December 14th, 2020

ГАДКИЕ



Что всегда меня поражало, так это неумение старых мастеров изображать котов.
Вот не давалось им это дело. Даже вполне виртуозам кисти не давалось.

Казалось бы, кот создание вполне доступное для натурных штудий, любит поспать, и изучить строение его морды можно легко.
Но нет!
Собаки у всех живописцев выходили отменно, а коты либо страшны, как смертный грех, либо противны, либо странны.

Вот картина Агостино Караччи, написанная в Италии в 16 веке:



Неубедительный тут кот, подслеповатый, уши растут прямо от глаз.
Правда, и дети хороши - дразнят котика раками и вид имеют топорный.

В Голландии тоже водились коты, с которыми трудно было совладать мастерам кисти.
Зато великий Хальс (если атрибуция портрета нам не врёт) задолго до Льюиса Кэрролла изобрёл улыбающегося кота:



Но в основном котов в те времена считали не милашками, а существами зловредными и даже инфернальными.
Адскими созданиями.
Со Средних веков так повелось почему-то.

Шкодливый нрав тоже вызывал сомнения в кошачьем благонравии.
Вот совершенно зверообразный кот, который на наших глазах переворачивает монументальную вазу с роскошным букетом (Абрахам Миньон автор этой шикарной сцены):



Во Франции коты прославились как любители устриц.
Во всяком случае, на картинах французов они этим постоянно заняты, причём из любого богатого натюрморта всегда выбирают дорогих моллюсков (Александр Франсуа Депорт):



Великий мастер натюрморта Жан Батис Симеон Шарден (1699-1779) тоже не скупился на изображения котов-ворюг (этот котёнок алчно смотрит на устриц, на что же ещё!) :



Или вот, его же, Шардена вороватый персонаж:



Но даже если котик не пакостит на кухне, а мило играет с детишками, всё равно выглядит он странновато.
Этот вот, например, с бровями, как у Брежнева (Франсуа Буше):



Пятнистые чёрно-белые котики были тогда очень популярны. Популярнее даже усатых-полосатых.


Но милоту их художники уловить никак не могли (Жан-Франсуа Кольсон).
Это же зверюга, а не котёнок! Наверное, хочет слопать птичку.

Правда, дети тоже не всегда были с котами гуманны - даже на вполне парадных портретах (Франсуа Юбер Друэ):


Девочка, оставь кошачье ухо в покое!
Котиков надо любить и лелеять.
Вот так, например (ужасающего вида и размера кот с картины Маргерит Жерар кусает тарелку, собака изумлена):

:

А обнимать котиков нужно вот так:



Или это у пылкого романтика Теодора Жерико и не кот вовсе? Какой-то дикарь неведомый?

Зато в 19 веке картины с милыми хорошенькими котиками наконец посыпались, как из рога изобилия.
Котов, должно быть, перестали опасаться? Считать слугами дьявола?
Или всерьёз занялись изучением кошачьей анатомии?

Мастером же адских котиков в 20 веке оставался неистовый Пабло Пикассо.
У него кот традиционно опасен, жесток и могуч:



Финал, фанфары!
Роскошный натюрморт Франса Снейдерса.
Настоящая симфония смыслов.
Цветение и тлен, жизнь и смерть, роскошь и суета, жестокость и необходимость, красота и печаль (вон маленьких птичек сколько набили, изверги!)



Найдём на огромной картине котика.
С ним тут особый вечный сюжет.
Кот и пёс.
И кот явно не из тех, кто даст себя в обиду.