто давали прозвания – Лысый, Короткий, Великий, Добрый. Кто что заслужил.
А этот Карл VI известен как Карл Безумный.
Хотя официально ему дали прозвание Возлюбленный ( в юности он подавал надежды).

О его диагнозе спорят до сих пор – старинные описания так расплывчаты.
Современные медики подозревают «перемежающийся психоз».
Его придворные врачи тактично и глухо говорили о «разлитии желчи». Если бы!

Начало болезни запомнилось всем  и было очень ярко.
Жарким августовским днём король ехал со свитой по лесу в окрестностях Манса.
Он недавно перенёс брюшной тиф, но уже поправился.
Ему 24 года, он  высок, крепок и силён. Неутомим в седле и гнёт руками подковы.
Нельзя сказать, что очень умён и энергичен, но вполне адекватный государь.

И вдруг задремавший на солнцепёке паж случайно коснулся копьём чьего-то доспеха.

Лязг металла о металл вызвал дикую реакцию короля: он выхватил меч и набросился на свой эскорт, вопя, что его предали и хотят сдать врагам (Столетняя война была в разгаре).
Сначала король пронзил пажа, потом уложил ещё четверых.
Он калечил окружающих, пока его меч не сломался, а его самого деликатно не скрутили.
После чего он на три дня впал в кому.

Подданные пришли в смятение.
Ради спасения души прекрасного молодого короля служились бесконечные мессы, а из Парижа на всякий случай изгнали всех евреев (почему-то эту дикую меру сочли богоугодной).

Очнувшись, король пришёл в ужас от им содеянного.
Назначил пенсии семьям убитых и вроде бы стал прежним, только много апатичнее.
Однако продолжил править.

Второе же потрясение – на «балу пылающих», когда он едва не погиб – его доканало.

Припадки безумия стали регулярными и делались всё длительнее.

Что опять же не помешало Карлу оставаться королём и возглавлять славную Францию. Такова сила традиции!

В помрачении король  забывал, кто он такой, не узнавал жены и близких.
Предавался бешеному обжорству, «как голодный волк».

Его причудливый бред приводил окружающих в ужас.
Король никого к себе не подпускал, утверждая, что он стеклянный, и его могут разбить. Другой вариант: «Не подходите, вместе с одеждой вы снимете с меня кожу».
В результате неопрятность короля становилась ужасающей – «на короле копошились блохи, червячки и скапливалась грязь», а одежда превращалась в сальные лохмотья.

Прислуживали королю 12 самых дюжих и умелых лакеев, облачённых в железные кирасы – владыка обладал огромной силой, увеличенной безумием.

Для того, чтобы хоть как-то сладить с сумасшедшим королём, отыскали подходящую сиделку, дочь конюшего Одетту де Шамдивер.
Красота и нежная кротость девушки пленили короля, и эта пара стала неразлучна.

Только Одетта знала, чем занять и отвлечь безумного короля.
Она придумывала представления в его вкусе – то вымажет слуг сажей и скажет, что это негры, то найдёт шута, который гримасничает и ловко рвёт на себе одежду и обувь (за год порвал 47 пар обуви, на что в королевском архиве сохранились счета).

Король смотрел на подобные художества, открыв рот, а в это время слуги (те, что в кирасах) осторожно раздевали его, мыли и одевали в чистое.

Терпеливый уход и сексуальные утехи с Одеттой (как многие душевнобольные, Карл отличался повышенным либидо) считались лечебными процедурами.
Именно для развлечения этого больного впервые появились при французском дворе игральные карты, украшенные великолепными миниатюрами.
Так карты на века стали самым популярным (и разорительным) досугом, пока уже в наши дни компьютерные игры не потеснили их.

Едва король приходил в себя, за него брались врачи.
Они посыпали голову больного противными лечебными порошками, втирали их в кожу, а затем бинтовали. Чтобы снадобья лучше впитывались.

То было ещё щадящее лечение.
Затем следовали меры покруче – на голове короля делались глубокие надрезы, чтобы из мозга выходили «болезненные пары».
От невыносимой боли король дико кричал и просил лучше убить его, чем так мучить.
Но  врачи были уверены, что ничего, кроме пользы, от их манипуляций не будет.

Так прошло целых 30 лет!

Две трети жизни король был совершенно безумен.
Пережил более 50 периодов полного помрачения рассудка.

Но Франции пришлось ещё хуже.
Во главе её был несменяемый правитель.
Данный Богом!
Правитель толком не правил, хотя в короткие времена просветления подписывал указы, принимал послов и оммажи, выслушивал членов королевского совета и пр.
И снова погружался в потёмки безумия.

Всё это время государство терзали всевозможные беды.
Разразилась гражданская война.
Единая страна трещала по швам и разваливалась на части.
За власть яростно и вероломно боролись брат, жена и дядья сумасшедшего короля. Их стравливали и подминали под себя бургундцы и англичане.

В результате всей этой замятни в Столетней войне Франция потерпела поражение, сын Карла был изгнан, а корона Валуа оказалась в руках английских Ланкастеров.
Наступило Смутное время Франции.

Из этого тупика выход нашла  удивительная девушка Жанна д`Арк.

Которую по иронии судьбы многие до сих пор считают больной всевозможными душевными расстройствами.
Современные врачи предлагают кучу диагнозов – от идиопатической парциальной эпилепсии до биполярного расстройства.
Чёрт бы их побрал.