EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


Previous Entry Share Next Entry
ХИМИЯ И ЖИЗНЬ плюс немного экологии
cambria_1919
Когда ругают вездесущую отравительницу-химию, то многие полагают, что в старину был настоящий золотой век: человек ел всё только свежее и здоровое, пил кристально чистую воду и дышал свежайшим воздухом.
Возможно, где-то в глуши так и бывало.
Но большой город всегда был далёк от идеала чистоты и благоухания.
На улицах дымили бесконечные печные трубы.
И даже в богатых особняках воздух был спёртый и не самый приятный.

Что было делать?
На помощь приходили тогдашние средства бытовой химии:

"В жилых комнатах, мало проветривавшихся зимой, так как форточек было немного (в иных домах их и совсем не полагалось), а об искусственной вентиляции никто в Москве и понятия не имел, курили для освежения "смолкой", конусообразным предметом из бересты, туго набитым внутри приправленной чем-то вроде ладана смолой, которая разжигалась угольком и давала изрядный и сильно пахучий дым", - вспоминает Н.В. Давыдов о середине ХIХ века.

Итак, в жилых комнатах освежались - дымом.
А если предстояло дать бал или принять гостей?
"Парадные комнаты тоже освежались, но или раскалённым кирпичом, положенным в медный таз с мятой, обливаемый уксусом, или особым раскаливавшимся круглым инструментом с ручкой, на который лили какие-нибудь духи".

Тот же мемуарист отмечает прогресс комнатных дезодорантов в 1860-е годы:
"Прежние "смолки" заменялись китайскими бумажками, нагревавшимися над свечами".
И тогда подсуетились китайцы!
Впрочем, во многих мемуарах о московском быте пресловутые "смолки" фигурируют чуть ли не до начала ХХ века.

В публичных местах - например, в театре - тоже боролись со спёртостью воздуха и дурными запахами:
"В коридорах перед началом спектакля курили какими-то особенно крепкими духами. Помню, как я (увлекавшийся с детства театром) любил этот особый театральный запах, ощущавшийся, как только войдёшь в коридор".

Духоте в комнатах немало способствовало освещение, которое даже при самом лучшем качестве сальных свечей не избавляло от копоти. А лучшие сальные свечи были муромские. "Они были так крепки, что торговцы зимой на морозе стучали ими одной о другую, и они не трескались и не ломались. Нагара они давали мало и горели ярко", - это уже свидетельство певца, известного тенора П.И Богатырёва.

Он же описал освещение Большого театра :
"Зрительная зала освещалась лампами, в коих горел так называемый олеин. Случалось, что во время действия в одной из тридцати или сорока ламп рампы лопалось стекло, и она начинала немилосердно коптеть; когда же наступал антракт, из-за спущенного занавеса появлялся рабочий в фартуке и высоких сапогах и поправлял беду.
Люстра состояла из трёх рядов таких же ламп, и она поднималась в отверстие потолка как для того, чтобы зажигать их и тушить, так и по случаю лопнувшего стекла, что бывало и во время представлений. После того, как куски стекла несколько раз падали на головы сидевших в креслах зрителей, догадались приделать под люстрой тонкую сетку".

Свечи в театре тоже использовались:
"В особо торжественных случаях, например, в большие праздники или царские дни, зажигались стеариновые свечи в прикреплённых к бортам лож бронзовых бра, и свечи эти, бывало, текли опять-таки на головы зрителей".

В частных домах свечи постепенно сменялись масляными лампами-"карселями". По виду они напоминали известные нам керосиновые, часто изящных форм. Только вместо керосина заправляли их олеином (это маслянистая фракция, получавшаяся при выделении из жира стеарина, который шёл на самые дорогие свечи).

Олеину в конце концов пришёл на смену керосин. Началась эпоха нефти, нефтепродуктов и нефтехимии. Снова вспоминает Н.В Давыдов:" Освещение - новыми - керосиновыми лампами - казалось после масляного великолепным".

А скоро настала и эпоха газа - хорошо известного нам метана. Прежде чем утвердиться на кухне, в горелке плиты, газ был модным средством освещения. От газовых фонарей и ламп веяло чем-то вовсе нездешним, заграничным:
"С грохотом разъезжали производившие впечатление чего-то почти американского по смелости замысла и оригинальности громадные фургоны, запряжённые парой лошадей. Это были вместилища переносного светильного газа, из которых газ посредством рукава перекачивался в резервуары освещавшихся внутри газом частных домов, распространяя в воздухе свой специфический запах".

Газ был в новинку - он светил ровно и ярко. Как это отличалось от старых масляных фонарей и от праздничной иллюминации прежних лет! Тогда в царские дни "с наступлением темноты на улицах зажигались ставившиеся на тротуарные тумбы плошки, дававшие чада обычно больше чада и вони, чем огня. А на правительственных (иногда и на частных) зданиях устраивалась иллюминация, состоявшая из разноцветных шкаликов, прикреплённых к деревянным каркасам, изображавшим государственный герб или нужные инициалы под короной".

Запах газа - запах новизны! Когда-то он приятно щекотал обоняние москвичей.
Чаще уличные ароматы были иными.
Н.В.Давыдов и в 1914 году сетовал, что Москва никак не может добиться чистого воздуха.
Что уж говорить о 1860-х!
По Москве вовсю разъезжали "золотари": "Многочисленные, примитивно организованные обозы нечистот, состоявшие часто из ничем не покрытых, расплескивавших при движении своё содержимое кадок, в лучшем случае из простых бочек, с торчащими из них высокими черпаками. Движение их по улицам, начавшись после полуночи, а то и раньше, длилось до утра, отравляя надолго даже зимой всю окрестность.
Зловоние в большей или меньшей степени существовало во всех дворах, не имевших зачастую не только специально приспособленных, ни никаких выгребных ям".

Подобные ароматы распространяли и "места стоянок извозчиков, дворы "постоялых", харчевен, трактиров и тому подобных заведений, и, наконец, почти все уличные углы, хотя бы и заколоченные снизу досками, разные закоулочки (а их было много!) и крытые ворота домов, несмотря на надписи "Строго воспрещается..."

Впрочем, не только импровизированные отхожие места портили воздух Первопрестольной:
"А что за зловоние держалось безысходно хотя бы на Тверской, между Охотным рядом и той стороной, где Лоскутная гостиница! Слева нёсся отвратительный запах гниющей рыбы, а справа, из лавок, где продавались свечи, простое мыло и т.п., нестерпимая, доводившая до тошноты вонь испортившимся салом и постным маслом".

Такая вот идиллия.
Очень, очень нескоро газовый свет, водопровод и столичная нарядность новых зданий начали преображать Москву.
Постепенно.
Понемногу.
Идеал недостижим?

  • 1

И в Зимнем дворце

Игнатьев "50 лет в строю"-
в Зимнем перед балом лакеи лили духи на разогретые чугунные печные совки.

Стал быть про елекстрический фонарик на оглобельке Сан Саныч присочинили

Edited at 2017-04-20 10:09 pm (UTC)

Это уже 1918 год!
Электричество пришло в конце 19 века. Сначала было диковиной - но во время коронации Александра III в 1883 году Кремль иллюминировали уже электричеством (тогда же электрифицирован Зимний дворец).
1881 г. - появились первые уличные электрические фонари (Царское Село).
1895 г. - построена ГЭС а Петербурге, электричество пошло в дома.
1897 - то же в Москве.

Спасибо, только интересно какой батарейкой пользовались, советской Кроной или современной ионно-литиевой на оглобельке..

Батарейки сухие уже существовали. Никель-кадмиевые, кажется. Электрические фонарики были не только "на оглобельках" лихачей, но и на велосипедах и мотоциклах .

Крепкие духи, мята... Хорошо, что я в те времена не жила. Аллергикам театр был заказан.

Тогда и люди очень крепко душились.

Блок:
И я с руки моей не смою,
Кармен, твоих духов.

Незнакомка появляется, "дыша духами и туманами".

Шанель: духи оповещают(!) о появлении женщины и продолжают напоминать о ней, когда она ушла.

По мне, это ад. Даже и без аллергии. Но когда и она есть...

это ад, точно. Но сейчас вроде пересмотрены взгляды, и оставлять после себя шлейф на весь коридор считается моветон и удел низших страт))

Но любители крепко надушиться остались - обоняние бывает от природы грубое или притупилось от вечных ароматов вокруг, и человеку кажется, что запах быстро выветривается или "парфюмы стали нестойкие". Обольётся парфюмом, сам ничего не чувствует, а всем вокруг тошно.

Аллергия - болезнь современности.


Бывают ведь и естественные аллергены. В былые времена встречались крестьяне, страдающие паллинозом, из-за чего работа в полях и лугах (на том же сенокосе) превращалась для них в ад в квадрате. Помещики, медицины не изучавшие, естественно, считали, что крестьяне работать не хотят и пороли их.

Сенная лихорадка, крапивница - это было всегда. Но причины не всегда были известны, хотя с сеном всё-таки добрались до сути.
Правда, встречалась аллергия реже - некоторые учёные считают, что бытовая химия и антисептики способствуют. Проводились интересные исследования пограничных сельских районов Финляндии и нашей Карелии, где и природные условия одинаковые, и население генетически идентично. Аллергиков в Финляндии оказалось на порядок больше.

Ну да, достижения химии увеличили аллергию.

Спасибо, очень интересно.


А чего стоят описания средневековой косметики! А лечились толчеными рубинами - кто побогаче. и сушеными жабами - кто победнее! А меха и кожи чем выделывали!

Да, прогресс всё же потихоньку наступал. А вот "отхожие места" ещё и в советское время чистили черпаками и содержимое возили в бочках. А если посмотреть, что с этим делом творится в Индии - там до прогресса ещё далеко.

Приветствую! Взаимно рад познакомиться!:))

"Я живо помню: бывало, подъезжаешь к Москве из деревни, то верст за шесть уж чувствуешь, что приближаешься к муравейнику, в котором кишат благополучные люди. «Москва близко! Москвой пахнет!» — говорили кучера и лакеи и набожно снимали картузы, приветствуя золотые московские маковки. И что ближе, то пуще и гуще".
Салтыков-Щедрин. За рубежом.
Впрочем, не только в России. В Бахчисарае река Чурук су (Гнилая вода) получила название из-за кожевенников. В Евпатории их разместили на восточной окраине, за Конским пляжем. Чтоб пахли подальше.

Да и города Европы от зловония избавила только продуманная канализация . Лето 1855 года в Лондоне известно как лето Великого смрада (к тому же антисанитария способствовала вспышке холеры), после чего принято решение о сбросе стоков на очистительные станции, а не в Темзу. Которая и после этого лет 15 ещё воняла.

Не нашлось на них российского чиновника)
1854 год, 13 сентября по ст. стилю. К берегам Крыма приходит громадная англо-французская эскадра. Первая высадка в Евпатории. Представителей союзников на берегу встречает чиновник карантина. Ведь в Варне, откуда они прибыли, свирепствует холера. Он окуривает дымом поданную бумагу, читает. Прочитав, отказывает им в в приёме. Опешив от такого строгого соблюдения инструкций, союзники удаляются на корабль.Затем возвращаются с несколькими сотнями солдат, берут в плен чиновника и команду русских солдат инвалидов лечившихся на местных грязях. Война в Крыму начата. После её окончания и торжественной передачи захваченных городов российской администрации основной проблемой стало очистить Евпаторию от гор навоза и нечистот.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account