cambria_1919 (cambria_1919) wrote,
cambria_1919
cambria_1919

Categories:

ЗАБЫТО

В Голливуде, который сначала был чисто белым, а потом решил расовую проблему, делая ближайшего друга главного героя чернокожим (в старинном советском кино такой друг был обычно грузином), в последнее время таки коснулись темы рабства.
Рабство отменено давно (хотя расовое неравенство - довольно недавно).
Но  длинная тень того неприятного прошлого ещё тревожит.
Это - было.

Наши творцы, как правило, бодро срисовывают всё американское, что под руку попадает: налепили триллеров и фэнтези,боевиков и сериалов с закадровым смехом. Всюду поспели.
Думала, будут теперь фильмы и про крепостное право.
Про его старые грехи и длинные тени.
Ничего подобного.
Фильмы про "раньшее время" оглушительно и однообразно хрустят французской булкой, шуршат кринолинами и наигрывают  польку-бабочку.

Что неудивительно.
Даже некоторые историки вдруг стали доказывать, что крепостное право было вполне недурно (сама читала такое!) Мол, ничему не мешало, ничего не тормозило, а Салтычиху ведь примерно наказали.
Хотя она не виновата, поскольку имела проблемы с психикой и неудачи в личной жизни.
То есть нуждалась в уходе, а не в заточении.
И вообще одна была такая нехорошая.

Юный Пушкин писал про "барство дикое", этакое дремуче древнее.
Однако самые безобразные и причудливые формы крепостного права появились именно в екатерининское просвещённое время.
Дворян освободили от долгой государевой службы, приохотили к роскоши и развлечениям, и они могли на досуге предаться любым фантазиям.
Конечно, большинство дворян просто в разной степени привольно жили за счёт труда крепостных.
Не особо бесчинствуя. Мирно.

Но многие проявляли массу выдумки.
Крепостные театры продержались недолго - уж слишком уступали профессиональным.
Зато барские охоты процветали (некоторые заядлые любители держали более 700 собак).

И - крепостные гаремы.

Это было делом не исключительным, а повсеместным.
Сохранились материалы расследования, проведённого в 1841 г. по поручению министра государственных имуществ чиновником-статистиком А.П. Заблоцким-Десятовским.
О крепостном состоянии вообще. С разделом про положение крепостных женщин в частности.
Отчёт оставлен без высочайшего внимания, потому что итог был слишком непригляден.
Слишком уж много грязи, ставшей рутиной.

И без этого отчёта всё было всем ясно и известно.
Помните, в "Дубровском" у Троекурова содержалось за зарешёченными окошками шестнадцать миловидных горничных? Этот фрагмент, правда, отсутствовал в школьных изданиях.

Но именно так выглядел типичный барский гарем.
Януарий Неверов (1810-1893), педагог и мемуарист, сын служителя церкви и побочной дочери помещика, подробно описал  впечатления от жизни в имении Петра Алексеевича Кошкарова.
То был нижегородский помещик. Не сказочный богач, не такой уж аристократ.
К тому же лет 70 от роду.
Но и он имел гарем.

В этот гарем отбирались красивые крестьянские девочки.
Одевали их в европейское платье, учили манерам, грамоте, некоторых даже французскому языку. Многие, скучая в девичьей, очень увлекались чтением.
Сытая жизнь, не то, что в курной избе.
Правда, это была жизнь в абсолютной неволе, совсем как в турецком серале: в комнаты девушек вообще не допускались мужчины (родственники тоже).  В церковь и даже в нужник их сопровождали особо выученные бабы-дуэньи.

Каково же было предназначение этих одалисок?
Разумеется, служить и угождать властелину.

При его дряхлости о ночах страсти речь не шла. Все невольницы оставались девственницами.
Однако, отходя ко сну, помещик окружал себя красавицами, которые должны были забавлять его рассказами, согревать, гладить пятки и прочее.
Ходил он с ними и в баню.

Те, кто чем-то барину не потрафили, мигом получали затрещины, тычки, удары плетью. В бане он избивал девушек, которые пытались скромничать.
В общем, старичок был с садистскими замашками.
Которые посторонним были не видны, пока он взаперти тешился в своём гареме.

Но однажды случилось небывалое.
Одна из девушек, Афимья, влюбилась в Фёдора, тоже крепостного.
Как молодые люди сумели встретиться, неизвестно, но любовь оказалась взаимной и горячей настолько, что они решились бежать.

То ли их кто-то выдал, то ли сказалась неопытность, но крестьянские Ромео и Джульетта были пойманы и возвращены барину.

И тут его дикий нрав показался во всей красе.
Расправа с ослушниками была жестокой:
"Афимья после сильной порки была посажена на стул на целый месяц".

Этот "стул" - не мебель, а специфическое орудие пытки, которое, судя по разным мемуарам, имелось во многих поместьях. Изобретатель неизвестен.

"На шею обвинённой надевался широкий железный ошейник. запиравшийся на замок, ключ от которого был у начальницы гарема; к ошейнику прикреплена небольшая железная цепь, оканчивающаяся огромным деревянным обрубком, так что, хотя и можно было, приподняв с особым усилием последний, перейти с одного места на другое - но по большей части это делалось не иначе, как с стороннею помощью.
Вверху у ошейника торчали железные спицы, которые препятствовали наклону головы, так что несчастная должна была сидеть неподвижно, и только на ночь подкладывали ей под задние спицы ошейника подушку, чтоб она, сидя, могла заснуть".

Эта штука применялась к женщинам.
Расправа с мужчинами была более традиционной.

Несчастный Фёдор был приведён на барский двор и поставлен перед окном кабинета.
В окне появился пышущий злобой старец Кошкаров.
Осыпая Фёдора бранью, он закричал: "Люди, плетей!"

"Явилось несколько человек с плетьми, и тут же на дворе началась страшная экзекуция".
Кошкаров всё больше выходил из себя, вопил:
- Валяй его, валяй сильней!

Били долго. Сначала Фёдор кричал и стонал, а потом сник и затих.
Экзекуторы остановились, но барин всё кричал:
- Что стали! Валяй его!
- Нельзя, барин - помирает.

Взять на себя грех убийства даже крепостные не смели.

Лопаясь от гнева, Кошкаров потребовал:
- Эй, малый, принеси лопату!
Один из секших тотчас побежал на конюшню и принёс лопату.
- Возьми г... на лопату, - закричал Кошкаров.
При слове "возьми г... на лопату" державший её зацепил тотчас кучу лошадиного кала.
- Брось его в рожу мерзавцу и отведи его прочь!"

Вот и вся любовь.

Наказание плетьми было запрещено только в 1863 году.
Кнутом - в 1845.
О "стуле" венценосные законодатели, похоже, и понятия не имели.







 
Tags: Я.М.Неверов, история нравов, история повседневности, крепостное право
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments