cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Categories:

АРАП И ПЁСТРЕНЬКАЯ ТВАРЬ политкорректность галантного века

Совершенно невинное и нейтральное в русском языке слово "негр" под влиянием американского английского всё чаще становится табуированным - неуважительно, оскорбительно, недопустимо говорить так о человеке.
А как надо?
Африканец - человек из Африки (необязательно с тёмной кожей), афроамериканец - житель США. А в Бразилии чернокожий гражданин - кто? А на Кубе и вообще на Карибах? На Гаити? В Европе?

Может, вообще вернуться к старинному слову "арап"?
Расовой или национальной нетерпимости в России никогда не было, негров животными или неполноценными не считали. Пример тому - судьба Ибрагима-Абрама Петровича Ганнибала, который сделал блестящую карьеру и стал предком великого русского поэта.
Конечно, Ганнибал в своём роде исключение - африканцев судьба редко заносила в Россию.

Зато была особая должность в императорском дворце - придворный арап.
Арапы - богато, в восточном стиле разряженные темнокожие служители - препровождали посетителей в кабинет императора и вообще находились при дверях.
Это были вполне состоятельные люди: в начале ХХ века жалованье старшего арапа составляло 800, младшего - 600 рублей в год (средняя зарплата тогдашнего рабочего - 250 рублей в год). Пенсия им определялась двойная в сравнении с другими дворцовыми работниками, так что, бывало, истопники или лакеи по выслуге лет просили перевести их в арапы. Наверное, это было возможно - дворцовые арапы в основном были выходцами из США, однако некоторые обрусели (у Николая 1 служил арап Александр Алексеев). Поди разберись по документам в степени арапства пенсионера.

В общем, не бедствовали арапы в России. И не подвергались насмешкам и унижениям.
Это было неприлично даже в XVIII веке, когда нравы были довольно жёстки и грубы.

Об этом - забавная басня, которая случайно попалась на глаза.

Мы привыкли, что басня это забавный стишок о животных или смешных людях, которые демонстрируют свои пороки, чтобы в финале (или напротив, в преамбуле) автор преподнёс нам мораль - поучительную сентенцию. Век Просвещения одержим был менторским тоном и исправлением нравов.

Так вот, сегодняшняя басня будет в прозе - такое случалось и в античности, и позже, хотя для нас это непривычно. И басня эта достаточно длинна, что тоже непривычно. Потому придётся кое-что неважное сократить.
Просто полюбуемся и старинными лицами, и старинными нравами.

"Европейская женщина, наряженная в богатое платье, нарумянена и множественными мушками распещрённая, увидя проходящего мимо её арапа, плюнула, говоря:
- Тьфу! Какая это мерзкая рожа.
Что услыша, арап спросил её:
- Чья? Моя ли или ваша?
- Конечно, твоя, - отвечала кокетка."

Арап не смутился и за словом в карман не полез.

"- Нет, так ты ошиблась, пёстренькая тварь, - сказал арап, - цветы (т.е. цвета) пригожеством равны, и только человеческий вкус их разбирать умеет... я слыхал, что дуракам пёстренькое нравится, и ты, я думаю, что им очень понравишься, понеже на тебе безымянных цветов премножество, столько ты упещрена".

Чтоб понять арапову насмешку, надо представить себе красавицу рококо - пышный цветной наряд, густо набелённое и напудренное лицо, ярко нарумяненные щёки, начернённые брови и упомянутые уже мушки; волосы также в пудре.

Особо арап отметил румянец насмешницы, в которой заподозрил куртизанку или ветреную щеголиху:

"Рожа твоя, - продолжал арап, - столько нарумянена, что ты не без умысла толь много румянишься...вашего состояния госпожи, которые любят часто прогуливаться и переменять жилища и наслеги (ночлеги), часто случается, что бывают нарумянены оплеухами от тех, коим их обманы наскучат. И вы для того толь много румянитесь, чтоб румянца, от чужой ладони происшедшего, которым часто лицо ваше украшают, не было видно.
- Ты неправду говоришь, - сказала кокетка, - у нас такая мода, чтоб румяниться, и у нас то за пригожество почитают.
- А у нас такая мода, - отвечал арап, - чтоб быть чёрными, и чёрность у нас за красоту почитают, а белость в презрении".

Гордый арап, поборник политкорректности.
А вот Майкл Джексон очень хотел стать белым.

Эту историю придумал один из самых странных и экзотических российских писателей - Фёдор Александрович Эмин (1735-1770 г.г.)
Этот человек за 9 лет пребывания в России сочинил и издал 25 книг, в том числе 9-томную "Историю России". Из его объёмистого сборника "Нравоучительные басни" мы взяли № 75 - а всего в нём басен целых 120.

Судьба Эмина почти невероятна.
Нет, арапом он не был.
Но вот что о нём знал Н.М.Карамзин:

"Самый любопытнейший из романов г.Эмина есть собственная жизнь его, как он рассказывал её своим приятелям... Он родился в Польше, был воспитан иезуитом, странствовал с ним по Европе и Азии, неосторожно заглянул в гарем турецкий, для спасения жизни своей принял магометанскую веру, служил янычаром, тихонько уехал из Константинополя в Лондон, явился там к нашему министру, снова крестился, приехал в Петербург и сделался - русским автором. Вот богатая материя для шести или семи томов!"

Слов нет, история турецкоподданного Эмина своей пестротой и невероятными поворотами судьбы напоминает фантастические биографии самых знаменитых авантюристов той эпохи - от графа Сен-Жермена (вспомним его три карты из пушкинской "Пиковой дамы"!) или Калиостро, тоже графа, до княжны Таракановой.
Во всех этих биографиях присутствуют ориентальные мотивы. Восток был в большой моде. К тому же Франция в пику Австрии сильно заигрывала с турецким двором, отчего появился мамамуши Мольера - а отношения Франции с Россией, стремившейся к Чёрному морю, были крайне холодными.

Однако Магомет-Али Эмин (так отрекомендовался наш автор) действительно явился в 1761 году к русскому посланнику в Лондоне А. М. Голицыну, был крещён последним (отчего получил отчество Александрович) и вскоре под именем Theodoro Emenonski появился в окружении всесильного фаворита Екатерины Григория Орлова.
В рекомендациях значилось, что бывший янычар знает 9 языков. Этого никто не проверял. Но достоверно известно, что французским, итальянским, испанским и португальским Теодоро действительно владел (позже он служил переводчиком в Коллегии иностранных дел). Ни слова о турецком и по-турецки!

Впрочем, скоро наш герой сократил неестественную фамилию, придуманную в Лондоне, до короткого Эмин, начал преподавать языки в Сухопутном кадетском корпусе и с головой ушёл в литературу.
Этот человек в самом деле обладал незаурядными лингвистическими способностями, раз уже через 2 года жизни в России бойко писал романы по-русски и стал весьма популярным и плодовитым русским писателем.
А может, он и был по рождению русским? Неугомонным бродягой, которого помотало по разным странам? А модные приключения в гаремах создала его буйная фантазия?

Точно мы этого никогда не узнаем.
Жизнь Эмина оказалась яркой, но короткой - он умер 35 лет от роду.

Это был бы конец старинной истории про русского янычара, но мы забыли о морали!
О той морали, которая полагается в баснях и которая должна служить нашему поучению и вразумлению.
И знаете, какая мораль у басни "Арап и белая женщина"?
Очень неожиданная:

ЛИСИЦЕ СВОЙ ХВОСТ НРАВИТСЯ, А ВОЛКУ СВОЙ.
Tags: Н.М.Карамзин, Фёдор Эмин, арап, басня, политкорректность
Subscribe

  • ЧЁРНЫМ ПО БЕЛОМУ

    Одних удивило, что скоро в каком-то сериале английскую королеву Анну Болейн будет играть чернокожая актриса. Другие политкорректно объявили, что это…

  • ЮКИ

    Юки это дети. Когда ещё не придумали пионеров, были юки – то есть юные коммунисты. В самом начале 1920-х. Такие активные ребята…

  • К СОЖАЛЕНЬЮ, СЛИШКОМ РАНО?

    «До 15 лет следует читать книги, полезные и приятные в то же время; от 15 до 20 – должно придерживаться одних полезных книг; а после 20…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments