EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


Previous Entry Share Next Entry
ПИФАГОР И ЛАСТОЧКИ
cambria_1919
Ласточки улетели.
Значит, осень наступает.

Жаль, что уже не видно этих стремительных изящных птичек: они так весело носились и щебетали. Ласточкино гнездо под крышей - знак уюта и домашнего благополучия; к ласточкам у нас отношение ласковое.
Но не у всех. И не всегда так было.

Древние греки ласточек сторонились.
У них был причудливый и страшный миф о сёстрах Филомеле и Прокне и муже Прокны царе Терее, связанных страстью и местью.

Дело было так. Терей воспылал нечистой любовью к своей невинной свояченице Филомеле. Та отвергла притязания. Терей разъярился и испугался одновременно. Он отрезал Филомеле язык, чтоб та ни о чём не проболталась, и заточил девушку в лесной хижине, вдали от людей.
Но в конце концов Филомела освободилась и, немая, выткала покрывало со сценами своих страданий. Сёстры решили мстить. Они не придумали ничего лучшего, как убить маленького сына Прокны и Терея (кровная месть для Прокны была сильнее материнских чувств, таковы уж архаические нравы), сварить мальчика и накормить этим кушаньем отца.
Узнав о злодействе, Терей выхватил меч и принялся гоняться за жестокими сестрёнками.
И гоняется он до сих пор, поскольку все трое обратились в птиц.
Прокна стала соловьём, Терей удодом (хохолок которого похож на плюмаж воинского шлема), а Филомела - ласточкой, у которой на грудке краснеет кровавое пятно, след убийства бедного мальчика.

Греческие мифы признаны поэтичными, но кошмарного в них, кажется, больше, чем милого.

Трудно сказать, верили ли греки всерьёз, что каждая ласточка в чём-то виновата. Хотя сохранился анекдот, что софист Горгий, когда пролетающая ласточка обгадила его, воскликнул, посмотрев вверх:"Некрасиво это, о Филомела!" (историю запомнили ученики Горгия, которые очень потешались).

Как бы там ни было, ласточка многими считалась нежеланной соседкой.
Знаменитый учёный древности Пифагор - математик, нумеролог, философ и мистик - основал тайное общество посвящённых в премудрости сущего.
Он разработал для членов своего союза бытовые правила.
Вот какие:

"Поднявшись с ложа, убирать постель; не оставлять на золе следов снятого горшка, а сглаживать их; не допускать в доме присутствия ласточек; не переступать через метлу; не содержать в доме птиц с кривыми когтями".

Пифагор всегда был окружён легендами и загадками. Его последователи буквально обожествляли его. Однако греки не были бы греками, если бы не попытались отыскать в заветах таинственного мудреца реальной подоплёки.

Эти заняты и герои Плутарха, пирующие мудрецы.
Им "странно, что ласточка, существо безобидное и дружественное человеку, изгоняется наравне с кривокогтными, то есть хищными и кровожадными птицами. Некоторые из древних пытались объяснить это предписание... как направленное против клеветников и шептунов, вкравшихся в близость к дому. Но ничего общего с нашёптыванием у ласточек нет, а болтливость им свойственна не более, чем сорокам, куропаткам и курам".

Конечно, жутковатый миф о преступной Филомеле мудрецы тоже вспоминали, но сочли, что это "пустой вздор: ведь не изгоняют же соловья (Прокну), столь же причастного к трагическим событиям".

Было предложено ещё одно мифологическое объяснение нелюбви великого Пифагора и пифагорейцев к ласточкам:

"Не отвергают ли они ласточку по той же самой причине, по которой изгоняют и кривокогтых птиц: ведь она плотоядна и более всего истребляет и поедает цикад, освящённых покровительством Муз".

В конце концов решили, что всё дело в... эгоизме ласточек!

"Она одна изо всех живущих под нашей кровлей не возмещает это никакой приносимой нам пользой. Тогда как аист, не получая от нас ни крова, ни тепла, ни охраны, никакой-то иной помощи, платит за приют на крыше тем, что, расхаживая в окрестности, убивает враждебных человеку жаб и змей.
Ласточка же, получив всё перечисленное, как только выкормит и научит летать птенцов, улетает, проявляя себя неблагодарной и не заслуживающей доверия".

Обвинения становятся всё серьёзнее:

"Но хуже всего то, что из всех сожителей человека ласточки, да ещё муха, не приручаются и избегают прикосновения человека и какого-либо общения с ним в деле или забаве; муху постоянно прогоняют, и она боится попасть в беду; а ласточка от природы не любит человека, не доверяет ему и всегда остаётся дикой и подозрительной".

Приговор ласточке суров, моральное осуждение абсолютно:

"Итак, если рассмотреть наставления Пифагора не в прямом, а в переносном смысле, применительно к тому, для чего они являются только образом, то пример ненадёжной и неблагодарной ласточки не позволяет приближать к себе ищущих такого сближения ради временной выгоды и приобщать их к очагу, к дому и к тому, что является для нас священным".

Вот так всё серьёзно.
Странные греки!

  • 1
а маленького мальчика, так страшно погибшего, неужели его греки не превратили в птичку?

Увы. Остался даже безымянным, как и несчастные дети Медеи.
У древних вообще отношение к детям было как к неполноценным, недостаточно совершенным взрослым.

не привязываться, чтобы не расстраиваться ...

Ох уж эти греки - всё у них не по-русски!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account