EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


Previous Entry Share Next Entry
ЦУК дедовщина аристократов
cambria_1919
Это было, наверное, всегда. Не только в России.
Приходилось читать, что эту штуку породил совок.
Враньё.
Он породил только новое название. "Дедовщина" - что это такое, знают все, потому объяснять не буду.
В закрытых однополых сообществах цук в той или иной форме возникает всегда. Как всегда скисает молоко или всегда на огне закипает вода. Повезёт, если таким кипятком не обварит.
Набоковская Лолита цукала свою толстую школьную подружку. Так и написано (перевод автора, потому ошибка исключается).
В воспоминаниях Д.В.Григоровича очень красочно описан цук в Главном инженерном училище, где учился тогда же ещё один писатель, Ф.М. Достоевский. Достоевский, которого артист Миронов изобразил в кино тусклым неврастеником, вообще-то был очень мужественным человеком и с цуком справился, как позже справился с тяготами каторги. Это дорогого стоит. Характер!
Был и мягкий девичий цук - в пансионах и институтах благородных девиц. Описано у Чарской. Младшая ученица "обожала" старшую и всячески услужала той. До грубых издевательств не доходило. Но сути дела это не меняет.

Почему "цук"? Цук - понуканье лошади рывком узды. Стало быть, термин кавалерийский, придумали военные. Они и славились самым ядрёным цуком.

Как это было в благословенные времена, которые обычно изображают в пастельных тонах, а фоном идёт романтический вальс?

Князь В.С.Трубецкой (1892-1937г.г.) в своих "Записках кирасира" оставил одно из самых занятных описаний цука.
Итак, 1912 год, знаменитое Николаевское училище, выпускавшее офицеров для регулярной кавалерии (юнкера составляли т.н. эскадрон) и казачьей конницы (эти юнкера именовались сотней). Здесь учились только дворяне.
Самый свирепый цук царил в именно в эскадроне.

"Каждый юнкер старшего курса имел своего так называемого "зверя", то есть юнкера-первокурсника, над которым он измывался и куражился, как хотел".

Фантазии старших были самые дурацкие.

"Спали юнкера в общих дортуарах вместе - и старшие, и младшие. Бывало, если ночью старшему хотелось в уборную, он будил своего "зверя" и верхом на нём отправлялся за своей естественной нуждой. Это никого не удивляло и считалось вполне нормальным. Если старшему не спалось, он нередко будил младшего и развлекался, заставляя последнего рассказать похабный анекдот или же же говорил ему: "Молодой, пулей назовите имя моей любимой женщины" или "Молодой, пулей назовите полчок, в который я выйду корнетом".

"Молодой" был обязан знать ответы назубок.
И как всё мило обставлено, на "вы"!

"В случае неправильного ответа старший тут же наказывал "зверя", заставляя его приседать на корточки подряд раз тридцать или сорок, приговаривая: "ать-два, аль-два, ать-два". Особенно любили заставлять приседать в сортире у печки".

Старшие, хотя тоже были юнкерами, заставляли "зверей" величать себя "господин корнет".

"Иной раз старшему приходила в голову и такая фантазия: "Молодой! - приказывал он. - Ходите за мной и вопите белугой". И молодой "вопил белугой", неотступно следуя за старшим, куда бы тот ни пошёл, пока старший не командовал: "Отс-ставить!" Бывало, что старшие заставляли младших писать сочинения на самые невероятные темы, например, "Влияние луны на бараний хвост". И молодые беспрекословно выполняли всю эту чепуху, так как ослушаться приказания старшего юнкера не позволяла традиция".

Из юнкеров начальством назначался вахмистр - что-то вроде старосты. Товарищи называли его "земным богом", и "его власть над юнкерами была почти безгранична".

Ещё любопытнее, что громадным авторитетом среди юнкеров пользовались те, кто за скверные успехи в науках был оставлен на второй или третий год. Эти балбесы носили прозвище "генералы школы". "Ходили они по училищу, как вельможи, чувствовали себя героями и "цукали" как угодно и кого угодно в своё удовольствие. Интересоваться науками вообще считалось в училище своего рода дурным тоном. Гульнуть же с хорошей бабёнкой, кутнуть в весёлой компании, а при случае - смазать по роже штатского интеллигента или же подцепить болезнь, про которую в обществе громко не говорят, - вот это были стоящие дела".

Знали ли высшие офицеры и училищное начальство обо всём этом ?
Разумеется! Отцы-командиры юнкеров "относились к цуку скорее одобрительно и, если прямо его не поощряли, то <...> смотрели на это сквозь пальцы, ибо сами в большинстве были питомцами этого замечательного училища, из стен которого, как ни странно,в своё время вышел корнетом знаменитый поэт Лермонтов".

Во дворе училища был скромный памятник поэту.Для Лермонтова два года в этом заведении, по его собственному признанию, были самым "злополучным временем" - и очень понятно, почему.

Но неужели никто никогда не протестовал против глупых и унизительных традиций цука? Неужели невозможно было обойтись без него? Почему юноши из лучших семей терпели измывательства над собой и никогда не жаловались?

Дело вот в чём.

"...когда молодой человек попадал в стены училища - первым делом старшие спрашивали его, как он желает жить - "по славной ли училищной традиции или по уставу?"

Того, кто выбирал жизнь по уставу, избавляли от цука, но и товарищем уже не считали. Никогда.
Его называли "красным".
Его бойкотировали, никто с ним не разговаривал, не водился.
"Земной бог" - вахмистр - и взводные юнкера не спускали "красному" ни малейшей оплошности, досаждали его внеочередными нарядами, лишали его отлучек со двора" (по уставу они имели такое право).

А самое главное, что дальнейшая карьера "красного" складывалась не лучшим образом.
"..."красного" по окончании училища никогда бы не принял в свою офицерскую среду ни один гвардейский полк, ибо в каждом полку были выходцы из Николаевского училища, всегда поддерживавшие связь с родным училищем, а потому до их сведения, конечно, доходило, кто из новых юнкеров - "красный".

Потому "красных" всегда было ничтожно мало.

Кн. Трубецкой замечает:"Как это ни кажется странным, но Николаевские юнкера чрезвычайно любили, даже обожали своё училище <...> Да, в училище была особенная публика - неунывающая, весёлая, лихая, а главное - дружно сплочённая".
Таким образом, цук и воплощал эту замечательную дружбу и сплочённость.

Так что всё было на своих местах, что многим теперь так нравится и кажется романтичным -
"Балы, красавицы, лакеи, юнкера,
И вальсы Шуберта, и хруст французской булки"

Хрустело, да. Ещё как!

  • 1
Вы такую тему, можно сказать, актуальную подняли.
Оказывается, у неё очень глубокие корни.
И никакой романтики.
Так и живём по принципу:" Нам, русским, хлеба не надо! Мы друг друга едим. Тем и сыты!"
Это изречение я впервые прочитала у В. С. Пикуля в его историческом - "Слово и Дело" И вывод неутешительный. Этот "цук" был, есть и, к сожалению, скорее будет всегда. Такова наша сущность.

Edited at 2016-08-30 09:18 am (UTC)

Цук существует практически во всех закрытых однополых сообществах. Не всегда с оранием белугой,просто младшие у старших на посылках, как в женских пансионах. Существовало и существует в английских закрытых школах (там это называется bullyihg). Был цук в военных учебных заведениях Германии и Австро-Венгрии (есть воспоминания).

Если кадеты такое друг с другом вытворяли, можно представить, что они позволяли себе с солдатами.

Но в армии это процветает в мирное время - потому что когда война, бои, то все кругом с оружием, и если кто-то слишком зверствует, может и от своих "шальную" пулю схлопотать.

Edited at 2016-08-30 05:24 pm (UTC)

В Sandhurst'е до последнего времени старший курс над младшим издевался как хотел. Привязать и потаскать за машиной - обычным было делом.

Но ведь на следующий год младший курс становился старшим. И традиция продолжалась.

(Да, и именно поэтому - непременная смена роли, значит, равенство -- не думаю, что можно представить, что они позволяли себе с солдатами.

Солдат же офицеру не равен.

Солдат офицеру не равен - значит. и через год можно с ним делать, что душе угодно, и до собственной отставки.
А потом был Приказ №1 от 1(14 марта) 1917 года. И всё последующее.

Солдат офицеру не равен - значит, нельзя.

Приказ номер один? Принятый понятно зачем (для развала армии) какими-то шпаками? :)

Но исполнялся - особенно там, где назрели обиды.
Хотя самое жесткое обращение с солдатами, кажется, было в австро-венгерской армии.

Ну, найдите какой коллектив, контору, что не обрадуется, коли им разрешат начальника выбирать.

И какой будет результат? Хороший - разве в Академии наук.

Так и живём по принципу-
правильно Вам автор ответила-
это повсюду в мире,
"во всех закрытых однополых сообществах."
От себя добавлю- и на любом производстве.

Куприн. "Юнкера"
Рассказывает про обычай цуканья в Александровском юнкерском училище, и про его искоренение самими юнкерами, основанное на гордости за своё училище, осознание своей безупречной элитарной особости.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account