cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Categories:

ЛЮБОВЬ, РАЗВОД И ТАЙНОБРАЧИЕ

Развод и теперь дело не особенно весёлое.
Но очень доступное.
И это правильно.

Семейные драмы и "неразрешимые противоречия" существовали всегда, а вот выходов из них почти не было.
Лишь ровно 100 лет назад развод стал свободным.
До того люди в несчастных и нерасторжимых браках изрядно мучились (сразу вспоминается Лев Толстой - и сам он, и его герои в "Анне Карениной", "Живом трупе" или "Крейцеровой сонате").

Впрочем, разведённые пары в России тоже существовали.
И даже не все так уж страдали, оказывается.
"Весь вопрос в деньгах", как утверждал один тогдашний ходатай по бракоразводным делам.

Потому-то официальных разводов в крестьянских или мещанских практически не встречалось.
Денежный вопрос. И вера!
Маялись, скандалили, дрались, даже убивали друг друга, но даже представить не могли, что можно разъединить то, что Бог соединил.

Иное интеллигенция, дворянство и средний класс.
Здесь вопрос о разводе стоял остро. Неудачные браки были часты. Развод допускался, но было это предприятие крайне муторное и затяжное.

Обычно дела о разводе тянулись многие годы - так, дочь Пушкина Наталья, которая страдала от бешеного характера и бесконечных проигрышей первого мужа, ждала развода более 10 лет.

Еще дольше длились переговоры о резонансном разводе в императорском семействе.
Великая княгиня Анна Фёдоровна (урожд. Юлиана- Генриетта-Ульрика Саксен-Кобург-Заальфельд) перестала быть супругой Великого князя Константина Павловича после 20 лет бесконечных хлопот о расторжении брака.
Причина развода была избрана приличная - слабость здоровья жены.

Надо сказать, что оба супруга, разбежавшись, не поставили крест на личной жизни.
Константин Павлович тут же женился на польке Иоанне Грудзиньской (из-за чего, по мнению семьи, не мог быть императором, хотя числился наследником - и императором в 1825 году не стал).
Юлиана, бывшая Анна, пусть замуж больше не вышла и даже была официально объявлена слабой здоровьем, имела пылкие романы и родила двоих внебрачных детей - от мелкого французского дворянина и от швейцарца-хирурга.

Однако большинству развестись было всё-таки трудно.
Ведь главной причиной развода бывало прелюбодеяние, а оно доказывалось кране неприличным для светских людей способом - недвусмысленными показаниями 2-3 свидетелей. Дополнительно могли быть представлены пылкие любовные письма, прижитые вне брака дети и пр.

Потому-то процветало ремесло подставных свидетелей, которые за деньги могли показать что угодно.
Так и бывало, если супруги предварительно договорятся и не будут мешать спектаклю.
Кто не брезговал таким способом развода и не боялся при этом огласки, разводился и в ус не дул.

Е.П. Янькова, в рассказах которой запечатлена матримониальная история московского барства нескольких поколений, встречала таких благополучно разведённых.

Первым был её сосед по имению П.А Бахметев, который уже во времена Екатерины Великой был стариком, причём поведения настолько нескромного, а разговора настолько похабного, что муж мемуаристки разрешил ей не посещать даже в группе родственников докучного волокиту и греховодника.
Янькова вспоминала: "Он был женат на княжне Львовой Марье Семёновне... Не знаю, сколько лет жили они вместе, только Марья Семёновна не могла больше вынести жизни с таким мужем и его оставила и потом вышла, с согласия мужа, за другого... если не ошибаюсь, за Якова Андреевича Дашкова".

Ещё один развод Янькова наблюдала в ближней родне: её племянник, князь Андрей Вяземский, страстно влюбился в замужнюю женщину, красавицу Александру Гурьеву.
Муж её был очень богат и жену любил, но ещё больше любил карточную игру.

Безумно влюблённый князь Андрей пленил Гурьеву, но её ответ на все признания был один:
- Хлопочите о разводе, быть вашею женою я согласна.
Только так.
"Как принял это Гурьев и что побудило его жену решиться на развод - я не знаю, но только Гурьев согласился принять на себя всякие вины, чтоб его жена могла выйти за Вяземского".

Говорили, что причиной такого экстравагантного поступка Гурьева было чрезмерное мотовство жены, известной щеголихи, которая говаривала:
- Я скорее буду есть размазню без масла и готова отказать себе во всём прочем, но люблю, чтобы то, что я на себя надеваю, было хорошо.

И вот как-то заплатив по жёниным счетам в модные лавки сразу более 12 тысяч рублей ассигнациями, Гурьев решился на развод.

Всего же развод любимой женщины обошёлся князю Андрею более чем в 40 тысяч ассигнациями.

Влюблённая пара обвенчалась, зажила очень дружно и ладно .
Но мысль, что развод для православных дело беззаконное, мучила даже такую легкомысленную женщину, как бывшая жена Гурьева.
Она искренне страшилась божьей кары и стала чрезвычайно бояться грозы, чего раньше не было - ждала, вдруг бог её накажет за двоемужество (Гурьев был вполне жив и здоров).

Вообще святость брака и венчания была огромной ценностью, особенно для женщин.

Та же Янькова рассказала необыкновенную историю одного беззаконного брака, случившуюся при императоре Павле.

Гвардейские офицеры - ещё екатериниского закала - были большими волокитами и озорниками.
Один из таких молодцов увлёкся молоденькой девушкой, и та в него влюбилась, причём настолько, что готова была даже бежать из дому с любимым, который не нравился её семье ухарством.
Однако она соглашалась сделать это только после венца.

Но вот незадача: офицер был уже женат.

В этой истории есть нечто общее с планами Анатоля Курагина увезти Наташу Ростову.
Тогда такое случалось, и не раз.

Но дальше события развивались совсем не так, как в романе Толстого.
Влюблённый офицер решил завладеть красавицей обманом: сказал, что тайный брак в церкви невозможен, но можно обвенчаться на дому.
Девушка поверила, и такое венчание совершилось. А попом стал переодетый в ризу священника приятель "жениха", такой же офицер-повеса.

Пара бежала, офицер немного "поматросил" с новой возлюбленной, которая родила ему дочь - но в конце концов бросил и женщину, и ребёнка. И скрылся.
Причём определённо выяснилось, что он уже давно женат на другой.

Женщина оказалась в самом бедственном положении.
Что тогда было принято делать в отчаянной ситуации?
Писать прошение на высочайшее имя!
Что и было сделано.

Император Павел терпеть не мог подобных офицерских проказ.
Он принял по жалобе обманутой девушки "замечательное решение: похитителя её велел разжаловать и сослать, молодую женщину признать имеющей право на фамилию соблазнителя и дочь их законною, а венчавшего офицера постричь в монахи.
В резолюции было сказано: что "так как он имеет склонность у духовной жизни, то и послать его в монастырь".

Молодой шутник, некогда вырядившийся попом, был в отчаянии от неожиданной развязки весёлого приключения двух друзей.
Но спорить с монаршей волей не приходилось.

Долго он роптал, но шло время, и он свыкся со своей участью.
С возрастом бывший проказник стал образцовым иноком, а затем и опытным старцем, к которому люди шли за советами. Родственники-аристократы хлопотали за него, и из дальней обители он был переведён в Александро-Невскую Лавру, где продолжил безупречную монашескую жизнь.

Там и встречала его, уже старика, Е.П. Янькова, дивясь, какими странными путями приводит судьба людей на путь веры.
Tags: А.П.Янькова, Лев Толстой, брак, император Павел, развод
Subscribe

  • В ГЛАЗАХ СМОТРЯЩЕГО

    Что меня пленило в этом не слишком искусном портрете, так это беретик, утыканный булавками. И, конечно же, веночек из земляники, фиалок и и ежевики.…

  • МЕЖ ЮНЫХ ЖЁН, УВЕНЧАННЫХ ЦВЕТАМИ

    Раз весна, то пусть будет про это! Не стоит и сомневаться, что самым первым украшением женщины были цветы. Ещё до всяких камушков, ракушек и…

  • ОНИ И МЫ. ПОВАРЯТА И КОШКИ

    Коты вечно торчат на кухне, когда там готовится что-то – на их взгляд – вкусное. А поскольку в состоятельных домах что-то этакое…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment