EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


Previous Entry Share Next Entry
ПРОДАТЬ ДЕВКУ золотой век
cambria_1919
Крепостное право мы совершенно справедливо представляем себе как утеснения и унижения крестьян.
Однако помещики не только не ощущали себя тиранами. Они частенько бывали недовольны тем, что не все крепостные хороши и полезны.
Не будем уж вспоминать наставлений Гоголя своей легковерной и добродушной матушке, как заставлять крепостных работать больше и больше.
Вот занятное свидетельство Е.П. Яньковой о её летнем пребывании в имении под Липецком в 1803 году.

Её сосед, однодворец, промышлявший рыбной ловлей, как-то обратился к её мужу:

"Александрыч, - так он его называл, - у тебя, сказывают, вишь, есть некошная (негодная) девка, пьянчуга и воровка, с которою одна только докука; продай ты мне её, я тебе хорошие за неё дам деньги.
- Ну, а сколько, например? - спрашивает муж.
- Да ежели чистоганом - деньгами, так двадцать пять рублей, а коли хочешь на рыбу сменять, то рыбы дам тебе на пятьдесят рублей".

Вот такой торг.
Надо заметить, что однодворцы - этот осколок допетровской Руси, потомки детей боярских из дворянского ополчения, осевшие на южных границах - были особым сословием. Не дворяне и не крестьяне. Дворянских прав и привилегий они не имели, их даже в рекруты брали.
Но были они свободными и даже могли владеть землёй и крепостными.

Семейство Яньковых призадумалось.
"Эта девка точно была предрянная: пьяница, воровка, убежит без паспорта, накрадёт где-нибудь, попадётся за кражу, сидит в остроге, потом её выпустят и к нам по этапу пришлют. Держать у себя её опасно было, и мы не знали, что нам с нею и делать. Муж не раз говаривал:
- Грешно, а желал бы, чтоб она чего-нибудь побольше накрала и чтоб её совсем сослали, нам бы руки развязали..."

И тут вдруг поступило предложение однодворца.
"Я и говорю мужу:"Ты уж лучше возьми деньгами, а то это как-то ужасно подумать, что мы девку променяли на рыбу: это и кусок в горло не пойдёт".
Так за девку и взяли мы 25 рублей и от неё избавились".

Как с такой покупкой сладил однодворец, неизвестно.
Но крестьяне и помещики были в самом деле увязаны друг с другом волей и неволей.

Разумеется, не все крестьяне были заняты на пашне.
Громадные толпы обслуживали бар:

"Людей (дворни) в домах держали тогда премножество, потому что кроме выездных лакеев и официантов были ещё: дворецкий и буфетчик, а то и два; камердинер и помощник, парикмахер, кондитер, два или три повара и столько же поварят; ключник, два дворника, скороходы, кучера, форейторы и конюхи, а ежели где при доме и сад, так и садовника.
Кроме этого у людей достаточных и не то что особенно богатых бывали свои музыканты и песенники, ну, хоть понемногу, а всё-таки человек по десяти.
Это только в городе, а в деревне - там ещё всякие мастеровые, и у многих псари и егеря, которые стреляли дичь для стола; а там скотники, скотницы, - право, я думаю, как всех сосчитать городских и деревенских мужчин и женщин, так едва ли в больших домах бывало не по двести человек, ежели не более.
Теперь и самой-то не верится, куда такое множество народу держать, а тогда так было принято, и ведь казалось даже, что иначе и быть не могло".

Орды прислужников исполняли все причуды бар.
Родственник Е.П.яньковой, единственный сын и наследник первого русского историка В.Н.Татищева, был из таких причудников:

"Евграф Васильевич не ездил себе в деревню, как обыкновенно ездят другие; он терпеть не мог останавливаться на постоялых дворах или в избах, а останавливался, где ему приглянется место и когда вздумается. За ним всегда ездила фура, в которой ехала дорожная поварня, буфет и палатка.
Вдруг ему понравится место и закричит:"Стой, палатку!"
Тотчас разобьют палатку, расстелят ковры, расставят складной стол, походные кресла, и он выйдет из кареты и сидит себе в палатке, жуирует, а в другой палатке люди, а лошадей кормят в это время".

Характер у этого неженки был крутой.
Янькова невозмутимо замечает:
"Он был очень умный человек, и сердцем не то чтобы злой человек, но превзбалмошный и прегорячий: чуть что не по нём сделает человек, того и гляди, что закричит: "Плетей" - и живо велит отодрать на конюшне".

Отодранному было, конечно, всё равно, умён этот горячий барин или дурак.

"В ту пору, к сожалению, это водилось, и зачастую, что пороли людей, и по-тогдашнему это не считалось предосудительным, не казалось даже и жестоким.
Но бывали и ужасные случаи: так вот, например, граф Каменский был очень жесток в обращении со своими людьми, и кончилось тем, что люди его сговорились и в деревне его зарезали".

Убийство фельдмаршала Каменского потрясло общество. Граф в самом был крайне жестокого; он и в армии славился свирепостью, хотя неудачно воевал с Наполеоном, и даже собственному сыну мог задать за опоздание 20 ударов арапником. Граф стал одним прообразом страшного барина в "Тупейном художнике" Н.Лескова - прямо под собственной фамилией.

Убил Каменского подросток-казачок, брат засечённого насмерть крестьянина.
За своё преступление он был осуждён на 100 ударов кнутом (палач был мастером своего дела, на последнем ударе казачок умер, так что это была по сути жестокая смертная казнь).
300 крепостных Каменского по этому делу были отданы в солдаты или пошли в Сибирь.
На могиле графа был воздвигнут памятник - валун весом 300 пудов.

Поэт Жуковский написал на смерть Каменского прочувствованную романтическую элегию.

  • 1
Был простор для любителей садо-мазо :)

Мда... на смерть казачка никто оду не написал.

А что о них писать, они даже ж и не люди, по несколько десятков рублей за штуку-то. То ли дело чистые господа с хорошими лицами и безупречного происхождения. Да более того, собака и то лучше, чем быдло сиволапое.
p.s. imho, на деле таки написали, только не оду, а песню. Интернационал называется.

Какой-то кошмар! Читаю воспоминания прекрасной Панаевой, где она пишет о том, как делили наследство после умерших родителей ее муж, литератор, и его братья с женами. Людей распродавали, не считаясь с семейными узами. Одна женщина, попавшая в рабство к Панаеву, умоляла его вызволить своего единственного сына, попавшего при дележке к брату писателя. С трудом удалось его обменять на кого-то из крепостных. И это середина 19 века!

А как многие сейчас идеализируют то время! даже историки такие есть. Мол, неплохо жилось крестьянам: всегда при руководстве культурного барина, была уверенность в завтрашнем дне и пр.


как мне один такой "идеалист" заливал, что "Если пороли, то только по отеческой любви. Взаимной.". Я, правда, тогда с козырей зашёл -- спросил соловья о его происхождении. XD

Да, почему-то теперь все воображают себя дворянами - а крестьяне это другие, поделом им.

imho, это чунибио в хронической форме (прогрессируя, может развиться в Повелителя Всея Голактеги (знаю (знал) живьём именно такого)), но с дворянским флёром. :)

Наверное, по-разному было, кому как...

Крепостное право было набором плюсов и минусов, как любое общественное явление.
При Александре I произошла отмена крепостного права в Российской империи (Эстонии и Латвии-1815-1817гг.) раньше, чем в Чехии(1848г.) и то в результате революции.
Это произошло поскольку прибалтийские Штольцы подготовили свои хозяйства к отмене и выступили с соответствующей инициативой пока Обломовы болтались по Спб и Москве. Т.е заслуга Бенкендорфа, как и других Штольцев очевидна.
Эти бароны цивилизовали эстонцев-самых передовых европейцев Восточной Европы, как в СССР так и сейчас.
А Романовы были всегда "За".
Т.е. Романовы шли на реформы, когда видели, что в конкретном месте условия созрели и в спокойное время.

Движение декабристов во многом было спровоцировано именно отменой крепостного права (вы указали, где) и конституцией для Финляндии и Польши.
Это, по воспоминаниям князя Трубецкого, было оскорблением русского общества.
Ничего сверхъестественно передового в Эстонии не было, но Александр активно заигрывал со Штольцами и панами Твардовскими, оставаясь глух к русским ( или труся).


"Ничего сверхъестественно передового в Эстонии не было, но Александр активно заигрывал со Штольцами и панами Твардовскими, оставаясь глух к русским ( или труся)."
Сверхъестественного ничего, кроме более производительного труда.
Потомками прибалтийских рыцарей-крестоносцев были прибалтийские помещики, которые на скверных землях Эстонии и Латвии (сравнительно с украинскими черноземами)создали образцовые хозяйства.
На богатых землях России и Украины Обломовы согласились на отмену лишь в 1861г. под нажимом правительства.
С такими хозяевами эстонским крестьянам было "тяжело в учении", но оказалось "легко в бою". По всем параметрам на своем болоте и ленинградском климате эстонцы-абсолютные лидеры из стран б.СССР.
И в науке эстонцы тоже лидеры.
В маленьком Таллине они создали Skype*(единственные из оторвавшиххся республик создали цивилизационный продукт мирового уровня и потребления).
Труся? чего?
Декабристы возмущались, м.б., из зависти: по принципу ген. Ермолова:"Прошу произвести меня в немцы"
--------------------------
*https://en.wikipedia.org/wiki/Skype

В какой науке эстонцы лидеры? Просто любопытно стало. Потому что не слышно вроде ничего подобного, хотя эстонские фамилии узнаваемы.




Повторяю ссылку на авторов Skype. Там четкие эстонские фамилии*:
"The Skype software was created by Estonians Ahti Heinla, Priit Kasesalu, and Jaan Tallinn. The first public beta version was released on 29 August 2003.[31]"
------------------------------------
--------------------------
--------------------------
*https://en.wikipedia.org/wiki/Skype


  • 1
?

Log in

No account? Create an account