Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

ПРОСТО И ВКУСНО

Листаешь просто так какие-нибудь рандомные книжки, и вдруг глаз цепляет нечто.
Не интересное что-то там, глубокое или необыкновенное.
Просто - нечто.

Книжка называется "Цепь измен", автор Тэсс Стимсон.
Женский роман, стало быть. Явно.
В аннотации сообщается, что все герои друг другу изменяют.

Но не в изменах дело.
Раскрыв книжку произвольно, сразу читаю такую фразу:

"Уильям принимается за пышный грибной омлет - со сморчками, шиитаке и устрицами, простой и вкусный".

А вы разве не так представляете себе простое блюдо?
 

ТОЛЬКО ЛЕТОМ



Пусть некоторые любят (и мечтают), чтобы всегда было жарко.
Чтобы всегда был пляж, и над головой колыхались пальмовые листья.

Нет, я как тот мальчик из детской книжки, который любил и лето, и осень, и зиму, и весну.

Именно это прекрасно - и в разгаре, и в неуловимых переходах из сезона в сезон.
И всё это «сердцу смертному сулит неизъяснимы наслаждения».

Уходит лето, и вместе с ним те радости, которых потом долго не дождаться.
Collapse )

ЛУЧШЕЕ РУССКОЕ ЯБЛОКО



Прошёл яблочный Спас - началась ранняя осень.

Яблоками пахнет.
Всюду яблоки!


Борис Кустодиев даже написал в 1916 году портрет яблока – тот, что на заглавной картинке.

Он тут на пару со сторублёвкой царской.
Как хотите, так это и понимайте.
Не имей сто рублей, а имей вот такое дивное яблочко?


Collapse )

ОНИ И МЫ. НЕЗВАНЫЕ



Незваные - это они.

Домашними животными их никак не назовёшь, хотя они так и норовят влезть в дом и  чем-то поживиться.

Современные продвинутые художники не слишком увлекаются изображениями еды.
А если уж напишут съестной натюрморт, то обычно никаких козявок и прочей живности туда не допускают.
Чтоб зрителей не тошнило?

Не то в славную эпоху барокко.
Collapse )

ХРИЗАНТЕЛЬКА



Колоритная фигура, правда?

Буржуа начала ХХ века.
Картинный.
Как из пьесы Максима Горького.

Горький вообще-то репутационный неудачник.
Не дали, несмотря на тогдашнюю его  популярность, Нобелевской премии (номинировался с 1918 до 1933 года).
Потом был он зачем-то объявлен пролетарским писателем, хотя ничего пролетарского в нём нет.
А потом за то, что был провозглашён пролетарским писателем, его сбросили с парохода современности.
В 1990-е.
С улюлюканьем сбросили – так до сих пор и плавает где-то в Лете.

Хотя на самом деле это лучший и единственный певец российского капитализма.
Collapse )

СДЕЛАЙ ЛИМОНАД



Голландские натюрморты моя слабость.
Вот кто ещё может так изобразить стол, за которым кто-то что-то съел, расковырял ложкой пирог, измазал тарелку, что-то надкусил – но выходит перл создания?
Это голландские «завтраки».
Collapse )

В БЛОКАДУ НЕ БЫЛО ТОЛСТЫХ

Великая сила контекста!

Недавно по сети пронёсся справедливый ураган возмущения телеврачихой Еленой Малышевой.

Она женщине, которой пенсии не хватает на особое диетическое питание (его усердно рекомендует телеведущая), ответила что-то вроде: "Надо не налегать на макарошки и вообще меньше жрать. В блокаду толстых не было".
Обидно, оскорбительно, нелепо.

И тут же, как нарочно, мне попадается книжка замечательной  Виктории  Токаревой:



Книжка называется "Дома стоят дольше, чем люди".

Это такой нон-фикшн, в котором ощущается и фикшн, поскольку писатель видит и помнит всё очень по-своему.
Жанр, вкус к которому нашей современной литературе Лимонов привил.
Collapse )

СЛАЩЕ СЛАДКОГО



На этой картине - роскошное пиршество короля Испании Филиппа II и его семейства.
Вернее, его завершение,  десерт.
«Апофеоз трапезы», как писали в старинных кулинарных книгах.

И даже ещё пафоснее писали:
«Десерт в конце ужина – то же, то гирлянда в фейерверке, а именно самая блестящая его часть. Он должен волновать душу и особенно взор; он должен вызывать удивление и восторг».

Хотя в старину за столами сидели довольно тесно, попробуем рассмотреть, что же такое удивительное там едят?
Collapse )

СТАКАН МОЛОКА



Это натюрморт Владимира Стожарова – замечательного художника того странного времени, когда русская интеллигенция последний раз с полным доверием и восторгом припадала к истокам - к прозе и поэзии народной жизни.

А натюрморт, несмотря на присутствие старинных туесов и деревянной ложки, очень советский.

И всё из-за этого стакана молока.
Collapse )

БЛИНЫ ЦВЕТОЧНЫЕ И ПАРМЕЗАННЫЕ



Это русский ресторан.

Даже странно, что русские художники – хотя бы передвижники - хотя бы с целью бичевания – совсем не изображали тогдашний общепит. Трактиры Кустодиева не в счёт: это уже ностальгические грёзы.

Ещё приватная трапеза у наших живописцев попадается иногда, а вот харчевни и рестораны (всё это было в XIX веке России в изрядном количестве и на любой кошелёк) совсем их не занимали.
В отличие от французов:



А ведь всё это так живописно.

Даже по рекламным объявлениям понятно, что и в русских ресторанах было на что посмотреть.
А меню!

Вот было такое место со странным названием «Восточный Байкал» (в Москве, в Сокольниках).
Рекламировался ресторан так:
«Комфортно отделанный, роскошно омеблированный  и пышно драпированный,  с приличным освещением, а внутренность дома  убрана разнообразными  душистыми цветущими и плодовитыми деревьями».

Деревья - развесистые пальмы и померанцы в кадах - считались признаком ресторанного шика.
Озеленение залов делали в "роскошном тропическом стиле", который теперь называют викторианским:



Это ресторан "Медведь" в Петербурге на Невском проспекте.

Владельцы «Восточного Байкала» хотели выглядеть столь же модно.
Хотя масштабы у них были не те, да и располагался ресторан далеко не в таком парадном месте.

Так что они особо подчёркивали: «сей ресторан отделан по примеру Парижских загородных гостиниц».

То есть заведение было с верандой и столиками на воздухе в летнее время.
Вот как в Булонском лесу (где в подобных ресторанчиках любили перекусить прелестные велосипедистки с осиными талиями и в пышных штанишках):



«Восточный Байкал» сулил гостям  вкусности со всей России:
«Получить можно живые стерляди, омские моксуны, крупные раки, приготовляемые в новом вкусе, молодые цыплята и цветные птички подорожники».

Конечно, насчёт живых стерлядей тут не очень ловко выразились – их же не сырыми и живыми ели,  просто приготовляли тут же, доставая из садков. приготовленное посетители и "получали".
А вот омский муксун уже привозной.
Сибирская нежная рыба.
Есть ли в Омске муксун сейчас? Вряд ли.

Как приготовляли раков «в новом вкусе», неясно.
Странны и «цветные птички». Это забытая северная дичь, лапландский подорожник. Мелочь – всего 25 г весу.
Что за особые гастрономические свойства именно у этой крошки, тоже загадка.

Ещё одна региональная вкусность – «к жарким и винам подаётся С.- Петербургская морошка».

Но это же Москва!
Потому главная гордость заведения - блины.

И не только блины привычной классической рецептуры.

Например, подавались «букетные блины, приготовляемые на фруктовом соку, а не на дрожжах, с букетами и буквами на каждом блине, выходящими отчётливо и оригинально».

Каким образом на блинах появлялись эти цветы и буквы? Фигурное дно было у сковородок?
Или блинщики орудовали фунтиками и рисовали прямо на блине?

Сейчас это искусство - картинки на блине - снова входит в моду.
Рисуют тестом, подкрашенным шоколадом или ягодным соком.
И не только сердечки рисуют, спирали и иные простенькие узоры. Целые картины получаются.
Одна девушка делает даже блинные портреты звёзд Голливуда.
Вот Райан Гослинг в виде блина.
Вернее, блин в виде Райана Гослинга:



А что, похож!

Старинные же букетные блины считались не только эффектными, но и полезными – «по свойствам входящих в них фруктовых дрожжей  не отягощают желудка и не теряют своего вкуса при употреблении их с зернистой икрой и свежей сметаной».

Пеклись и блины с иностранной ноткой:
«Имеются вновь вышедшие пармезанные блины, приготовляемые из заграничного сыра пармезана, от которого они заимствуют вкус и самый букет, их также употреблять  можно  с зернистой икрой и свежей сметаной».

Блины шли на столы прямо с пылу с жару – «отпускаются  без задержки, и для пикников отдаются четыре комнаты, эффектно убранные  душистыми и цветущими деревьями, с прибавлением к оным на сих днях цветущей камелии».

А тут что-то странное.
Что за пикник в комнатах, хоть и с камелиями?
Пикник должен выглядеть вот так:



Скорее всего, пикниками в ресторане называли пиры  весёлых компаний, желающих угощаться в своём тесном кругу и с доступом свежего воздуха.
Тем более что для них имелась «обстановка комнат деревьями в роде итальянских летних галерей».
Вот летняя ресторанная веранда, только с минимумом деревьев:



Компания могла быть сколь угодно людной.
«Для пикников  же приготовляются  вышеупомянутые блины и отпускаются без замедления на 80 (! - С.) персон, по случаю вновь устроенных трёх искусственных печей».
Надо же, какие массовые пикники были возможны.

И что за искусственные печи? Газовые, что ли?

В общем, рекламный рассказ о ресторане был хоть и коряв слогом, но вполне завлекателен.
Он вполне мог привлечь публику и из города, и местную, дачную, которая всё лето проводила в Сокольниках и нагуливала на воздухе изрядный аппетит.
Публику эту изобразил старший брат Чехова, художник Николай:



Адрес заведения даётся с подробностями, чтобы гости не заблудились:
«По шоссе, не доезжая Сокольнической заставы, на левой руке, в кафе-ресторане, существующем и в летнее время на даче, имеющем двухцветный флаг, рядом с аптекой».

Не проедешь мимо!
К тому же «подъезд освещён».
Гуляй, Москва.