November 30th, 2020

ЩИ ДА КАША ПИЩА ИХ

Их – это чья?
А вот таких друзей человека:



Портрет собаки кисти Ильи Репина (1894).
Собака эта по кличке Пегас - тоже Репина, его домашний любимец.

Очень популярная пёсья кличка в то время.
Хотя мифологический Пегас не собака, а конь, причём с крыльями.
Однако так же звали и лучшую собаку И.С. Тургенева, только на французский лад – Пэгаз.
Классик даже посвятил своему любимцу и прочим псам специальный очерк, «Пэгаз».

Разумеется, вегетарианец Репин не использовал своего Пегаса для травли дичи.
А вот собаки Тургенева сплошь были охотничьи.

Я терпеть не могу охоты. Принципиально.
Это архаичное занятие наших голодных предков было необходимо в давние времена.
Но как праздное развлечение человека (с ружьём!)  - охота отвратительна.

Однако ничего не поделать: многие чудесные породы собак выведены именно для охоты.

И сведения о старинной собачьей жизни оставили нам они же, охотники.
Ведь ничего не известно о том, каково было в старые годы дворняжкам.
Да и прекрасные дамы, хотя обожали своих Жужу, Бижу  и Фиделек (маленькие собачки издревле женская отрада), не оставили воспоминаний о том, как содержали, чем кормили и пр. своих любимцев.

То ли дело охотничьи псы.
К летописи обращения с ними и классики основательно приложили руку.
Ведь охота долгое время считалась красивым и зрелищным занятием аристократов.
Побродить по полям и лесам и убить кого-нибудь – что может быть веселее?

Про заядлых охотников Льва Толстого и Ивана Тургенева знают все (оба в поздние годы, к счастью, стали чувствовать отвращение к охоте и бросили это дело).
Так что пусть будет портрет другого писателя – не потому, что он лучше стрелял, а потому что тут рядом с ним собака.



Этот нежный юноша  с модным коком надо лбом  и  с ружьём – знаменитый русский поэт граф А.К. Толстой, автор  «Князя Серебряного», очаровательного «Упыря», драмы «Царь Фёдор Иоаннович» и многих афоризмов Козьмы Пруткова («Если у тебя есть фонтан, заткни его»).
Портрет работы Карла Брюллова (1836).

Легавая собака, что сопровождает графа – обычный спутник русского охотника.

Именно про этих собак написано больше всего.
Вплоть до руководств, как их содержать, воспитывать и кормить.

Например, очень обстоятельно сделал это С.Т Аксаков.
Тоже классик русской литературы («Детские годы Багрова-внука» и всем известная сказка «Аленький цветочек»).

Вот из его «Записок ружейного охотника Оренбургской губернии» и можно узнать, как следует кормить добрую легавую собаку.
Очень я удивилась, как именно.

Оказывается, охотники полагали, что неправильное питание «может испортить доброе чутьё собаки».
Что значит неправильное?
Как ни странно, мясное! То есть такое, какое собака больше всего любит по своей природе.

Собаку от мяса отучали вообще.
Чтобы она не привыкала портить, грызть («мять», как тогда говорили) и тем более съедать дичь.

А вот «приличное содержание» состояло в том, чтобы  собаку «не кормили мясом, пищей горячительной или пахучею и никогда – горячим кормом».

Каково же было правильное питание?
«Овсянка с молоком, молоко, простокваша и творог с хлебом в летнее, жаркое время и мясные, тёплые щи с молоком и хлебом зимою – вот самая приличная пища легавой собаки».
Зимнюю пищу «можно давать и летом, если собака слишком исхудала или нездорова».

Конечно, чего только теперь в готовый собачий корм не добавляют производители, но всё же чем качественнее продукт, тем больше в нём мяса; субпродукты уже еда классом ниже.

А тут дворяне держали породистых псов на простокваше да хлебе.
Вот деревенских псов-сторожков, сидящих исключительно на борще и объедках с хозяйского стола, я видала.
Но чтобы псы-аристократы!

Правда, ревностный вегетарианец Репин своего Пегаса вполне мог с любовью кормить морковными котлетками. Он и сам ел только такие.

Перед охотой рекомендовалось собаку подкормить (про это и Тургенев писал).
Даже воспитанные на щах и очень послушные собаки с голодухи могли сожрать на охоте драгоценную дичь, которая предназначалась на хозяйский стол.
Вот картина Ф. Крендовского «Сборы на охоту» (1836).
Эта собака так мила и благодушна, что сразу видно - она основательно подкрепилась кашей:



Эти охотники с собакой, похоже, приветливы.

Аксаков такого не одобрял.
Он считал: только молодую собаку, уча охотничьим премудростям, надо «приласкать и даже чем-нибудь полакомить».
Даже!
Значит, в самом деле практика Дурова – поощрение животных лакомством за хорошо проделанный трюк – была откровением.
Требования суровых времён: «с возрастом  собаки надобно оставлять ласковость, никогда не играть с нею и быть всегда серьёзным и настойчивым».

Были и особенности национальной охоты – громадные расстояния, которые преодолевали охотники, часто верхом .
А собаки - бегом.
Потому «после тонкого чутья самое важное достоинство собаки - лёгкость, неистомчивость». Такую собаку сразу видно – она сухопара, особенно в ногах.
Собаки Аксакова за сутки пробегали и около сотни вёрст (а верста - 1 066, 8 м). Фантастика.

Оттого постепенно шёл отбор пород.
Одни подходили для наших условий, а другие совсем не годились:
«Старинные немецкие, толстоногие брылястые собаки, а также испанские двуносые теперь (это писалось в конце 1840-х – С.) перевелись или переводятся, да и не для чего их иметь: последние были вовсе неудобны, потому что высокая трава, особенно осока, беспрестанно резала до крови их нежные, раздвоенные носы».

Вот что это за двуносые?
Раздвоенный нос иногда встречается как мутация у собак самых разных пород.
Но ведь целая особая порода существовала с такими носами.

Когда в 1913 году из Амазонии пришло сообщение о том, что там живут двуносые собаки – потомки привезённых испанцами-конкистадорами и всюду давно исчезнувших уже пачонов – никто этому не поверил.
Потому что писал об этом Перси Фосетт, известный как фантазёр и авантюрист от науки. В Амазонии он искал племя атлантов (откуда они там?)
А тут ещё какие-то фантастические собаки.

Только в 2006 году двуносых собак таки обнаружил в Боливии  полковник Джон Блашфорд-Снелл – у них вот такие носы-двустволки (фото скверного качества, но две мочки носа видны хорошо):



Хотя пока официально порода андская двуносая тигровая не признана.
Как и староиспанский двуносый пойнтер (эту породу кропотливо восстанавливают в Испании).
Специалисты опасаются, что всё это просто результат случайной мутации.
Однако Аксаков застал в России ещё достаточно много таких породистых собак с чуткими, но очень уязвимыми двойными носами.

Сдержанно суровый с собаками (чтоб не разбаловались), Аксаков с удовольствием их наблюдал и знал, что они видят сны:
«У собак вообще и у легавых в особенности есть расположение грезить во сне; чем лучше, чем горячее собака в поле, тем больше грезит и – грезит об охоте! Это можно видеть по движениям хвоста, ушей и всего тела».
Кто не видел такой забавной картины!

Отметил Аксаков и особое отношение собак к музыке.

Тодашнее живое музицирование (существовало ведь только такое) собакам совершенно не нравилось:
«Замечательно, что многие легавые собаки не могут сносить музыки, которая действует болезненно на их нервы: они визжат, воют и даже подвергаются судорогам, если им некуда уйти от раздражительных музыкальных звуков, предпочтительно высоких нот».

Так что скрипичные концерты были не для них.
Слишком чувствительны!

Столь же тонко чувствуют собаки настроение человека.
Вот картина-предшественница одного знаменитого советского шедевра.
Не особо совершенная по живописи, но трогательная.

Д.Е Жуков, «Провалился», 1885 год:



Это не «опять», это серьёзная драма - срезавшись на экзамене, мальчик останется на второй год.
Если вообще из гимназии не вышибут.
Небогатая семья потрясена.
И собака тут не радуется встрече весело и глупо, как у Решетникова на картине "Опять двойка!", а преданно и печально глядит на бедолагу.
Всё понимает.
«Сюжет для небольшого рассказа», как сказал бы герой Чехова.

Тогда напоследок нечто ещё совершенно чеховское – Б. М. Кустодиев, «Портрет доктора С.Я. Любимова», 1904:



Человек и собака.
Всё, прошла старинная мода «оставить ласковость». И кормить только щами с простоквашей.
Зачем? Это же настоящий друг.