EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


Previous Entry Share Next Entry
ЗАРЯДЬЕ. НЕ ПАРК
cambria_1919
На том месте, где теперь луга и земля дышит, как в каком-нибудь XV веке (оценивать парк по достоинству сразу после закладки сложно), где раньше высился громадный сундук гостиницы "Россия", ещё в начале ХХ века кипела иная жизнь.

Некоторые говорят, что лучше бы восстановили старое.
Но это невосстановимо!
И не потому, что не сохранилось документов для реставрации - фотографий и планов как раз достаточно.
Однако сам смысл и наполнение тех переулков, строений, дворов вернуть невозможно.

Почему?
Потому что Зарядье (самый центр Москвы!) никогда не могло похвастаться эффектными особняками, роскошными магазинами, садами и бульварами.
Оно густо населено было мелкими ремесленниками и торговцами.

"Некоторые дома сплошь были наполнены мастеровыми: тут были портные, сапожники, картузники, токари, колодочники, шапочники, скорняки, кошелевщики, пуговичники, печатники, печатавшие сусальным золотом на тульях шапок и картузов фирмы заведений", - вспоминал писатель Иван Белоусов, приятель Чехова.

Сам сын мелкого портного, Белоусов в детстве излазил Зарядье вдоль и поперёк - мальчиков-учеников то и дело посылали туда то за табаком, то за съестным.
Да и самим ребятишкам было интересно в этом пёстром человеческом муравейнике.

В 1870-е годы в Зарядье наполовину было заселено евреями. Вынужденные с 1826 года селиться в Москве только здесь (это разрешалось лишь купцам, и то на срок лишь от месяца до трёх, смотря по гильдии), они и позже оставались в этих местах. Конечно, позже богатые евреи отселились в более престижные районы, а в Зарядье остались в основном портные, шапочники и скорняки попроще.
Евреи-скорняки чаще всего скупали обрезки меха - т.н. "шмуки" - сшивали их в меховые пластины, а потом "в мездру польского дешёвого бобра вставляли седые волосы енота или какого-нибудь другого зверя; от этого польский бобёр принимал вид дорогого камчатского".
Разумеется, сшитые из такого меха вещи покупали люди скромного достатка.

Жила еврейская беднота скученно, скудно, но дружно:
"На "галдарейках" (длинные наружные переходы вдоль этажей - С.)в летнее время располагались мастеровые со своими работами: сапожники сидели на "липках" и стучали молотками, скорняки... сшивали лоскутья меха, хозяйки выходили со своим домашним шитьём, около них вертелась детвора. А по праздникам на "галдарейках" собирались хоры и пелись песни".

Другой достопримечательностью старого Зарядья были т.н."головные лавки", где вываривалось всякое гольё - лёгкое, сердце, печёнка, горло, рубец, щековина, целые головы.
Всё это горячим разбирали лоточники и продавали тут же.

"Чтобы горячее гольё не остывало, оно покрывалось на лотках тряпками. Можно было купить на копейку, на две печёнки и лёгкого с горлом. Состоятельные мастера посылали учеников прямо покупать в головные лавки обрезки кожи и жира с окороков ветчины... Кость от окорока, судя по остаткам содержимого на ней, стоила от 10 до 15 копеек. Такие закуски на языке мастеровых назывались "собачьей радостью".

Некоторые головные лавки особенно славились.
В лавке Кастальского было даже что-то вроде столовой, где на 10-15 копеек можно было поесть горячей ветчины, мозгов и сосисок, а в пост - белуги или осетрины с хреном на красном уксусе (это была постная пища бедноты!) К закускам - сайка или калач.
Покупатели побогаче обращались к "Арсентьичу", который держал трактир. "Ветчина Арсентьича по своему засолу и выдержке славилась даже за пределами Москвы".

"К услугам торгового люда на улицах стояли и другие торговцы - рубцами, завёрнутыми в трубки, горячими кишками, начинёнными гречневой кашей и обжаренными на бараньем сале...
В посты торговцы выходили с гороховым киселём, вылитым и застуженным прямо на лотках".
Всегда были на лотках и горячие блины, по копейке штука.

Мальчишки-ученики особенно любили гречневики, которые они называли "грешники". Совсем забытое кушанье:

"Они выпекались из гречневой муки, в особых глиняных формочках. Гречневик представлял из себя обжаренный со всех сторон столбик высотой вершка в два (вершок- 4,45 см - С.); к одному концу он был уже, к другому - шире.
На копейку торговец отпускал пару гречневиков, при этом он разрезал их вдоль и из бутылки с постным маслом, заткнутой пробкой, сквозь которую было пропущено гусиное перо, поливал внутренность гречневика маслом и посыпал солью".

Если мальчишки-подмастерья роились вокруг торговцев со съестным, взрослые могли обзавестись и другим товаром.

Певец П.И. Богатырёв так описал торговлю в Зарядье:

"Вдоль Москворецкой улицы идут лавки, торгующие пряностями, здесь всегда острый запах. Торгуют воском и церковными свечами, а также мылом и знаменитыми в то время муромскими сальными свечами... они не трескались и не ломались...
На противоположной стороне торговали верёвками, рогожами, разной бумагой, а на самом углу у моста были живорыбные лавки с садками на реке, откуда и снабжалась Москва аршинными живыми стерлядями.
Вдоль набережной, с наружной стороны стены (Китай-города - С.) находились лабазы, где вели торговлю хлебными товарами, а также рогожами, кулями и мешками".

Зарядье кипело торговой и ремесленной жизнью, было живописно, но неопрятно:

"Само Зарядье, как то: улицы, переулки, дома и квартиры, было грязно до невозможности и пропитано ужасным воздухом; надо было иметь большую привычку, чтобы пробыть в Зарядье хоть час. Улицы и переулки узкие, тесные, народ какой-то обдёрганный, - даже жутко становилось. Бывало, вырвавшись оттуда, радостно вздохнёшь свежим воздухом".

Теперь воздуху много - правда, и народу пока тоже.
Но всё совсем по-другому.
Потому что времена меняются. И не стоит огорчаться по этому поводу.

  • 1
Зачем Вы так пишите-"громадный сундук гостиницы "Россия".
Очень соразмерное здание было,белое, с золотом.
Ничего кругом не подавляло.
И функциональное.

Я же собственное мнение пишу.
Мне это здание всегда виделось крайне унылым. Длинное-длинное, с тысячей одинаковых окошек. Конечно, стиль эпохи - минимализм-урбанизм, царство параллелепипедов. Но не люблю такое.

Не согласен

Не согласен, не было оно никогда зданием-символом минимализма.
Да длинное, но не подавляла своим объёмом сохранённые рядом с ним церкви.
И как сверкало на солнце.

А для меня, жителя провинции, эта гостиница была символом новоявленной модной роскоши (недаром там останавливались кинозвезды во время МКФ),красивым, современным зданием, очень нарядным, белым, просторным (помню фото в "Советском экране", где на открытых террасах (крыльцо?балкон?) брали интервью у Олега Видова, Эвы Шикульской).
Вообще, люблю 60-е с их минималистической эстетикой в архитектуре и интерьерах. Там много света, воздуха, простора!

как много воды утекло с тех времен

Как вкусно все! Попробовать бы их ветчины с сосисками!

Отличная статья.Я ушла на самиздат. Будет время, желание заходите.
http://samlib.ru/j/julija_w_l/indexvote.shtml

  • 1
?

Log in

No account? Create an account