cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Categories:

ГОЛОВА МЕДУЗЫ кадетство Тадеуша Б.

кадет

Сперва Madame за ним ходила,
Потом Monsieur её сменил.

Таков был непреложный закон воспитания благородного юношества.
Даже в закрытых мужских заведениях.
Например, в знаменитом Сухопутном шляхетном корпусе, который был основан ещё Петром Великим. И здесь младшим возрастом ведали женщины - няньки и надзирательницы (последние были исключительно немками либо француженками).
А младший возраст в разные годы был иногда совсем садиковским, 4-6 лет ("малолетнее отделение"). В "первом возрасте" (6-9 лет) бытовая сторона воспитания также поддерживалась дамами.
И только во "втором возрасте" (9-12 лет) начиналось чисто мужское воспитание.

Речь пойдёт о временах Павла I, начиная с 1799 года, когда порядки в корпусе были строго военные, и никаких театральных и балетных затей, процветавших при императрицах Елизавете и Екатерине, не приветствовали.

Наш герой оказался воспитанником "второго возраста" на 11-м году.
То, что он был старше многих сотоварищей, нисколько не сделало его жизнь в роте проще.
Особенно донимали костюм и причёска.
"Каждое утро надлежало связывать волосы и косу, заплетать плетешки и взбивать вержет (высокий валик надо лбом. - С.), примазываясь салом. К парадной форме мы надевали штиблеты (белые летом, чёрные зимой), перепоясывались портупеей с тесаком, надевали каску, и, если надо было идти в ученье или караул, то брали сумку и ружьё. При парадной форме надлежало пудриться".

В общем, забот хватало.
Кое в чём помогали детям лакеи - например, чистили амуницию, ружья, башмаки и (любопытная процедура!) охрили два раза в неделю камзолы и нижнее платье (т.е. натирали смесью охры, мела и отрубей; стирать суконные вещи было нельзя).
Однако кадеты причёсывались сами, чистили бесчисленное множество пуговиц, пряжки и мундир.
И беда, если что-то было не в порядке!

Начальником роты был полковник Пурпур, красавец-грек, щёголь и приятный светский человек.
Но методы воспитания были у него не светские и не приятные. Малейшее пятнышко на одежде, недочищенная пуговка, криво заплетённая коса означали отсылку в умывальную.
В умывальной предполагалось вовсе не умывание.

"Там уже стояла на средине скамья, угол был завален свежими розгами и ждали четыре дюжие лакея. Не теряя лишних слов... полковник Пурпур угощал всех собранных там кадет насущными розгами, потом надевал шляпу и уходил со двора. Кроме розог, никогда не употреблял он иного наказания".

Маленький кадет вспоминал, что "никак не мог справиться со множеством пуговиц, крючков, петелек, пряжек и не умел сберегать лацканов, камзола и нижнего платья от чернильных пятнышек...
Я сделался для Пурпура bete noire, то есть "чёрным зверем", как говорят французы, и, охотясь беспрестанно на меня, он довёл меня до того, что я почти окаменел сердцем и возненавидел всё в мире, даже самого себя!"

Близился экзамен.
Несчастный кадет ещё не знал, что скоро ждёт его избавление в лице полковника Ф.И Клингера.

Нет, Клингер вовсе не был гуманным и внимательным педагогом - хотя в родной Германии он дружил с Гёте, был "нежный сын, добрый брат, благодетель своего семейства". И тоже очень приятный светский собеседник.
Этот милый человек чудесным образом преображался в корпусе, среди кадет.

"Ни одна душа в корпусе не видала его улыбки. С кадетами он никогда не разговаривал и никогда никого не ласкал. Он тогда только обращался с вопросом к кадетам, когда хотел узнать, наказаны ли они по его требованию. "Вам розги дали?"- спрашивал он обыкновенно. - "Дали!", - отвечал кадет. "Вам крепко дали?"- "Крепко!" - "Хорошо!" Этим оканчивалась беседа".

Клингер тем только отличался от свирепого Пурпура, что, пребывая в варварской, по его мнению, России, крайне ценил знание немецкого и французского языков. Прослушав отличные ответы гонимого Пурпуром кадета, он велел перевести мальчика в следующую роту. За отличные успехи.
Пурпур протестовал, но Клингер был непреклонен. Кадет ликовал.
"При выходе из классов кадеты окружили меня, поздравляли, обнимали, и я был в восторге!"

Однако торжествующий кадет недооценил своего сурового наставника.
"Когда надобно было строиться, чтоб идти в столовую, явился Пурпур... и навёл на меня ужас своим взглядом".

Начитанному кадету это взгляд показался взглядом Медузы - чудовища, на голове которого вместо волос шевелились змеи. Взгляд Медузы обращал человека в камень.

"Не говоря ни слова, он (Пурпур) взял меня за руку и повёл в свою любезную умывальную и на прощание так выпорол розгами, что меня полумёртвого отнесли в госпиталь!
Целый месяц пролежал я в госпитале и от раздражения нервов едва не сошёл с ума. Мне беспрестанно виделся, и во сне и наяву, Пурпур, и холодный пот выступал на мне!.. Я кричал во всё горло:"Спасите, помогите!" - вскакивал с кровати, хотел бежать и падал без чувств"...

Теперь осталось лишь представить автора воспоминаний.
Маленький кадет, испачканный чернилами и поротый Пурпуром - никто иной, как Фаддей Венедиктович Булгарин (1789 - 1859 г.г.)., одна из самых одиозных и причудливых фигур русской словесности.

Названный Тадеушем в честь бунтаря Костюшки (Тадеуш по-русски Фаддей), кумира отца - и ревностный служитель самодержавия, агент Третьего отделения, не брезговавший доносами.

Поляк, собравшийся сделать карьеру в России - и добившийся своего.

Улан, который воевал за русских под Фридландом (за что получил Анну III степени) и за французов в Испании (за что удостоен ордена Почётного легиона).

Управляющий польского имения и прусский пленный.

Игрок.

Ярый литературный недоброжелатель Пушкина и автор, как сказали бы сейчас, массовой беллетристики, далеко обошедшей в своё время популярность поздних пушкинских творений Пушкина. Но скоро забытый. Был небесталанен, но без особого литературного дара (что видно по приведённым отрывкам мемуаров).Его имя долго было почти ругательством в литературной среде.

Страстный противник писателей-аристократов - и человек, который иногда называл себя по крайней мере болгарским князем и возводил свой род к легендарному албанцу Скандербегу. Никак не менее.

Пресловутый Видок Фиглярин - и весьма удачливый журналист. Его журнал "Северная пчела" (издавался в 1825 - 1864) - "Пчёлку" - читал гоголевский сумасшедший Поприщин и внёс в свои Записки: "Читал "Пчёлку". Эка глупый народ французы! Ну, чего хотят они? Взял бы, ей-Богу, их всех да перепорол розгами".

В самом деле, вернёмся к розгам.
Непотопляемый Булгарин, невозмутимый герой самых невероятных слухов, многие из который сам же и распускал.
Прошедший огонь и воду, нахальный, хитрый Булгарин, который умел невредимым выйти из любой передряги.
И всё же...

"Пурпур давно умер... Не могу, однако ж умолчать при этом случае, что года через четыре по выходе моём из корпуса, встретив в обществе человека, похожего лицом на Пурпура, я вдруг почувствовал кружение головы и спазматический припадок.
Теперь уже перестали изучать мифологию, и предание о Медузиной голове пришло в забвение; но я не забуду этого вымысла, испытав его на себе!"
Tags: Сухопутный шляхетский корпус, Фаддей Булгарин, благородное воспитание
Subscribe

  • ПРИНЦЕССА И КЛИСТИР

    Придворная жизнь представляется нам неким нарядным шоу. Да она по сути такой и была. Роскошные наряды, великолепные интерьеры,…

  • УБИЙЦА ЧАЙКОВСКОГО

    «Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чём фокус!» Слова эти у Булгакова…

  • УКОЛОЛИ И - ПОШЁЛ ...

    У Сергея Михалкова стихотворение такое есть детское, про прививку и мальчика, который её боится: Почему я встал у стенки? У меня… дрожат…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment