EPISTULARUM

Ничего трудного: только жить согласно своей природе. Трудно это лишь по причине всеобщего безумия


Previous Entry Share Next Entry
РУКА ПОБЕДИТЕЛЯ рецепты обольщения с последующим разоблачением
cambria_1919
Пикап штука старая, как мир.
Пикаперы и неотразимые сердцееды были всегда, просто не сбивались в виртуальные сообщества.

Будет история с маскарада в бывш.(тогда уже бывш.) Мариинском театре в 1921 году.
Герои нерядовые.
Он (он всё это потом записал - и молодец; ведь интересно, что они чувствуют?) - молодой художник, красавец с гусарскими замашками Владимир Милашевский. 28 лет, но ветер в голове.
Она... Об этом после.

Карнавальное веселье всегда было связано с нарушением всех и всяческих табу, временной отменой всех запретов и границ - и с неизбежной любовной лихорадкой.
Довольно голодное начало 1921 года было всё-таки временем мира и жажды радости. А маскарады в Мариинке и вовсе традиция - кресла партера на этот случай убирали, и в зале танцевали.
В ложах (вспомним, что там есть и двери, и аванложи) веселились компании и парочки предавались любви.

Она была высокой, в чёрном домино и чёрной шёлковой маске.
Он перекинулся с ней парой пустых фраз.

Дальше - учитесь у него. Или возражайте, что так не надо. Или надо не так.

"Рука моя быстро нашла в этой чёрной хламиде какую-то прореху, и я схватил маску за тёплую руку. Молодая, тёплая и нежная рука! Скорей, скорей! Гладь её касайся, не давай ей привыкнуть к прикосновению. Переменный прерывистый ток! Дразни, дразни её нервы! Милое домино! Вы наскочили на пианиста, на мастера своего дела, на своего рода Шопена или Листа! А вы думали так... пройдёмся по коридору...
- Пойдём, Домино, в третий ярус, там, кажется, свободнее".

Она согласна. Он вынужден выпустить её руку - пока на лестнице, пока идут вверх; она, как положено, впереди. Он?

"Коснусь в центре спины, сразу отпущу руку! Коснусь чуть пониже! Фигура скорее скромная...Опять нашёл в складках её руку. Нежная рука длинновато-высокой женщины! Но это не девушка! Судя по каким-то излучениям её тела! Женщина бывалая!.. Смелей! В атаку!
С рыси переходи на галоп!
Надо, чтобы она привыкла к руке, как лошадка. Поглаживай, поглаживай её".

Далее ода в прозе:
"Никто ещё не исследовал человеческую ли, вернее, мужскую руку! Есть рука пианиста неповторимая! Рука Рахманинова! Рука Скрябина! И есть рука взломщика сейфов! Есть руки картёжных шулеров... такое же чудо, как и руки скрипача Паганини.
И есть рука победителя женщин.
Это уже настоящая тайна природы. И если "те" руки можно тренировать, изощрять упражнениями, то рука победителя не требует упражнений. Это уж - подарок Всевышнего.
Я говорю, конечно, о "победителях" в один вечер, а не о руках лирических воздыхателей, которые мямлят по полгода!"

Какова же эта чудо-рука?

"Сухая, сильная, тёплая ладонь. И не жёсткая, а предательски ласковая, как бы впивающаяся ладонь. Именно при этих условиях идёт магическое "излучение", порабощающее женщину!
Мокрая ладонь, хотя бы чуть влажная и липкая, с холодноватымии пальцами - это могила! Провал! Даже тонкий слой влаги уже не пропускает "поработительных лучей"!
От сухой и мягкой ладони женщины должны обороняться, как от врага, способного испортить всю её жизнь! Она теряет разум, дав этой ладони до себя дотронуться!"

Таковы были каноны пикапа.
Предполагалось, что женщина не ведает, что сухая ладонь означает: он не взволнован, не возбуждён, не жаждет. Он спокоен и деловит. Это так уж интересно?

Между тем маскарадная пара достигла третьего яруса.
Большинство лож занято, на намётанный глаз капельдинера видит шикарно скроенные брюки нашего героя - разве такой не сможет заплатить за ключик от ложи?
Так и вышло.
Он действует, как привык:
"Сейчас нажим на спинку должен быть сильней и затяжней! А слова, чем площе и тухлее, тем лучше!
Теперь всё дело в том, чтобы коснуться радиоактивной рукой её голых коленок под домино и тогда...
Далее, как в шахматы... по разработанной системе: староиндийская партия или какая-нибудь там... партия Чигорина или Алехина!"

Всё идёт, как всегда.
"Итак довольно остро!
И вдруг!
Очевидно, какой-то неверный жест!
Чёрт возьми!
Но все мои "ходы" были выработаны между двух " раз" танца Смерти!
Так что.. Может быть... грубее на полтакта, чем ей требовалось!

Порывистый жест, снимающий маску!"

И он видит лицо, знакомое всем, любимое тогда многими. И многими нами теперь тоже любимое - много лет спустя.
Она категорична:
- Довольно! Игра окончена! Я иду домой! Вы меня проводите?

Он обескуражен:
-Ах, простите... Я не знал, Анна Андреевна...

Это финал. Наверное, слова, что "чем тухлее, тем лучше" - хорошее противоядие против чар радиоактивной руки?

Он признаёт:
"Нет!Нет! Я не был специалист по гениальным женщинам! Никогда я не был бы любовником ни мадам де Сталь, ни Жорж Санд. Ни Софьи Ковалевской... другая техника...
Мне милее не знаменитости, а так...мадам Бовари из Пензы..."

Всё-таки скромность украшает человека.

Они встретились через 38 лет (ему заказали её портрет для Пушкинского дома).
Портрет нарисовался, они мило поговорили и вспомнили ту давнюю встречу на маскараде, смеясь.

Он ей потом немного отомстил. Теперешней, которую узнал только по росту.
Потому что описал её так:
"Что-то рыхлое, пухлое, тяжёлое заменило или почти родилось из того, что когда-то было чётким, сухим и гибким!"

А ещё поиздевался над рисунком Модильяни, который висел у неё на стене и которым она очень гордилась:
"Анна Ахматова, изображённая в виде какой-то пакостно-похабной жирной гусеницы... Еле-еле, бездарненько выведенный профиль сомнительной схожести! ... Какая-то клевета..."Ну, жалкий же ездок!" - как говорится о Молчалине".

Обычное дело у ездоков - " и каждый встречал другого надменной улыбкой".

Но рисунок Модильяни и в самом деле не очень хорош.

  • 1
Двадцать первый год! - и такое. Немыслимо.


Может, дело вовсе и не в руке.

Сказывают, будто Домино всё больше до своего же пола была охоча? Или я путаю?


нет, она любила мужчин. Очевидно, не таких.

Очаровательно. Великой Анне Андреевне 32 года - самое время пошалить. Особенно мило, что в 21 году был расстрелян ее первый муж Гумилев.
Муж в могиле, сын в тюрьме,
Помолитесь обо мне.

Хотя...
Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда.


"Всюду жизнь".
Милашевский пишет, что маскарад был на святках 1921 года, незадолго до Кронштадтского мятежа (начался 24 февраля).
Гумилёв ещё жив и с другой. Он расстрелян 26 августа.

А ведь кто-то и сейчас рассуждает так же.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account