EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


Previous Entry Share Next Entry
ПЫЛЬ И ОПИЛКИ В БАРХАТЕ театральные конфузы
cambria_1919
В старину театр любили называть храмом искусства.
Сейчас никак не называют. Театр, и всё. Не любо - не ходи.
Не то прежде. Не зря старинные театральные здания поражают красотой форм и изяществом отделки. Театр - это праздник. "Ложи блещут;/Партер и кресла - всё кипит".
Знаменитые и безвестные актёры, бесконечные премьеры, блеск и нищета театральной иллюзии.
Гении и халтурщики.
Триумфы и курьёзы.

Некоторые курьёзы случались регулярно. Сам уклад старого театра порождал их. Премьеры следовали одна за другой, особенно в провинции: театральной публики там было не так много, и пересматривать одно и то же много раз она не желала. Несколько репетиций - и пожалуйте на сцену.
Актёры не успевали выучить роли, а многие и вовсе ролей не учили.
Принципиально.
Такой жрец Мельпомены надеялся на свою опытность, темперамент - и на суфлёра. Не только захолустные халтурщики, но и некоторые звёзды императорской сцены славились "отсебятиной".
О них существует множество анекдотов.

Вот один из самых знаменитых (и вполне реальных, зафиксированных зрителями).
Дают "На бойком месте" А.Н.Островского в Александринском театре.
Играют знаменитые К.А. Варламов и В.Н. Давыдов, любимцы публики. Оба, как обычно, текста не знают совершенно, а суфлёр куда-то отлучился.
Что делать, что говорить? Надо самим что-то сочинять.
Давыдов: "Ну, что, братец, коней распряг, овса им задал?"
Варламов: "Распряг коней, батюшка, овса им задал, всё сделал".
Пауза. Суфлёра всё нет.
Давыдов:" Волнуюсь я : как там наши кони? Распряг ли ты их, братец? Задал ли овса, не забыл?"
Варламов:"Не изволь беспокоиться. Распряг я коней, батюшка, и овса задал".
Снова пауза.
Актёры с тоской смотрят на пустую суфлёрскую будку.
Выход нашел Давыдов, причём совсем не по Островскому: "Ну, вот что я скажу тебе. Иди запрягай снова, а то мы отсюда никогда в жизни не уедем".
Публика понимает, в чём дело, хохочет, а Варламов радостно удаляется за кулисы искать суфлёра.

Но и с помощью суфлёра не все актёры справлялись с текстом, особенно если в тексте попадаются мудрёные слова.
Известный провинциальный актёр Н. Выходцев не раз попадал впросак, безбожно перевирая текст.
Играет он волхва в "Смерти Иоанна Грозного" А.Толстого и слышит от суфлёра "В Рафлях и Зодее три дня читали..." Выходцев бойко говорит:" И вафли у злодеев мы едали".
Идёт трагедия Гёте "Торквато Тассо". Выходцев в эпизодической роли, о пьесе понятия не имеет. Суфлёр подаёт: "А вот и сам Торквато Тассо!" Выходцев удивлённо молчит. Суфлёр повторяет реплику. Лицо Выходцева проясняется (понял!). Он торжественно произносит:"А вот и сам квартальный Тарасов!"

Часто нерадивому артисту приходилось "схватить" от суфлёра чужую реплику. Снова конфуз!
В Малом театре исполняющий второстепенную роль актёр вдруг повторил за суфлёром:" Как! Вы даже не хотите назвать меня тётенькой?" Актриса Е.М.Левкеева, игравшая как раз тётеньку, поправила партнёра:"Нет, это вы не хотите назвать меня тётенькой".
Зал хохотал. Хорошо, что давали комедию!

"Схватить" можно было не только чужую реплику, но и ремарку.
И.П. Киселевский, успешно выступавший в провинции и в театре Корша в амплуа "трагика и драматического резонёра", никогда ролей не знал. Получив под расписку от рассыльного роль, он засовывал её за зеркало в гримёрке и забывал навсегда. Однажды он совсем запамятовал сюжет пьесы и никак не хотел вовремя покинуть сцену.
-Уходите!- говорит ему суфлёр и указывает рукой на кулису, куда герой Киселевского должен был уйти.
Киселевский кивает, гневно указывает рукой на ту же кулису и требует от партнёра:
- Уходите! Уходите сейчас же!
Суфлёр в ужасе:
- Уходите со сцены, Иван Платонович! Вы сами уходите! Вы!
Киселевский понимает свою ошибку и снова набрасывается на партнёра:
- Так вы не желаете уходить? Тогда я сам уйду!
И наконец удаляется.

В другой пьесе Киселевский, занятый только в первом и пятом актах, поджидал свой последний выход в буфете.
Появившись в финале, он не расслышал подсказки суфлёра и решил потянуть время за счёт "отсебятины". Он стал разглагольствовать о героине пьесы и в конце своего монолога обратился к актёру, игравшему лакея:" Приехала ли графиня Смельская? Я жду её с минуты на минуту, чтобы выразить своё восхищение". На что обескураженный "лакей" сообщил: "Их сиятельство изволили скончаться во втором действии".

Именно Киселевский - герой одной из самых знаменитый театральных баек. Отыграв спектакль, он с удивлением сказал товарищу по гримуборной:"Надо же! А роль-то, оказывается, в стихах была".

Другой талантливый, но не любивший репетиций и заучивания ролей трагик, М.Т. Иванов-Козельский, тоже был склонен к отсебятине и расцвечивал действие своими выдумками.
Вслушиваясь в невнятный шёпот суфлёра, который подавал его реплику, он решил чем-то заполнить паузу и обратился к актёру, во вчерашнем спектакле игравшему лакея: " А пока, голубчик, принеси-ка мне стакан воды". На что получил ответ:"Помилуйте, Митрофан Трофимович, я сегодня граф-с".

Конфузы на сцене случались не только от небрежности, но и от излишнего старания исполнителей.
Провинциальный трагик Н.К. Милославский славился бурным темпераментом. Юный актёр дебютировал в спектакле, где Милославский играл кардинала Ришелье. Молодой человек должен был объявить выход кардинала, без конца повторял отведённые ему два слова. На репетициях он справлялся со своей задачей успешно.
Премьера. Эффектная сцена: двор и король замерли в ожидании кардинала. Гнетущая тишина, долгая пауза.
Появляется молодой дебютант, снедаемый волнением, и громко объявляет:
-Радикал Кишелье!
Через мгновение на сцену врывается разъярённый Милославский в красной мантии и хватает беднягу за грудки:
- Я Ришелье! И не радикал, а кардинал, каналья! Я кардинал Ришелье!
Сцена получилась драматичная, но публика покатилась со смеху.

Что говорить о дебютантах, если даже великие мастера сцены могли (и могут!) и забыть реплику, и оговориться!
К.С Станиславский долго играл Вершинина в "Трёх сёстрах" Чехова и был постановщиком спектакля. Но однажды он по рассеянности представился Лужскому, который играл Андрея Прозорова: "Прозоров". Лужский оторопел и не нашёл ничего лучшего, чем ответить:"Как странно - я тоже".
Пришлось Станиславскому-Вершинину представляться заново.

Вот такое может случиться и теперь - когда актёры прилежно учат роли и боятся режиссёра куда больше, чем немилосердной и смешливой публики.

  • 1
Замечательно! Очень интересны такие истории. Помнится, в письмах О.Книппер к Чехову были подобные рассказы о сценических накладках.
А у А. Куприна в повести "Как я был актером" есть очень смешные подобные эпизоды. Например, как провинциальный трагик, никогда не учивший ролей, говоривший всегда:" Публика-дура, пойду по суфлеру!", играл в пьесе из римской жизни. И одного из героев по имени Телентин громогласно называл Телятьевым.
А слишком темпераментный и весьма близорукий актер однажды, играя средневекового рыцаря, ворвался на сцену слишком рьяно, налетел на бутафорскую колонну, свалив ее, и под хохот зрителей покатился по сцене, громыхая в своих доспехах, как самовар.

Да, театральные байки очень смешны. Чего только не бывает!
Вообще закулисная жизнь, как правило, много интереснее, чем зрительские впечатления от любого спектакля.


Некоторые курьёзы случались и со мной! Я работал в питерском БКЗ и написал пару десятков постов о тамошнем мире. Вот самый крутой курьёз со мной -
http://troitsa1.livejournal.com/304266.html

А остальные можно прочесть по тэгу БКЗ

Интересно!
Театр на неожиданности богат.

Комичный случай, которому я была свидетельницей, произошёл во время гастролей оперы (кажется, саратовской?), в Рязани,где я гостила у подруги.

Дают "Травиату". Тенор (Альфред) перед последним актом почувствовал, что петь не может - что-то с горлом. У исполнителей главных ролей всегда на такой случай готовы дублёры, уже в костюмах и гриме (забавно видеть эти пары за кулисами).

И вот в финале к умирающей Виолетте выходит Альфред-дублёр. Первый Альфред был низенький и полный, а этот высокий, худой.
Зрители в смятении. Слышу шёпот двух женщин:
- Кто это такой? Ещё один доктор?
- Не может быть. Чего же она его так обнимает? И поёт "О мой Альфредо!" И в программке написано, что Альфред придёт.
- Нет, не Альфред это. Она бредит, наверное. Она же болеет и помирает, вот все ей Альфредами и кажутся.

Похоже, многие так и не поняли, что с Альфредом.
Но такой финал для авангардной режиссуры (все - Альфреды) вполне годится.

Наш театр особенный. Он храм и сегодня. В нем играют очень реалистично и трогательно, до слез.

Да. А всякие курьёзы - потому что здесь и сейчас перед нами на сцене живые люди.

Без таких историй не было бы театра

Знать театр как раз и означает презирать фанатство.

Расслабьтесь - мир много лучше, чем вы воображаете. Вам трудно понять других? Это не оттого, что другие какие-то не такие, это у вас что-то с оптикой. Возможно, представления о жизни прямые, как доска. Возможно, просто не везёт.

У Миро бывают интересные темы и интересные реакции.
Я читаю, что хочу, и пишу, где и что хочу.

Вам либо нет 14 лет, либо за 60. Потому что именно подросткам (или инфантилам) и бабкам на скамейке свойственно лезть к посторонним людям с нотациями и нравоучениями (кажется, вы не первый раз сюда с этой целью заходите), объявлять себя истиной в последней инстанции и хамить по мелочам.

Насчёт своих тайных комплексов разбирайтесь сами. Это порядочнее да и полезнее, чем приставать с нелепыми упрёками.

У вас к Миро что-то личное?
Кажется, и ко мне что-то личное завелось?
Почему Миро грех кого-то обсуждать и осуждать, а вам можно?
Кстати, тогда уж и себя опишите в красках.

Не нравится - так зачем читать и потом так бурно возмущаться? Зачем каждый день грызть этот кактус? Что за мазохизм?

Впрочем, читать, конечно, надо.
А публичные люди на то и публичные, чтобы быть на всеобщем обозрении и не страшиться никаких слов и выходок. Ни Лены Миро, ни ваших.

Я за чужими аватарками не прячусь, фотография моя. Мнения мои. Я свободный человек и поступаю так, как считаю нужным.

Если уж завели слежку с пристрастием, то проявите хоть немного сообразительности.
Или вы только посты Миро изучаете? С непонятной целью?

Насчёт жизненных трагедий и одиночества вам виднее - иначе с чего бы человек так странно себя вёл, как вы?

Или вы настолько примитивно мыслите, что все, по-вашему, в Сети только душевные раны залечивают? Не развлекаются, не общаются, не болтают на досуге?


Розы в ближайшем магазине будут пахнуть формалином. Их вырастили в Колумбии, привезли в Голландию, продали там на аукционе и доставили в Москву. Представляете, что они претерпели и чем их накачали? Пахнут только местные цветы, из наших теплиц. Но они и вянут быстрее. Учтите.
Я по природе не фанат. Ни за кем не кинусь, но не могу не ценить хорошо сделанную работу.

А фиалки?
Давно фиалок нигде не видела. Не анютиных глазок и не комнатных, а душистых.

Пара баек, которые слышал ещё в театральном училище.. Извините за многобукофф

О невнимательности актёра на сцене
Гастроли театра в провинции, герой читает монолог (что-то из Шекспира ставили), а в это время по проходу к сцене шествует кошка.. Психология зрителя такова, что даже в самый напряжённый момент театрального действия, если полетит муха, он будет смотреть на муху, а не на сцену. И вот весь зал смотрит на кошку, актёра уже никто не слушает. Кошка проходит по лестнице, заходит за спину актёра и садится в кресло. Увлечённый монологом актёр ничего не замечает, делает красивый шаг назад и, по мизансцене, садится в кресло на кошку.. Ну что ж, занавес, дальше играть Шекспира бессмысленно.

О находчивости
Как известно, актёры не любят учить текст или не успевают это сделать. Если где-то на сцене возможно по ходу действия подглядеть, они развешивают листочки с текстом на декорациях, кулисах, фалах и так далее.. И вот где-то в "Борисе Годунове", если я не ошибаюсь, есть сцена, где митрополит принимает посла от царя и тот вручает ему грамоту. Ну какой дурак будет учить текст при таком раскладе? Естественно, за кулисами лежал свиток с дальнейшим текстом исполнителя митрополита. Он по нему и работал дальше. А статист, который должен был выскочить со свитком и сказать "Грамота от государя, святейший!" заболтался с актрисочками за кулисами и когда его толкнули на выход, схватил первую попавшуюся бумажку, подбежал к трону, поклонился, всё честь по чести, "Грамота от государя, святейший!" и подаёт. Тот разворачивает, понимает, что текста у него нет, протягивает обратно "гонцу" и говорит: "Читай, холоп!" Тот опешил, взял бумажку, понял, что облажался, не то принёс, и говорит: "Неграмотен, святейший, не прикажи казнить!" В ответ "патриарх" разразился гневной речью в стиле "как это - мне присылать неграмотных гонцов?" За кулисами уже всё поняли, нашли нужный свиток и заменили "гонца"

Замечательно!

Могу ещё вспомнить, как допустим, Лена Яковлева поступала в театральное - очень забавно..

  • 1
?

Log in

No account? Create an account