EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


Previous Entry Share Next Entry
ПУТЬ К СЕРДЦУ три обеда Лили Брик
cambria_1919
Как стать любимой и незаменимой?
Беспроигрышный рецепт обольщения от Лили Брик известен:
"Надо внушить мужчине, что они замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают. И разрешать ему то, что на разрешают ему дома. Например, курить или ездить, куда вздумается. Ну, а остальное сделают хорошая обувь и шёлковое бельё".

Маяковский написал массу стихов против мещанства, но Лиля Брик из всех буржуазных пережитков считала мещанством только верность в интимных отношениях ("бабушкины нравы").
Всё прочее буржуазное очень даже годилось: парижские наряды, духи, прислуга, хорошая квартира, отдых за границей.
И банальнейшей мудростью "Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок" Лиля тоже не пренебрегала.
Она обожала задавать весёлые и вкусные пиры, умела угостить и приласкать, как никто. Это тоже всегда входило в арсенал её очарований.
Впрочем, и сама она любила вкусно поесть. Но понемногу. И, несмотря на миниатюрность, иногда стоически сбрасывая пару лишних килограммов.

Потому сегодня - три её обеда, три эпохи её долгой жизни.

1915 год.
Маяковский соединяется с Лилей.
Старается угодить её вкусам.
Под её руководством (и чутким руководством Осипа Брика, который знал гастрономические и прочие пристрастия Лили, как никто) из ершистого богемного скандалиста он преображается в денди с широкими замашками.
Потому любовное свидание обставляется модными тогда вкусностями:
"Она приходила к нему в комнату, уставленную цветами и угощением, купленными на деньги Брика, которые тот ему выплачивал построчно, добавляя и свой выигрыш на бильярде. У Елисеева покупался кровавый ростбиф, соус тартар и камамбер. У "Де Гурме" - пьяные вишни и миндальные пирожные в огромном количестве. Цветы от Эйлерса. Фрукты вымыты в двух кипячёных водах. Начищены башмаки. Повязан самый красивый галстук".(Со слов Лили записано сыном её последнего мужа, Катаняном-мл).

1943 год, июль.
Суровое время, Брики только что вернулись из эвакуации.
С продуктами плохо.
Однако Лиля решает устроить застолье в честь 50-летия Маяковского.
Каждый год в день его рождения на столе Лили было его любимое блюдо - вареники с вишнями.
Но в 1943 году муки было не купить, торговля ею запрещена, по карточкам давали уже печёный хлеб.
Потому вареников не было. Был подан другой любимый десерт Маяковского. Вы удивитесь - это холодная сладкая манная каша, посыпанная корицей (сама Лиля из каш предпочитала пшённую). В хрустальном бочонке, как в старые времена, при Маяковском, был смешан крюшон.
После обеда пили кофе - тогда он всюду продавался в зёрнах, которые Лиля искусно жарила, молола, и кофе получался очень вкусным.
В то время в ходу были складчины, потому гости (и какие гости! - режиссёр Кулешов, чтец Яхонтов, Рина Зелёная, художники Куприянов и Штеренберг) принесли съестное с собой. Кто что мог. Например, кастрюлю борща. Упомянутый уже Катанян, например, принёс десяток крутых яиц.

Середина 1950-х.
Трудности и беды позади. Лиля - хозяйка самого знаменитого в Москве салона (литературного, художественного). Больше ни один дом так назвать было нельзя.
Теперь она принимает гостей на широкую ногу.
Теперь всё, как она любит.
Стол в ожидании гостей накрыт оригинальной скатертью (Лиля и сама могла смастерить такую, и приспособить восточную вышивку). Тарелки великолепного фарфора завода Попова. Старинные бокалы и розовые стопки для водки. Начищенное серебро.
Теперь еда (Катанян там часто бывал, едал и хорошо запомнил):
"Вот здесь будет стоять пирог с капустой, здесь крабы, облитые майонезом, квашеная капуста и корнишоны, рядом заливная осетрина, ростбиф или холодная индейка - в пятидесятые годы это было не очень накладно и свободно продавалось.
Водку Лиля Юрьевна любила настаивать на лимонных корочках, а весной - на черносмородинных почках.
Бутылка красного вина".

Теперь - почему еда это средство обольщения.
Помните манную кашу Маяковского? Любимую?
Лиля старалась угостить тех, кого хотела видеть в своём доме, только их излюбленными яствами.
Она отлично помнила вкусы каждого. Это всегда производило сильное впечатление.

Симоновых обычно ждало шампанское и тоник.
Режиссёра Кулешова - водка, селёдка, картошка.
Приезжая в Москву из Америки, славист Роман Якобсон наслаждался у Лили гречневой кашей.
Режиссёр Зархи не выносил свежей зелени в супе, и Лиля тщательно следила, чтобы в его тарелку не попала ни одна веточка укропа.
Чилийский поэт Пабло Неруда угощался у Лили борщом, который очень полюбил (и отблагодарил дюжиной бутылок кьянти, привезённых из Рима).
Майя Плисецкая, протеже Лили (она первой отметила талант балерины) получала то ящик мандаринов, то коробку засахаренных фруктов из магазина восточных сладостей (Плисецкая их обожала, хотя боролась с искушением и с лишними килограммами).
Знакомым в Париж Лиля с оказией посылала варёную колбасу - такой вкусной, как в Москве, нигде больше не было.
Чету Ротшильдов так пленил Лилин грибной суп с перловкой, что они весь свой московский визит обедали непременно у Лили и непременно хотели этого супа. При возвращении в Париж Лиля вручила им на память связку белых грибов, пакет перловки и рецепт супа, написанный ею по-французски.
Всегда помнила, что любимое вино Ахматовой - киндзмараули (Ахматова до войны как-то обедала у Бриков, но дружбы не получилось).
Услышав песни Новеллы Матвеевой, Лиля была очарована. Решила автора пригласить к себе и приблизить. Поинтересовалась, разумеется, любимой едой поэтессы. Матвеева жила очень бедно и никаких кулинарных капризов не имела. Тогда Лиля выбрала беспроигрышный вариант: чёрную икру и жареную индейку.
Приглашённая на даче на чай к О.Л.Книппер-Чеховой, Лиля принесла конфеты-трюфели.
И снова угадала!
С угощениями она никогда не промахивалась.

Такая женщина.
Сумасбродная и расчётливая, заботливая и ветреная.

Несколько к месту (но в рифму - о роковых женщинах) не могу не привести цитату из акта обыска при аресте в 1936 году тогдашнего Лилиного мужа Виталия Примакова, зам.командующего Ленинградским военным округом.

Был в числе прочего изъят "портсигар жёлтого металла с надписью "Самому дорогому существу. Николаша".

Портсигар чистого золота в момент обыска принадлежал Лиле. Подарок мужа (да, Лиля курила).
Вещицу Примаков получил как награду ещё в годы Гражданской войны.
Дамский портсигар - странное поощрение лихому военачальнику, но большевики в тонкости стиля не входили.
А сам портсигар изъят в 1917 году в особняке Матильды Кшесинской. Это был подарок балерине от возлюбленного, наследника престола Николая Александровича, будущего императора.

И вот в очередной раз эта вещь была изъята у очередного "любимого существа".

Мужчины гибли, а их возлюбленные оставались жить.
Долго жили. Любили жить. И все радости жизни любили.
В том числе гастрономические.

  • 1
Интересно. Замечательно. Поучительно.
Спасибо!

Прямо слово в слово мой комментарий! Подписываюсь!

Я, вот только думаю, если мужчина легко верит своей любовнице, что он гениальный (не давая себе труд оценить себя самому, объективно), то...эээ...какой же он тогда мужчина?! Тщеславное и безвольное существо, по моему.

Тут всё дело во вкусе женщины. Понимании, с кем она имеет дело.
Бездарям такое говорить бессмысленно.
Кстати, Лиля никогда не уверяла последнего мужа, Катаняна, в гениальности.
"Правду говорить легко и просто".
Т.е. гению надо постоянно говорить, что он гений. Хорошему доброму человеку - что он хороший добрый человек. И т.д.
Так что правильный рецепт.

Говоря совсем просто, нужно уметь хвалить, по справедливости. А, тогда при чём тут женщины?!
Это, как бы, вообще желательное умение любого человека.
Или, всё таки женщины ровнее?)))

Edited at 2017-07-16 07:12 am (UTC)

Это все должны бы уметь, да.
Но мужчины слишком долго злоупотребляли дежурными бессмысленными комплиментами в отношении женщин и суровым молчанием (в лучшем случае) по поводу мужчин.
"Там жили поэты - и каждый встречал/ Другого надменной улыбкой" (Блок).

Впрочем, Маяковскому везло и с мужчинами. В первую же встречу Давид Бурлюк заявил "Да вы же ж великий поэт!" Потом и Осип Брик присоединился.
А Лиля уже - как Ося.

ЛБ была удивидельной женщиной, но в своей эпохе.

Очень интересно, спасибо.


Подозреваю, что Маяковский, как частное лицо, был вполне буржуазен:просто А.Панаева или Ю.Нагибин до него не добрались.
А по размаху угощений погоны КГБ у Брик были не с одной звездочкой.

Любопытно, что буржуазность (после вполне босяцкого футуризма) был привит Маяковскому Лилей. Ничего другого она не признавала.
Труды Бриков на КГБ (? ВЧК? НКВД?) сильно преувеличены.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account