cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Category:

ПЫЛЬ И ОПИЛКИ В БАРХАТЕ театральные конфузы

В старину театр любили называть храмом искусства.
Сейчас никак не называют. Театр, и всё. Не любо - не ходи.
Не то прежде. Не зря старинные театральные здания поражают красотой форм и изяществом отделки. Театр - это праздник. "Ложи блещут;/Партер и кресла - всё кипит".
Знаменитые и безвестные актёры, бесконечные премьеры, блеск и нищета театральной иллюзии.
Гении и халтурщики.
Триумфы и курьёзы.

Некоторые курьёзы случались регулярно. Сам уклад старого театра порождал их. Премьеры следовали одна за другой, особенно в провинции: театральной публики там было не так много, и пересматривать одно и то же много раз она не желала. Несколько репетиций - и пожалуйте на сцену.
Актёры не успевали выучить роли, а многие и вовсе ролей не учили.
Принципиально.
Такой жрец Мельпомены надеялся на свою опытность, темперамент - и на суфлёра. Не только захолустные халтурщики, но и некоторые звёзды императорской сцены славились "отсебятиной".
О них существует множество анекдотов.

Вот один из самых знаменитых (и вполне реальных, зафиксированных зрителями).
Дают "На бойком месте" А.Н.Островского в Александринском театре.
Играют знаменитые К.А. Варламов и В.Н. Давыдов, любимцы публики. Оба, как обычно, текста не знают совершенно, а суфлёр куда-то отлучился.
Что делать, что говорить? Надо самим что-то сочинять.
Давыдов: "Ну, что, братец, коней распряг, овса им задал?"
Варламов: "Распряг коней, батюшка, овса им задал, всё сделал".
Пауза. Суфлёра всё нет.
Давыдов:" Волнуюсь я : как там наши кони? Распряг ли ты их, братец? Задал ли овса, не забыл?"
Варламов:"Не изволь беспокоиться. Распряг я коней, батюшка, и овса задал".
Снова пауза.
Актёры с тоской смотрят на пустую суфлёрскую будку.
Выход нашел Давыдов, причём совсем не по Островскому: "Ну, вот что я скажу тебе. Иди запрягай снова, а то мы отсюда никогда в жизни не уедем".
Публика понимает, в чём дело, хохочет, а Варламов радостно удаляется за кулисы искать суфлёра.

Но и с помощью суфлёра не все актёры справлялись с текстом, особенно если в тексте попадаются мудрёные слова.
Известный провинциальный актёр Н. Выходцев не раз попадал впросак, безбожно перевирая текст.
Играет он волхва в "Смерти Иоанна Грозного" А.Толстого и слышит от суфлёра "В Рафлях и Зодее три дня читали..." Выходцев бойко говорит:" И вафли у злодеев мы едали".
Идёт трагедия Гёте "Торквато Тассо". Выходцев в эпизодической роли, о пьесе понятия не имеет. Суфлёр подаёт: "А вот и сам Торквато Тассо!" Выходцев удивлённо молчит. Суфлёр повторяет реплику. Лицо Выходцева проясняется (понял!). Он торжественно произносит:"А вот и сам квартальный Тарасов!"

Часто нерадивому артисту приходилось "схватить" от суфлёра чужую реплику. Снова конфуз!
В Малом театре исполняющий второстепенную роль актёр вдруг повторил за суфлёром:" Как! Вы даже не хотите назвать меня тётенькой?" Актриса Е.М.Левкеева, игравшая как раз тётеньку, поправила партнёра:"Нет, это вы не хотите назвать меня тётенькой".
Зал хохотал. Хорошо, что давали комедию!

"Схватить" можно было не только чужую реплику, но и ремарку.
И.П. Киселевский, успешно выступавший в провинции и в театре Корша в амплуа "трагика и драматического резонёра", никогда ролей не знал. Получив под расписку от рассыльного роль, он засовывал её за зеркало в гримёрке и забывал навсегда. Однажды он совсем запамятовал сюжет пьесы и никак не хотел вовремя покинуть сцену.
-Уходите!- говорит ему суфлёр и указывает рукой на кулису, куда герой Киселевского должен был уйти.
Киселевский кивает, гневно указывает рукой на ту же кулису и требует от партнёра:
- Уходите! Уходите сейчас же!
Суфлёр в ужасе:
- Уходите со сцены, Иван Платонович! Вы сами уходите! Вы!
Киселевский понимает свою ошибку и снова набрасывается на партнёра:
- Так вы не желаете уходить? Тогда я сам уйду!
И наконец удаляется.

В другой пьесе Киселевский, занятый только в первом и пятом актах, поджидал свой последний выход в буфете.
Появившись в финале, он не расслышал подсказки суфлёра и решил потянуть время за счёт "отсебятины". Он стал разглагольствовать о героине пьесы и в конце своего монолога обратился к актёру, игравшему лакея:" Приехала ли графиня Смельская? Я жду её с минуты на минуту, чтобы выразить своё восхищение". На что обескураженный "лакей" сообщил: "Их сиятельство изволили скончаться во втором действии".

Именно Киселевский - герой одной из самых знаменитый театральных баек. Отыграв спектакль, он с удивлением сказал товарищу по гримуборной:"Надо же! А роль-то, оказывается, в стихах была".

Другой талантливый, но не любивший репетиций и заучивания ролей трагик, М.Т. Иванов-Козельский, тоже был склонен к отсебятине и расцвечивал действие своими выдумками.
Вслушиваясь в невнятный шёпот суфлёра, который подавал его реплику, он решил чем-то заполнить паузу и обратился к актёру, во вчерашнем спектакле игравшему лакея: " А пока, голубчик, принеси-ка мне стакан воды". На что получил ответ:"Помилуйте, Митрофан Трофимович, я сегодня граф-с".

Конфузы на сцене случались не только от небрежности, но и от излишнего старания исполнителей.
Провинциальный трагик Н.К. Милославский славился бурным темпераментом. Юный актёр дебютировал в спектакле, где Милославский играл кардинала Ришелье. Молодой человек должен был объявить выход кардинала, без конца повторял отведённые ему два слова. На репетициях он справлялся со своей задачей успешно.
Премьера. Эффектная сцена: двор и король замерли в ожидании кардинала. Гнетущая тишина, долгая пауза.
Появляется молодой дебютант, снедаемый волнением, и громко объявляет:
-Радикал Кишелье!
Через мгновение на сцену врывается разъярённый Милославский в красной мантии и хватает беднягу за грудки:
- Я Ришелье! И не радикал, а кардинал, каналья! Я кардинал Ришелье!
Сцена получилась драматичная, но публика покатилась со смеху.

Что говорить о дебютантах, если даже великие мастера сцены могли (и могут!) и забыть реплику, и оговориться!
К.С Станиславский долго играл Вершинина в "Трёх сёстрах" Чехова и был постановщиком спектакля. Но однажды он по рассеянности представился Лужскому, который играл Андрея Прозорова: "Прозоров". Лужский оторопел и не нашёл ничего лучшего, чем ответить:"Как странно - я тоже".
Пришлось Станиславскому-Вершинину представляться заново.

Вот такое может случиться и теперь - когда актёры прилежно учат роли и боятся режиссёра куда больше, чем немилосердной и смешливой публики.
Tags: К.С. Станиславский, актёры, байки, конфузы, театр
Subscribe

  • ВЕСЕННИЙ ВЕТЕР ЗА ДВЕРЬМИ

    Вот и весна наконец. И солнце светит иначе! По этому поводу есть очень старое стихотворение о городской весне. Довольно длинное. Саша Чёрный, 1909…

  • ЛОНДОН. ВЕЧНАЯ ВЕСНА

    Сейчас холодную зиму многие считают следствием глобального потепления. Что спорно. Особенно спорно то, что это дело рук человечских. Климат Земли…

  • ЗИМНЯЯ СТРАДА в Тележихе

    Примитивные были у меня представления о том, чем крестьяне в старину зимой занимались. Казалось, у них всё, как у дачников: готовься себе спокойно к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • ВЕСЕННИЙ ВЕТЕР ЗА ДВЕРЬМИ

    Вот и весна наконец. И солнце светит иначе! По этому поводу есть очень старое стихотворение о городской весне. Довольно длинное. Саша Чёрный, 1909…

  • ЛОНДОН. ВЕЧНАЯ ВЕСНА

    Сейчас холодную зиму многие считают следствием глобального потепления. Что спорно. Особенно спорно то, что это дело рук человечских. Климат Земли…

  • ЗИМНЯЯ СТРАДА в Тележихе

    Примитивные были у меня представления о том, чем крестьяне в старину зимой занимались. Казалось, у них всё, как у дачников: готовься себе спокойно к…