Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ОН УЛЕТЕЛ

Люди любят пугаться. Знают в этом толк.
Почему бы и не пощекотать себе нервы?

К тому же Зло реально существует. И оно неискоренимо.
Но вот какое оно? Как выглядит?

Всегда просто сражает меня эта картинка:



Сам Дьявол тут перед нами.

Беседует о толковании Священного писания и прочем с вполне приличным человеком, св. Вольфгангом.
Редкие прохожие вяло наблюдают эту заурядную сцену.

Collapse )

ГЕРОЙ. НЕ МОЕГО РОМАНА



Женщины массово занялись писательством не так давно - и мужчин в этом деле пока не догнали.
Во многом. Не только в количестве томов.

Вот писатели создали массу разнообразных и убедительных женских персонажей, а у писательниц с героями-мужчинами не так всё хорошо.

Это не значит, что женщины о мужчинах не пишут.
Ещё как пишут!

Collapse )

ИЗ ВТОРОГО РЯДА?



Вот почему одни писатели считаются талантами первой величины, а другие – второго эшелона?
Не зря же это.

Наверное, потому что у гениев нет лишних слов.

Ещё нет небрежности.
Нет приблизительности и обидных неточностей.

Даже в травах и цветах им совершенно необходимо разбираться.
Collapse )

ТРИЛЛЕР



Я это с раннего детства помню, лет с 4-х, потому что бабушка читала.
Наизусть. Ей это нравилось.

А мне всегда было страшно.
Но тоже очень нравилось.

Медовая истома зноя, блаженство лета, красота, тишина - и ужас.

Collapse )

НА СОЛНЦЕ. BELLE EPOQUE



Если Belle Epoque  - Прекрасная Эпоха - чем-то и прекрасна, то не количеством рюшей на дамских платьях и количеством перьев на дамских шляпах.
Это как раз может и не очень нравиться.
Collapse )

В БЛОКАДУ НЕ БЫЛО ТОЛСТЫХ

Великая сила контекста!

Недавно по сети пронёсся справедливый ураган возмущения телеврачихой Еленой Малышевой.

Она женщине, которой пенсии не хватает на особое диетическое питание (его усердно рекомендует телеведущая), ответила что-то вроде: "Надо не налегать на макарошки и вообще меньше жрать. В блокаду толстых не было".
Обидно, оскорбительно, нелепо.

И тут же, как нарочно, мне попадается книжка замечательной  Виктории  Токаревой:



Книжка называется "Дома стоят дольше, чем люди".

Это такой нон-фикшн, в котором ощущается и фикшн, поскольку писатель видит и помнит всё очень по-своему.
Жанр, вкус к которому нашей современной литературе Лимонов привил.
Collapse )

ПРО ДУРАКА



Неожиданно для самой себя пишу вот это.

Посмотрела наконец фильм «Конек-Горбунок».
Интересно же, как у нас сейчас делают русские сказки.
По которым народ так соскучился, что принёс в эту кассу целый миллиард руб.

И я – как народ.
Сказка же из детства.
Полно там красоты и чудесных приключений.

Ох, зачем только я это взялась смотреть.

Collapse )

ТРИДЦАТЬ ВОСЕМЬ МИЛЛИОНОВ

Свадьба дело хлопотное и разорительное.
Даже если не брать для этого мероприятия кредитов и не устраивать сногсшибательных торжеств.

И ведь всегда так было.

Очень любопытна финансовая и практическая сторона одной из самых знаменитых свадеб в русской истории.
Свадьбы не особенно богатой, но затмившей для нас тысячи других.

Это бракосочетание А.С Пушкина и Н.Н. Гончаровой.

Обошёлся «свадебный переполох» поэту, не имевшему больших и тем более постоянных доходов, в 38 тысяч рублей.
Немало!
Во всяком случае, 200 тогдашних рублей равны, как уверяют знатоки и литературоведы, 200 000 рублей сегодняшних.
Сколько пошло на свадьбу у Пушкина, сами прикиньте.
Я насчитала теперешних 38 000 000.

Откуда же поэт взял такие деньги?

Collapse )



   

ОДИН ВЕЧЕР НА МИЛЛИОННОЙ

Этот портрет всем знаком как эталон романтического.
Такой вот красавец:



К.П. Брюллов, «Портрет А.Н. Струговщикова», 1840.

Искусствоведы хвалят портрет так:
«Брюллову удалось передать неуловимое состояние души поэта, которое посещает его в момент прозрения".
Как писал сам Струговщиков, «в минуты чистых наслаждений из глубины  душевных сил».

И в самом деле, Александр Струговщиков (1809-1879) был поэтом –  известным в своё время переводчиком с немецкого.
Особенно много трудился над Гёте.
Благодаря гению Мусоргского до сих пор всюду звучит переведённая Струговщиковым Песня Мефистофеля о блохе.
Да, та самая, где «жил-был король когда-то, при нём блоха жила» - и «ха-ха-ха-ха - блоха!»
Правда, "ха-ха-ха-ха" добавил лично Мусоргский.

Струговщиков был вхож в богемную весёлую компанию Брюллов-Глинка-Кукольник.
И с Пушкиным был знаком.
Вот это как раз интересная история.

В богемных пирушках Кукольника Пушкин не участвовал (он был несколько сноб и к тому же не пил).
А со Струговщиковым познакомился не вполне на почве поэзии.
Оба они в 1831 году женились на милых барышнях – может, это поначалу сблизило?

А ещё карты.
Оба были страстными игроками.

Причём Пушкин со времени свадьбы был, что называется, «в завязке».
В 1832 году он писал:
«… образ жизни моей совершенно переменился, к неописанному огорчению Софьи Остафьевны (содержательница известного петербургского борделя – С.) и кавалергардских шаромыжников (великосветские игроки, офицеры – С.). От карт и костей  отстал я более двух лет; на беду мою я забастовал будучи в проигрыше, и расходы свадебного обзаведения, соединённые с уплатой карточных долгов, расстроили дела мои».

Дела были расстроены настолько, что этот неподъёмный старый долг вынуждал Пушкина  занимать деньги у ростовщиков и без конца закладывать бриллианты Натальи Николаевны (её фамильное достояние), которые так и не выкупил до смерти.
В общем, играть было не на что и опасно.
Не хотелось разорять семью.

Но игру Пушкин всё-таки любил страстно, потому позволял себе играть по маленькой, просто для развлечения, в приличных дружеских домах.
Вот как у Струговщикова.

Молодой переводчик, в отличие от Пушкина, играл удачно.
Он не бросил  этот дело  и после женитьбы:
«…я продолжал играть, счастье мне благоприятствовало, и я в первый год женитьбы прожил до 33 тысяч; а откуда взялись – сам не знаю; разумеется, выиграл в карты».

Выиграл он так много, что снял прекрасную квартиру на Миллионной улице прямо рядом с Зимним дворцом.

Вот сюда-то  и стал заглядывать Пушкин:
«Он был у меня раза три  по утру и на нескольких вечерах», - с гордостью вспоминал Струговщиков в старости.

Однажды в один такой вечер Струговщиков повёл Пушкина  к приятелю и соседу, офицеру Рындину.
Тот жил в том же доме, и у него тоже шла игра.

Игра тамошняя Пушкину очень не понравилась, как и вся обстановка у подпоручика Рындина:
«Пушкин, как светский человек, не показал виду неприятности; но как общество было довольно грязненькое, то он, поставив карты две и заплатив деньги, поспешно ушёл».

То есть Пушкин не только снова проиграл, но и почуял, что игра тут нечиста.
А это он уже проходил.
На этом обжёгся.

Струговщиков и сам понимал, что виноват, что в такие сомнительные компании приводить  человека, которого уважаешь, нельзя.

Любопытно, что Струговщикова за тот вечер осудил даже князь Оболенский – известный игрок, дальний родственник Пушкина и партнёр его по карточному столу (и этому господину Пушкин до смерти остался должен!)

Хотя Оболенский и сам был не без греха  - Струговщиков пишет, что «я его, как заявленного (известного в игровом сообществе – С.) шулера и игрока, никогда не приглашал. Он, однако же, являлся иногда незваный».

Больше Пушкин со Струговщиковым не встречался.
Совсем.
Прервал приятельство. Слишком неприятным оказался тот вечер на Миллионной.

Только 29 января 1937 года, когда мёртвый Пушкин, уже одетый во фрак, лежал на смертной своей кровати, Струговщиков вместе с другими побывал в квартире на Мойке и даже сделал набросок профиля поэта.

После многие годы Струговщиков  предавался усердной переводческой работе. В этом деле он доходил до истовости: одного только «Фауста» Гёте перевёл шесть раз подряд.

Переводы его устарели и были подвергнуты разносной критике ещё при его жизни.
Молодые публицисты-шестидесятники разделали старомодные приёмы Струговщикова, не стесняясь в выражениях.

Зато остался в истории образцовый и очень знаменитый портрет поэта-романтика.
Здесь всё, как у романтиков положено: печальный рассеянный взгляд, чёрный атлас вокруг шеи, бледные и нервные тонкие руки (поэта? ловкого картёжника?)

Что ещё осталось?  Ещё «ха-ха-ха-ха - блоха!» (голосом Шаляпина).

А ведь немало!