Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ВЕСЫ ДЛЯ РОМАНТИКА



Диетологам  в старину было не до наружности пациентов.
Остались бы те живы!

Их приглашали, чтобы выходить  больных.
То есть отпоить бульоном и сливками, вернуть аппетит и силы.

Хотя кровопускания, клизмы и рвотное считались куда более надёжным средством борьбы с любыми хворями, чем диета.

Если красавицы и просили советов врачей по поводу рациона, то лишь желая  прибавить в весе и нагулять пышные формы.

Потому первый  почти современный опыт похудения  ради красоты  был проделан вовсе не  дамой, а мужчиной.


Знаменитым поэтом.


Collapse )

ПРОСТО И ВКУСНО

Листаешь просто так какие-нибудь рандомные книжки, и вдруг глаз цепляет нечто.
Не интересное что-то там, глубокое или необыкновенное.
Просто - нечто.

Книжка называется "Цепь измен", автор Тэсс Стимсон.
Женский роман, стало быть. Явно.
В аннотации сообщается, что все герои друг другу изменяют.

Но не в изменах дело.
Раскрыв книжку произвольно, сразу читаю такую фразу:

"Уильям принимается за пышный грибной омлет - со сморчками, шиитаке и устрицами, простой и вкусный".

А вы разве не так представляете себе простое блюдо?
 

А ОН И НЕ ЗНАЛ



Пушкин своим предком, крестником Петра Великого, гордился.
Не раз писал о нём.
Собирал по крупицам семейные предания.

Он смело писал в набросках автобиографии о матери: «Дед её был негр».

Впрочем, и вся  родня Пушкина по материнской линии, Ганнибалы, чтили предка-арапа и ничуть его не стеснялись.
Что говорит об уровне расизма в России.
Нулевом.

Поскольку достоверных портретов первого из русских Ганнибалов не сохранилось, я  заглавным сделала эффектное современное фото его земляка.
Компатриота, как сказали бы в старину, нашего Абрама Петровича (фотограф Марио Герт).

Романтическая и невероятная биография арапа Петра Великого чрезвычайно занимала его великого потомка.

Но была она, возможно, даже романтичнее и невероятнее, чем воображал и знал Пушкин.
Collapse )

ЛУЧШЕЕ РУССКОЕ ЯБЛОКО



Прошёл яблочный Спас - началась ранняя осень.

Яблоками пахнет.
Всюду яблоки!


Борис Кустодиев даже написал в 1916 году портрет яблока – тот, что на заглавной картинке.

Он тут на пару со сторублёвкой царской.
Как хотите, так это и понимайте.
Не имей сто рублей, а имей вот такое дивное яблочко?


Collapse )

ОН УЛЕТЕЛ

Люди любят пугаться. Знают в этом толк.
Почему бы и не пощекотать себе нервы?

К тому же Зло реально существует. И оно неискоренимо.
Но вот какое оно? Как выглядит?

Всегда просто сражает меня эта картинка:



Сам Дьявол тут перед нами.

Беседует о толковании Священного писания и прочем с вполне приличным человеком, св. Вольфгангом.
Редкие прохожие вяло наблюдают эту заурядную сцену.

Collapse )

ГЕРОЙ. НЕ МОЕГО РОМАНА



Женщины массово занялись писательством не так давно - и мужчин в этом деле пока не догнали.
Во многом. Не только в количестве томов.

Вот писатели создали массу разнообразных и убедительных женских персонажей, а у писательниц с героями-мужчинами не так всё хорошо.

Это не значит, что женщины о мужчинах не пишут.
Ещё как пишут!

Collapse )

ИЗ ВТОРОГО РЯДА?



Вот почему одни писатели считаются талантами первой величины, а другие – второго эшелона?
Не зря же это.

Наверное, потому что у гениев нет лишних слов.

Ещё нет небрежности.
Нет приблизительности и обидных неточностей.

Даже в травах и цветах им совершенно необходимо разбираться.
Collapse )

ТРИЛЛЕР



Я это с раннего детства помню, лет с 4-х, потому что бабушка читала.
Наизусть. Ей это нравилось.

А мне всегда было страшно.
Но тоже очень нравилось.

Медовая истома зноя, блаженство лета, красота, тишина - и ужас.

Collapse )

НА СОЛНЦЕ. BELLE EPOQUE



Если Belle Epoque  - Прекрасная Эпоха - чем-то и прекрасна, то не количеством рюшей на дамских платьях и количеством перьев на дамских шляпах.
Это как раз может и не очень нравиться.
Collapse )

В БЛОКАДУ НЕ БЫЛО ТОЛСТЫХ

Великая сила контекста!

Недавно по сети пронёсся справедливый ураган возмущения телеврачихой Еленой Малышевой.

Она женщине, которой пенсии не хватает на особое диетическое питание (его усердно рекомендует телеведущая), ответила что-то вроде: "Надо не налегать на макарошки и вообще меньше жрать. В блокаду толстых не было".
Обидно, оскорбительно, нелепо.

И тут же, как нарочно, мне попадается книжка замечательной  Виктории  Токаревой:



Книжка называется "Дома стоят дольше, чем люди".

Это такой нон-фикшн, в котором ощущается и фикшн, поскольку писатель видит и помнит всё очень по-своему.
Жанр, вкус к которому нашей современной литературе Лимонов привил.
Collapse )