cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Categories:

ОН ТАК СКАЗАЛ странности мужской любви

Таких мужчин много, хотя бывают, конечно, и другие.

Айседоре Дункан её возлюбленный - нет, ещё не Есенин, а Гордон Крэг - говорил:
"Почему ты не бросишь театр? Почему ты желаешь появляться на сцене и размахивать вокруг себя руками? Почему тебе не оставаться дома и не чинить мне карандаши?"

Ей было тогда 26, её слава великой босоножки уже гремела.
Ему - 32. Из знаменитой актёрской семьи - потому и не хотел быть актёром, чтоб не сравнивали с великой матерью, Эллен Терри. Стал иллюстратором и декоратором, но голова уже была полна театральных идей (гениальных, как считала Айседора - и не слишком ошибалась).
У него уже было семеро детей от разных женщин (Айседора родит восьмого, дочку) и ни пенни за душой.
Зато он "привык жить, как герцог".

Была любовь с первого взгляда, с первой встречи.
Вовсе не в старости Айседора написала мемуары. О встрече с Крэгом - так откровенно, что и теперь не всякая женщина решится настолько открыться публике. Рассказать о том, как она была потрясена, когда он разделся:
"Белое, гладкое, блистающее тело - так должны были выглядеть Эндимион, с его стройным высоким молочным телом перед широко раскрытыми глазами Дианы, Гиацинт, Нарцисс и бодрый мужественный Персей".

Айседора бредила античностью и в своих танцах пыталась возродить свободу непредсказуемых движений и грацию природы.
Потому - Эндимион.

Впрочем, она заметила и иное:"Он производил впечатление хрупкости, почти женской слабости, и только руки с широкими концами больших пальцев изобличали силу. Он всегда говорил о своих квадратных больших пальцах, как о пальцах убийцы".
Но и эти руки вызывали её восторг. В разлуке, на гастролях она писала ему:"Я не знаю, что такое Десять заповедей, но я целую каждый из твоих дорогих десяти пальцев".

Они были уверены, что созданы друг для друга.
Она очень хотела поработать вместе. Но он видел, что она самодостаточна, и ей ничья помощь не нужна. Разве что можно чуть отточить не слишком изысканный Айседорин вкус - например, убрать из программы "Голубой Дунай" Штрауса (он находил этот вальс избитым и обывательским).

Однако у него были свои собственные планы и мечты.
Чтобы они сбылись, нужны деньги.
Достаточно денег могла заработать только Айседора. Причём не очинкой карандашей.
Пришлось впервые расстаться.
Она едет на гастроли в богатую Россию и пишет ему в поезде:" Как я люблю тебя - как я люблю тебя- как я люблю тебя - вот что выстукивают колёса - и я плачу настоящими слезами - старомодными, идиотскими, древними, как мир, слезами".

Деньги появились! К тому же Айседора знакомит Крэга с европейскими знаменитостями, для которых он ставит и оформляет спектакли. Это Элеонора Дузе, Константин Станиславский.
Сотрудничество получалось успешным, но шло трудно и обычно кончалось разрывом - Крэг слишком одержим своими идеями, чтобы ладить с идеями чужими.

Зато у пары рождается дочка.
Крэг придумал ей волшебное имя Snowdrop - Подснежник (чуть позже они всё-таки решили назвать её "по-человечески" - Дирдре, как красавицу из ирландской легенды).
Айседора снова выступает, Крэг становится её крайне неумелым, нерасчётливым, но требовательным продюсером.
Но они вместе. Всегда вместе.
Разве счастье невозможно?

Невозможно.
Он говорит:"Это не может длиться вечно, Топси".
Топси - выдуманное Крэгом уменьшительное от имени музы танца Терпсихоры; ведь его подруга сама Терпсихора.

Не может длиться вечно - и не длится.
Айседора случайно узнаёт, что Крэг, любя её, и не думал порывать со своей предыдущей подругой Еленой Мео, которая даже родила ему сына в разгар его романа с Дункан.
Эта Елена не чета Айседоре - скрипачка, она не раздумывая забросила музыку, чтобы стать тенью Крэга.

Он умел причинять боль, и тем, кто его любил, надо было научиться эту боль терпеть.

Потому он был удивлён тем, что Топси по-обывательски находит его связь с Еленой чем-то ужасным и обидным для себя.
При этом она продолжает "размахивать руками" (гениально, это он признавал!), покорять Европу и вызывать неудержимый восторг публики. Вот что может вызвать его ревность. А не какие-то романы.

Впрочем, деньги нужны...
Ему нужны.
Топси стала его "золотым мешком". И любовь ещё не умерла, но:
"Жить с ним означало отречься от своего искусства, от личности, может быть, от самой жизни и рассудка.
Жить без него означало пребывать в состоянии постоянного уныния, мучиться ревностью, для которой у меня, увы, были все основания".

Деньги плохой друг и поссорят кого угодно.
Взаимные расчёты Дункан и Крэга слишком запутались. Хотя Айседора всё пыталась заработать на исполнение его самой дерзкой мечты - театра, где актёры (непонятливые, капризные, косные существа, по Крэгу) будут заменены большими марионетками и прекрасными масками-символами. Нужна только музыка, самые простые декорации, эти удивительные марионетки. Возможно, среди них и Айседора (во всяком случае, она на это рассчитывала). То ли царица марионеток, то ли самая послушная из них.

Проект так и не осуществился. Они рассорились и расстались. Деньги, амбиции, ревность - всё разделяло их теперь.
Соединяла лишь Дирдре.

Через несколько лет Дирдре и её маленький брат Патрик погибли в Париже - машина во время прогулки свалилась в Сену.
Айседора обезумела от горя.
Крэг и даже Елена (она была всегда и неотступно при нём) слали такие сочувственные письма, что Айседора, не находя себе места, решает ехать в Лондон искать утешения у человека, которого так любила.

И её снова ждёт удар - потому что Крэг снова не понимает, что надо делать с чужой болью.
На вокзал встречать Айседору едет не он, а Елена. Всегда кроткая и ровная при возлюбленном, Елена вдруг сорвалась и наговорила Айседоре такого, что та была ошеломлена и не поехала к Крэгу.
Встреча не состоялась.
Айседора лишь послала записку, где объяснила, что ревнивая любовь Елены к Крэгу, которую та слишком неуместно высказала, сделала встречу невозможной.
Крэг, как всегда, ответил, что Айседора сама ревнива и потому сама виновата.

Это почти конец истории.
После они виделись несколько раз мельком и вполне примирились.
Каждый уже давно шёл своим путём - Айседора повсюду открывала школы босоножек, жаждала нового и небывалого, хотя слава её меркла.
Она погибла так, будто сама придумала себе эту смерть - ведь она часто танцевала с шарфом.

Гордон Крэг становился знаменитым режиссёром. Очень знаменитым.

Он прожил 94 года - так долго, что в 1956 году королева Елизавета II, ныне здравствующая, наградила его Орденом Кавалеров почёта.
Вспоминал он о Топси так:
"Мы стояли друг у друга на пути, хотя мы и были созданы друг для друга".

А если бы она оставалась дома и чинила ему карандаши?..
Та, которая говорила "без тебя я всё равно, что земля без солнца"?
Впрочем, чинить карандаши не большая премудрость.
Tags: Айседора Дункан, Гордон Крэг, история любви, мужчина и женщина
Subscribe

  • ТАПОЧКИ БОГИНИ

    «Чей туфля? Моё!» Расцвела у меня пара - как и полагается любой обуви – башмаков. Самых-самых обычных и неприхотливых. Хотя…

  • ВЕСНА ЖИВУЩЕГО НА ДЕРЕВЕ

    Такого длинного дендробиума - почти с пятью десятками цветов - у меня ещё не было. Прямо цветущий посох. Никогда нельзя предсказать, когда…

  • А У НИХ ВЕСНА

    Не только декабрист обязательно зацветает в декабре. Ещё и орхидеи по собственной инициативе распускаются к Новому году. Всякий раз. Очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments