EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


Previous Entry Share Next Entry
ЛЮДИ В КРАСНОМ анекдоты о спартанцах и спартанках
cambria_1919
Те люди, что не любили многословия, не особо жаловали поэтов, не воздвигали прекрасных зданий, не отливали в бронзе статуй - то есть были равнодушны к вещным знакам славы - без славы не остались.
Сейчас, пожалуй, только учёные могут рассказать, чем коринфяне отличались от фиванцев, а эфесцы от самосцев.
Но каковы были спартанцы, знают все.
И всё потому, что о них много говорили.
Слава была их богатством.
Больше они ничего и не хотели.
Древние вообще-то не очень надеялись на жизнь после смерти. Блаженной душе усопшего предстояло вечно бродить по сумрачному лугу, заросшему асфоделями. Что за радость? Но и её надо заслужить.
Спартанцы заслужили.
Не только те триста, о которых помнят все.

Конечно, Спарта была самым экстравагантным, крайне жёстким и потому поражающим воображение полисом Древней Греции.
Потому и сотни лет спустя оскудения Спарты о спартанцах было много толков.
И того, что позже назвали анекдотами. Не смешные истории, а истории о реальных людях, которые в реальных ситуациях говорили остроумно или мудро. "Дней минувших анекдоты" - именно о таких писал и такие собирал Пушкин (у него есть "Table-talk", а к античным "Застольным беседам" мы ещё обратимся)

Ни один из многочисленных греческих богов не родился в Лакедемоне - свидетельство скромности лакедемонян. Или их презрения к фантастическим выдумкам. Внешнего блеска они не любили - только истинная доблесть ценна. Говорили кратко - лаконично (оттуда и это слово). Чем короче, тем лучше.

Вот так:

Царь Филипп Македонский, отец Александра, победивший многих врагов, в очередном военном походе собирался пересечь земли Спарты и сообщил об этом.
Никаких чужеземцев-ксенов терпеть у себя спартанцы не хотели, хотя мощь Спарты давно была в прошлом. Ответили гордым отказом, присовокупив ехидное:
- Если ты вообразил, что твои победы сделали тебя больше, чем ты есть, измерь свою тень.
Филипп рассердился, но сражаться со спартанцами не планировал и потому свою повторную просьбу выразил вопросом:
- Так вы желаете, чтоб вашу землю я прошёл как враг или как друг?
Ответ был:
- Ни так, ни этак.
Филипп окончательно рассвирепел и послал уже открытую угрозу:
- Если я вас завоюю, пощады не ждите!
- Если, - невозмутимо ответили спартанцы.
Венец лаконизма.
Его оценил и Филипп.
Он сделал крюк и Спарту не тронул.
В другой раз спартанцы в ответ на какое-то требование Филиппа снова прислали одно слово:нет.
Но к тому времени он уже привык к лаконической речи.

Этот анекдот был очень популярен у древних. Замечательный рассказчик Плутарх, автор античных бестселлеров, которые зачитывали подростки до дыр вплоть до 19 века, собирал "Изречения спартанцев". Они есть в его "Застольных беседах". Это истории о суровых, неподкупных спартиатах, разивших метким словом, как коротким мечом ("спартанский меч короток, чтобы враг подошёл ближе"). Истории должны были учить доблести и строгости нравов римлян времён Траяна и Адриана (именно тогда жил Плутарх).

Вот его рассказ о спартанском царе Агесилае Великом, умирающем во время похода в Египет.
"Он приказал окружавшим его соратникам, чтобы они не воздвигали в память о нём ни лепных, ни писаных, ни других каких-либо изображений. "Если , - сказал он, - я сделал что-то хорошее, это и будет мне памятником; если же нет - не помогут все статуи мира - ничего не стоящие изделия жалких ремесленников".
Потом эти слова повторит неподкупный Катон.

Да, произведения искусства и людей искусства спартанцы ценили невысоко. Они были весьма приземлёнными практиками.
Известный нам Агесилай отказался слушать искусного артиста, подражавшего пению соловья :"К чему мне это? Я не раз слышал и самих соловьёв". Другой царь, Клеомен, когда ему расхваливали и предложили послушать лучшего музыканта Эллады, указал на человека из своей свиты:" А вот это, клянусь богами, лучший кашевар. И что из того?"

Кашевар был уважаемым лицом - спартанцы питались скудно. "Ксеркс, имея роскошный стол, зачем-то позарился на нашу ячменную кашу", - удивлялись спартанцы, захватив как-то походный лагерь персов.
Агесилай Великий был крайне экономен и давал советы виночерпию перед пиром:
"Если вина наготовлено много, наливай столько, сколько каждый попросит; если же мало, то всем давай поровну". Разумно.

Врачебное искусство вызывало у спартанцев лишь насмешки. Прославился шуточками над врачами царь Павсаний. Когда после осмотра врач нашёл его практически здоровым, царь заметил:" Ещё бы - ведь я у тебя не лечился. Если б лечился, меня давно бы не было в живых".

На спартанцев работали несчастные бесправные илоты, но держать толпу слуг было не принято.
Жена героя Фермопил царя Леонида, сама царская дочь, была остра на язык и строга к окружающим. Звали её Горго - что значит Грозная. Грозная и Сын Льва (Леонид) - та ещё парочка.
Когда Горго увидела, что взрослого мужчину обувает слуга, она сказала:"Отец, видишь, у этого иноземца нет рук".
Другого иноземца, нарядно одетого, она оттолкнула: "Убирайся отсюда, ты даже в женщины не годишься".
Наёмник-милетянин заломил большую сумму за военную помощь, и Горго сказала отцу:"Этот жалкий чужак изведёт тебя, отец, если ты быстро не вышвырнешь его за дверь".
Спартанцы были страшными ксенофобами - иностранцам, за исключением послов, был запрещён доступ в их земли. Сами они были, что называется, невыездными. Ни туристических путешествий, ни деловых поездок. Только война!

И одежды спартанцев были скромны - лишь плащ-гиматий. Никаких хитонов-рубашек. Зато о волосах заботились тщательно - ведь это украшение было дано природой совершенно бесплатно. Законодатель Ликург учил, что причёска красивого делает ещё красивее, а безобразного - страшным для врагов.
Чего же ещё желать?

В бой спартанцы надевали красное - чтобы опять же пугать врагов. И чтоб враг не видел крови на израненных телах.
Во время наступления спартанцы пели хором под звуки флейты. Марши!
Кифару тоже могли послушать на празднике, но только музыку самого строгого стиля. Знаменитому кифареду Тимофею предложили мечом отрубить струны, добавленные к его усовершенствованному инструменту сверх семи, что положены издревле.

Маршевые ритмы выражали отвагу и презрение к смерти.
Смерти бояться нельзя. Бояться надо трусости и бесславия.
Потому Ликург запретил плач и рыдания на похоронах. Смерть в бою - почётна. Гордиться этим надо, а не плакать. Тело героя, завёрнутое в пурпурное покрывало и листья сливы, уходило в землю без всяких украшений и утвари. Погребали всех одинаково. Имя погибшего на войне украшало могильный памятник, остальные покойники вообще на надгробиях не упоминались.

Вот почему Археологический музей Спарты поражает теперешних туристов своей скудостью.
Так захотели спартанцы. В их могилах нет золота. В их городе не было статуй.
Зато остались их краткие речи.
Такие и теперь называют лаконичными. Они других не признавали.
Отказались отвечать самосским послам на их приветствие и просьбу:
- Вы говорили слишком долго. Первую часть вашей речи мы забыли, а последующую не поняли, так как забыли первую.

Вот это стоит запомнить.
И не говорить слишком долго.
Вот и всё.

  • 1
Прочитала с интересом, спасибо! Да, спартанцы - особый народ. Вспомнила акростих:
Путник! Пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне,
Что, их заветы любя, здесь мы костьми полегли.

Эти слова высечены на камне на дороге, ведущей в Лакедемон. Там, где был принят бой небольшого отряда и наступающих врагов.

Конечно, спартанцы остались в памяти потомков как народ со своим индивидуальным лицом - смелые воины, молчаливые патриоты, высоко ставящие культуру тела, силу, здоровье. И все помнят о слабых и больных младенцах, сбрасываемых в пропасть.

Младенцы, убитые потому, что нездоровы - это ужасно.
Как и женщины, гордящиеся смертью сыновей. Или убивающие тех, кто не умер, как положено:
Мать убила Даматрия, Спарты закон он нарушил.
Лакедемонцем он был, лакедемонка она.

Вот это изумляло, но не привилось у других народов. Это уж чересчур.

Да, чересчур. И необычно, и странно, и страшно, и непонятно. Но интересно именно тем, какие ответвления, какие повороты может делать человек в логических заключениях и принципах построения общества. Ведь по этим правилам жило целое государство и не один год.

где то встречал что хилые младенцы в определеной пропасти - не более чем фигура речи
греческие археологи интересовались и раскапывали
какие то останки обнаружены, но младенцев не было вроде
скорее всего так казнили преступников, а младенцев для красоты народ додумал

В те времена и даже много позже детская и особенно младенческая смертность была очень велика. И без всякой отбраковки.
Сведения об умерщвлении хилых новорождённых восходят к современникам. Может, просто таких не кормили? Вообще-то поставить диагноз младенцу сразу после рождения трудно. Многие болезни проявляются позже.
Спартанская археология пока крайне скудна. Артефактов мало, раскопки ведутся на территории храмов, от которых остались развалины. Некрополи (где можно было бы узнать, хоронили ли младенцев) были застроены ещё в византийские времена.

просто натыкался в какой то книге о Спарте давно
якобы археологи разкапывали дно именно той пропасти из интереса
впрочем, органика разлагается довольно быстро, смотря по условиям, а младенческие кости предполагаю довольно мягки

Да,жестко они решали все проблемы. А выбор смерти,чтобы не быть презренным и оскорбленным-удел героев.

"Вы говорили слишком долго. Первую часть вашей речи мы забыли, а последующую не поняли, так как забыли первую."
почему то ждал этой цитаты
запомнилась с юности и ее по памяти применяю при случае
правда запомнилось как - пока вы дошли до конца мы уже забыли что было вначале

Ещё бы - ведь я у тебя не лечился. Если б лечился, меня давно бы не было в живых


:))))

Что тут можно сказать. Молодцы и пример во многом для подражания...

пример во многом для подражания.

... а ведь надо бы иметь что-то ценное и уважаемое другими "свое".

  • 1
?

Log in

No account? Create an account