Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

АНГЛИЙСКИЙ РОМАН



Ух, сколько я их прочитала.
Не только классики (»это другое»).
Кучу детективов.
И детективчиков.
И шуточек Вудхауза. И готических приключений на ровном месте.


Идеальное чтение на ночь.
Так что всё это в сознании слилось в бесконечный поток идиллически-иронически-сумрачных картин канувшей в Лету империи, над которой никогда не заходит солнце - но саму её солнце озаряет не так уж часто.
Зато дождик моросит исправно.


В беллетристике викторианская Англия исчезала постепенно, но неохотно, оставляя неизбывные сожаления – как же всё-таки это было хорошо и мило.
Только вот дорого и старомодно.


Декорации ко всему этому идеальны у живописца Джеймса Тиссо, который вообще-то Жан-Жозеф.
Он француз из Нанта и ученик великого Энгра.

В Англию попал по воле судьбы, но встретил там свою любовь.
И начался его собственный английский роман.

Салонная живопись теперь почти реабилитирована, так что и Тиссо вполне в почёте.
Для меня его картины – именно локации для бесчисленных английских романов.
Тех, где наследуют поместья,  травят тётушек, носят твид, объявляют и разрывают помолвки, переодеваются к обеду и влюбляются в кузин.


Да, в первую очередь поместье!
Где и парк, и пруд, и непременная тётушка.
И чай под сенью дерев:




И снова чай. И снова чай.
Тиссо вечно писал эти чаепития, чем пользуются до сих пор торговцы чаем, помещая его идиллии на своих коробках и пакетах.


Вот парадное чаепитие в гостиной с выходом в летний сад (оранжереи процветали в викторианские времена – тут вон какие выросли роскошные пальмы и бананы; Первая мировая пресечёт эти излишества):



Чай просто в эркере усадебной комнаты:



Хотя именно пребывание на свежем воздухе - главная радость элегантной сельской жизни.
Ведь в комнатах можно и в городе посидеть.

Так что считалось,  что чай особенно приятно пить на траве (но не очень удобно, на мой вкус – какой-то даме обязательно приходится вставать раком, чтобы угостить других):




Вот ещё один пикник на траве с дамой на карачках:



Куда удобнее чай на террасе (графиня с изменившимся лицом бежит к пруду, а лакей с видом «меня здесь нет» собирает чашки).
Этот лакей - редчайший случай появления плебса в роскошной обстановке Тиссо: подобно своим героям, он не замечал лакеев, садовников, горничных и прочих слуг.
Весь комфорт вокруг прелестных дам возникал сам собой.
Потому что так положено и так было всегда:




Чем ещё можно заняться в поместье?
Спортом. Поиграть в крокет:




Посидеть на скамейке в парке (влажная и прохладная Англия богатых людей приучила на природе подстилать под себя тёплые шкуры и ковры):



Пофлиртовать ещё следует, естественно (флирт как раз английское слово!):



А главное, покататься на водах!

Своим свежим континентальным взглядом Тиссо не мог не уловить: на этом острове очень много воды.
Влажны и сочны травы, облачны небеса, полноводны реки, глубоки пруды.

Потому англичане обожают греблю и лодки.

И англичанки тоже.

Начинают грести прямо с детства:




Потом катаются в обществе влюблённых молодых людей:




А потом с солидным мужем, господином в рыжих бакенбардах:



Здесь у дамы настроение меланхолическое, под стать серенькому дню.
А мрачный, чисто английский дом на другом берегу явно полон тайн.
Дом, где разбиваются сердца.

Завязка есть.
Конец первой главы!









ЭЛИЗАБЕТ ТЕЙЛОР И СОВЕРШЕНСТВО

Наблюдение Элизабет Тейлор:

"С теми, у кого нет никаких недостатков, всегда проблема: вы можете быть абсолютно уверены в наличии у них страшно раздражающих достоинств".

Элизабет было от чего прийти к такому парадоксальному заключению.
Достаточно драматичная жизнь (вот с чего бы -  у всегда знаменитой и божественно прекрасной?)
Восемь браков, из которых только один закончился вечной разлукой - вдовством  - и потому был ею признан самым счастливым (снова парадокс).

Прочие союзы рушились.
Тогда любые достоинства начинали раздражать.
Какие же?

Было всякое. Хронологически примерно в таком порядке:
(безбрежная) весёлость;
(чрезмерная) заботливость;
(слишком) спокойный темперамент;
(слепое) обожание (подкаблучника);
(истощающая) страсть и ревность;
(рассудочная) уравновешенность;
милая дружественность (вообще сбежал, когда жена заболела и слегла).

"Как страшно жить". Даже имея кучу денег, бриллиантов и жемчужину Перегрина.

Но есть ли в самом деле достоинства, которые раздражают и  невыносимы?
"Умеренность и аккуратность"?
Бесконечные признания в любви?
"Всё в дом, всё в дом, сидим дома, холим дом"?
Иное чувство юмора?
?

ОПЯТЬ ПРО ЛЮБОВЬ

Я уверена, что женщина в любви не должна быть активной.
Ничего, кроме срама, из этого не выходит.
                                                                Анна Ахматова

СЧАСТЬЕ ЖЕНЩИНЫ

Ей всегда казалось, что счастье где-то в другом месте, куда она собралась поехать или откуда она только что вернулась.
                                                                                                                                                                                                   Бернард Шоу

Это он так о жене Шарлотте.
Стало быть, со знанием дела.
Даже в идеальном браке (а этот брак был идеальным) счастье всегда там, где нас нет.
В мире грёз.
Во всяком случае, для женщины.

Жена Шоу была женщиной не рядовой.
Из Ирландии, как и он, таких же левых взглядов - и вдобавок богачка (состояние, исчисляющееся шестизначной цифрой в фунтах в конце 19 века - не шутка).
Не красавица.
Впрочем, Шоу считал, что "красота через три дня становится столь же скучна, как и добродетель".

Потому никакого романтизма.

Не он ухаживал до свадьбы на нею, а она за ним (он в очередной раз сломал ногу).
Когда он почти в шутку заявил, что должен на ней жениться, чтобы долечиться в её доме, не вызывая пересудов, она тут же позаботилась о разрешении на брак и кольцах.

Ухаживание конфетно-букетное и угодливо-светское он не практиковал:
"Ни один мужчина, который должен сделать что-то важное в этом мире, не имеет времени и денег на такую долгую и дорогую охоту, как охота за женщинами".

Вот он и не охотился.
Теперь понятно, как жениться на миллионерше?

Правда, с ним никогда не было скучно. Пусть его юмор и отдавал часто цинизмом.
Например, он сочинил такой диалог женщины и мужчины, :
- Вы интеллектуал?
- Что, по-вашему, означает это слово?
- То, что вы считаете меня дурой, и то, что, наверное, вы были плохим мужем.
- Да, вы правы и в том, и в другом.

Это о нём, о Шоу, другой остроумец эпохи:"Прекрасный человек! Он не имеет врагов и не нравится никому из своих друзей".
Отзыв Оскара Уайлда.
Тот сам был точно таким же. Только врагов всё-таки нажил.

Но Шарлотта - очень независимая и сдержанная - таки была рядом с ним целых 45 лет.
Как? Зачем?

Она прекрасно знала ему цену и восхищалась, но без назойливости.
Полностью разделяла его взгляды. Не потому, что это именно его взгляды - они встретились, как единомышленники.
Вдобавок она просто заботилась, чтобы ему хорошо работалось и чтобы ему не досаждали.
Женщины в том числе. Красавицы в том числе.

Ещё Шарлотта приохотила его к путешествиям.
Потому что сама неутомимо - прямо как Артемий Лебедев - ездила по всему свету.
Ведь счастье где?
Где-то в другом месте.

НЕРАЗРЕШИМОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ

Ничто так не мешает роману, как чувство юмора у женщины  и его отсутствие у мужчины.
                                                                                                                                                    Оскар Уайлд


Это верное наблюдение.
Любопытно, что когда наоборот (мужчина с юмором, женщина нет), то ничего страшного не происходит.
Всё нормально: мужчина острит, женщина хохочет (или хихикает, или заливается колокольчиком).
И даже когда у мужчины чувства юмора нет - она всё равно заливается колокольчиком.
 

ДОМАШНЕЕ НАСИЛИЕ. СТАТИСТИКА

Если мой сосед бьёт свою жену каждый день, а я никогда, в свете статистики мы оба бьём своих жён через день.
                                                                                                                                                                                         Бернард Шоу

ПОЗНАЙ СЕБЯ Брачная история/Marriage Story



Фильмов и книг про измену, разлуку, разлад и развод много больше, чем про то, как было найдено счастье вдвоём.
И получаются почему-то такие вещи более впечатляющими и убедительными.
Непонятно, отчего всё так.

Вот и эта новая голливудская история развода сразу получила признание.
Уже есть 6 номинаций на премию Золотой глобус.
Будут, стало быть, и на Оскар.
И есть свежее "кино про людей". Из тех, что стоит посмотреть.

Пишет Major Tom:


Долгое время Барберы казались всем счастливой парой.
Чарли – режиссер авангардного театра, Николь – его муза и исполнительница главных ролей во всех постановках.
У Барберов подрастает сынишка и имеется уютная квартира в Нью-Йорке.


Но однажды что-то поломалось.
Николь захотела больше свободы.
Чарли ей изменил.
Супруги обговорили ситуацию и приняли решение о разводе.
Чарли остался в театре, Николь с сыном поехала к маме в Лос-Анджелес, сниматься в сериале.


Ну, а дальше пошло-поехало: бумажная волокита, поиски адвокатов, споры о праве опеки над ребенком.

Сценарист и режиссёр фильма Ноа Баумбах, в прошлом сам переживший развод с актрисой, изображает процесс во всех душераздирающих подробностях.
Больше всего достается адвокатам, которые становятся эдакими инфернальными двойниками героев.
Интересы персонажа Скарлетт Йоханссон отстаивает сошедшая с обложки
Cosmopolitan Лора Дерн, с улыбкой на лице готовая отнять у отца и ребенка, и престижный грант, выделенный на театр.
В свою очередь, героя Адама Драйвера защищает краснолицый Рэй Лиотта, которого от убийства удерживает только профессиональная этика.


И все-таки «Брачная история» – это не «Крамер против Крамера».
Это не трагедия, здесь нет героев и злодеев.
Самая растиражированная фишка фильма – отказ режиссера выбрать чью-то сторону в трудном споре.
И это чистая правда.
Баумбах смотрит на Чарли и Николь с одинаковым участием. Оба страдают, комплексуют, предают и прощают. Во многом они похожи.


Впрочем, чем больше расстояние между бывшими супругами, тем больше заметны различия, тем сильнее Чарли с Николь проявляются как самостоятельные личности.
Даже в мелочах. Освобожденная звезда Николь одевает на Хэллоуин прикид Дэвида Боуи, а Чарли – костюм старомодного и эфемерного Человека-невидимки.


Будущее неизбежно, и надо к нему идти. Тут главный секрет картины.
Ноа Баумбах – прирожденный терапевт и великий утешитель. Вот и фильм о разводе у него получился не столько про разлуку, сколько про поиски себя.

Семейство Барберов слишком долго жило, не задавая друг другу никаких вопросов.
Николь настолько привыкла к роли жены гения, что даже не пыталась начать диалог.
А Чарли считал Николь продолжением себя. Он перестал замечать, что рядом с ним человек со своими интересами и амбициями.
Фрустрации множились годами, но никогда не проговаривались.


Но вот разразилась гроза, и все тайное стало явным.
Герои больше не могут отмалчиваться.
Пришла пора взглянуть на себя, друг на друга и заново задать главные вопросы – ведь старые ответы очевидно устарели.

В «Брачной истории» развод – неприятный, мучительный, но преображающий процесс, столь же необходимый, как взросление или смена времен года.

Даже монструозные адвокаты в этой ситуации из агентов Ада вдруг превращаются в благодушных джиннов, просто помогающих Чарли с Николь понять, как далеко они готовы зайти в своей войне. Ведь не зря мудрец говорил, что война всеобща, что правда есть борьба и что все происходит через борьбу и по необходимости.
Всё лучше худого мира.

ЛЮБИТЬ ПО-ЦАРСКИ

Екатерину Великую никак нельзя назвать феминисткой в современном значении этого слова.
Однако она была, пожалуй, первой свободной женщиной в России.

Конечно, царице многое позволено  - но и сто лет спустя не всякой царице удавалось то, что удавалось ей.
Почти всё удавалось!
Занималась любимым делом (политикой).
Общалась с кем хотела - а хотела с лучшими умами России и Европы, и они были её усердными корреспондентами и собеседниками.
Считала, что женщина вполне может справиться с любым делом - и сделала подругу, умницу Екатерину Дашкову, президентом Академии наук. И у той всё получилось!
Любила, кого хотела и сколько хотела.

Вот последнее ей  и ставят в вину.
Пушкин, признавая заслуги Фелицы, но не симпатизируя ей, поёрничал: " Старушка милая жила/ Приятно и немного блудно".

Но поэт не наврал.
Тут оба слова верны - и "блудно", и "немного".
Императрица была любвеобильна, но не распутна, особенно по нашим меркам.
То есть в своих любовников она очень искренне влюблялась. В каждого.
Не участвовала в оргиях и терпеть не могла ничего подобного.
Не заводила романов с женатыми мужчинами.
Тот весёлый век легко смотрел на любовные увлечения, а Екатерина большую часть жизни была вдовой.
И не пожелала отказаться от радостей страсти и секса.
Это она написала о себе:"Беда та, что сердце моё не хочет быть ни на час охотно без любви".

Беда от нежного сердца - ей это было очень знакомо.
Утопая в лести придворных, она умудрилась ещё и настрадаться, и наплакаться от любви.
Ей не раз изменяли самым беспардонным образом!

Много лет она была без ума от могучего и лихого красавца Григория Орлова, который с ватагой братьев и прочих гвардейцев помог ей взойти на престол.
Родила от него сына - впоследствии графа Бобринского.
Даже замуж за него собиралась.
Правда, победили доводы рассудка - мать и вдова императора могла править страной, а супруга рядового подданного - нет.

К тому же возлюбленный был буйного и гульливого нрава.
Екатерина долго закрывала глаза на его похождения. Однако серьёзное увлечение Орлова его молоденькой кузиной Екатериной (Иулиянией) Зиновьевой и женитьба на ней привели к разрыву.
Императрица очень долго не могла успокоиться: "... я думаю, что от рождения своего я столько не плакала, как сии полтора года. Сначала я думала, что привыкну, но что далее, то хуже ...
Потом приехал некто богатырь"

Богатырь - это Потёмкин.
Ещё один долгий роман.
Который иссяк не из-за измены, а из-за государственных забот фаворита, который оказался одарённым военачальником и  деятелем европейского масштаба.
Будуар стал ему тесен.

Покинув  возлюбленную ради военных походов, Потёмкин всегда заботился о её вечно нежном сердце, знакомя с молодыми людьми, которые были в её вкусе.
Так возник настоящий конвейер фаворитов.
Всего историки насчитали 23 любовника Екатерины - с юных лет до старости.
Не так уж много.

Вкусы императрицы с возрастом менялись.
Кипучие энергичные деятели-ровесники первых лет царствования сменились приятными угодливыми юношами.
В них императрица влюблялась страстно и безоглядно, как привыкла.

Вот её избранник 1778 года, Иван Корсаков по прозвищу (данному Екатериной) Пирр:
"Когда Пирр заиграет на скрипке, собаки его слушают, птицы прилетают внимать ему, словно Орфею. Он светит как солнце и вокруг себя разливает сияние. И при всём том ничего изнеженного, напротив - это мужчина, лучше которого вы не придумаете".

Такие дифирамбы Екатерина поёт возлюбленному в письме не к подружке, а к барону Гримму, самому пронырливому из деятелей Просвещения.
Этот ловкий господин из Парижа умудрился стать задушевным корреспондентом царицы (и получателем её обильных подарков), вызывая ревность у самого Вольтера.

Однако Пирр долго при дворе не продержался - возможно, потому, что Екатерина - в отличие от собак и птиц - терпеть не могла музыки.

Зато сменивший его кавалергард Александр Ланской оказался хорош во всех отношениях.
Когда вспыхнул роман, ему шёл 22-год, императрице уже исполнился 51.

Несмотря на такую разницу в летах, идеальный фаворит, в отличие от многих своих коллег, был скромен и  послушен, как дитя.
Он не заглядывался на хорошеньких фрейлин и изо всех сил стрался угодить Екатерине.
Он усердно читал книги, которые она ему указывала, часами просиживал с нею над её любимой коллекцией резных камней.

Совершенства "Саши" Ланского подробно описывались Гримму.
Вот по её рекомендации Саша написал натуралисту Бюффону и, получив его ответ, "прыгает козой".
Вот, не дождавшись заказанной для него коллекции камей, едва не падает в обморок.
Вот Екатерина, основавшая Эрмитаж, купила через того же Гримма для Саши картину Грёза (Грёз нравится Екатерине, стало быть, и Саше тоже).Она предвкушает, что, получив картину, Саша будет "прыгать как коза, и цвет лица его, всегда прекрасный, оживится ещё больше, а из глаз, и без того подобных двум факелам, посыплются искры".
Восторженный слог влюблённой женщины!

Свою любовь Екатерина выражала не только ласками и приучением к чтению и собиранию камей.
По статусу фавориту полагалось 100 тыс. рублей на гардероб, богатое собрание книг и медалей (пусть просвещается!), особое помещение во дворце, казённый стол на 20 человек стоимостью 300 тыс. рублей.
Разумеется, даровались и генеральские чины с соответствующим жалованьем, и куча орденов.
За три года "случая" фаворит Саша Ланской  получил от Екатерины (не считая подарков) 7 млн. рублей, два дома в Петербурге и дом в Царском Селе.
Случались и мелкие сюрпризы - скажем, драгоценные пуговицы для кафтана, которые стоили 80 тыс. рублей.
Запрыгаешь тут козой!

Екатерина так никогда и не почувствовала себя старой, уставшей от забот и радостей любви.
Это тоже очень современный тренд.
Ей хотелось победить самоё время.
А это невозможно.
Даже если рядом жадный и угодливый любовник.

Доходило до смешного.
В день 50-летия императрицы в придворном театре давали её любимого Мольера.
Со сцены она вдруг услышала реплику героини:
- Что женщина в тридцать лет может быть влюблённою, пусть! Но в шестьдесят?! Это нетерпимо
.
Императрица, обычно любезная в свете, переменилась в лице и вскочила с места со словами:
- Эта вещь глупа, скучна!.

Она выбежала из ложи.
Спектакль был сорван.

Екатерина чтила и знала пьесы Мольера с детства - а он вдруг так жестоко с нею обошёлся.







 

САПОГ ОТРАВЛЕН

Опера снова в моде.
Относительной - поскольку новых опер всё-таки не пишут.
Или пишут такие, что быстро сходят со сцены.
Но классика перепевается бесконечно и отдаётся на заклание режиссёру, который придумывает что-то, чтобы старая музыка "стала ближе современному зрителю".

Лучше и надёжнее всего перенести действие в наши дни.
Прямо неудобно, если действие "Аиды" вдруг возьмёт и развернётся в Древнем Египте. А вот в Чечне или Колумбии - самое то.
Пусть в  наши дни и музыка иная, и иструменты не те, и поют иначе. Не говоря уж о том, что думают иначе.
Долой холщовые дворцы и бархатные штаны ("Долой рутину с оперных подмостков!" Ильфа и Петрова)

Видела сама, как моцартовский Дон Жуан/Дон Джованни (полный дядька в джинсах и в худи) проваливается в ад.
Удивило.
За что пострадал?
За банальные секс-онли встречи.
Половина зала (или больше?) - Дон Жуаны обоего пола.
И какой такой ад в наши дни?
То, что должно потрясать (и потрясало, когда хотя бы герои страшились преисподней), проходит вяло.
Подумаешь, куда-то свалился. Бытовая травма.

Музыка, конечно, в опере хороша.
Правда, когда она была новой, то не всегда казалась таковой.

В 1890 году  оперу Чайковского "Пиковая дама" увидели молодые ребята из "Мира искусства" во главе с Бенуа.
Они были так потрясены, что это во многом определило их вкусы (и удивительно совпало с их вкусами!)

А вот их младший современник Владимир Набоков терпеть не мог эту оперу.
Было ему обидно за Пушкина, сюжет которого переврали.
В "Евгении Онегине" сюжет не переврали - но всё равно терпеть не мог.
Были ему противны "авторы либретто (конкретно брат Чайковского Модест, Модя - С.), доверившие "Евгения Онегина" и "Пиковую даму" посредственной музыке Чайковского... Закон должен был вмешаться".

Вот так. "Посредственно" - до привлечения к ответственности!

Правда, Набоков в музыке не разбирался совершенно. Он разделял довольно грубые, но снобисткие художественные вкусы своих родителей.
Так, он ругательски ругает "пошлого Репина" и нежно вспоминает, что в петербургской их квартире висели изысканные акварели Бенуа.
Хотя сам Бенуа живописную мощь Репина очень ценил, а уж "Пиковую даму "... (см выше)

Ирония судьбы в том, что сын Набокова стал оперным певцом (бас) и выступал вместе с Паваротти.

Но автор "Лолиты" не без основания полагал,  что "становится трудно представить себе что-то более глупое, чем постановку "Евгения Онегина" и "Пиковой дамы" на сцене".

И дело не только в произволе либреттиста Моди Чайковского.
Оперные постановки часто шокировали визуальным несовершенством.
Слишком редко певцы соответствовали облику своих персонажей - даже если пели прекрасно. А если не прекрасно, то тем более шокировали.
Онегины с брюшком и тремя подбородками, пожилые Татьяны и несуразные Германы редкостью не были.
Случались и всевозможные оплошности по технической части.

Сцена дуэли в "Евгении Онегине", столь драматичная, предполагает выстрелы дуэлянтов и смерть Ленского.
Звук выстрела в старом театре достигался просто - специально поставленный за кулисами человек-шумовик лупил палкой по деревянному щиту.
Такой выстрел на контрасте с "посредственной" (гениальной) Чайковского звучал вполне убедительно.

Однако именно эта сцена вызвала к жизни множество баек, потому что точно "выстрелить" в нужный момент было непросто. Отлучился или зазевался шумовик, и вот уже актёрам приходится как-то выкручиваться.
Вместо трагедии - фарс.
Как в знаменитом театральном анекдоте про дуэль - "сапог отравлен".

Одна байка такая: когда пистолет Онегина не "выстрелил", певцы в замешательстве долго продолжали целиться.
Музыкальная кульминация надвигалась. Пора бы и умереть герою.
Что делать?
Ленский таки упал - не стоять же на сцене вечно.
Онегин от неожиданности забыл свою реплику "убит!" - и правильно сделал.
Потому что ситуацию взялся спасать бывалый бас, певший партию секунданта Зарецкого.
Он бросился к Ленскому и провозгласил речитативом: "Он умер от разрыва сердца",
Публика, прекрасно знавшая сюжет, была в шоке.

Ещё одна дуэль (та же, из "Онегина"), но в советском театре. Дело было на Украине.
В те годы было модно бутафорские пистолеты заменять стартовыми. Для большего правдоподобия. Их заряжали холостыми.

И вот дуэль.
Нерадивый реквизитор слабо забил заряд. Когда Онегин с соответствующей серьёзной миной выстрелил, из пистолета вывалился пыж.
Однако положенного звука хлопушки из-за кулис и тут не последовало.

Снова певцы не знали, что делать.
Ленский долго раздумывал, наконец прижал руку к сердцу, покачнулся и рухнул.
Только Онегин ринулся к "бездыханному телу", как послышалась "пальба" - шумовик вернулся из буфета и таки исполнил свой долг.
Тут уж не растерялся Онегин.
Повернувшись к кулисе, он пропел от себя :"Охотники стреляют где-то".
И далее по тексту.

Театральные байки хороши чем? Они абсолютная правда.
Так всё и было.





ЦАРИЦА И ВЕНЕЦИАНЕЦ

Вот и Старый Новый год наступил.
Забавный праздник, только наш.
Удивительно живуч!
Празднуется уже 100 лет. Абсолютно неофициально. По календарю, введённому Юлием Цезарем за 45 лет до рождения Христа.

Этот календарь мог быть отменён в России не 100 лет назад, а на 150 лет раньше, если бы одна авантюра увенчалась успехом.
Нет, всё-таки никакого успеха быть не могло...
Но автор идеи думал иначе.

22 декабря 1764 год в Петербург въехал Джакомо Казанова, венецианец.
Достаточно битый жизнью господин 40 лет, знавший взлёты и особенно падения, посидевший во многих тюрьмах и даже однажды приговорённый к виселице за мошенничество.

Он как раз решил угомониться.
Сделать это ему хотелось по примеру старика Вольтера, с которым он был знаком и даже успел повздорить.
Рецепт успеха прост: надо пристроиться при каком-нибудь дворе на непыльное место обаятельного собеседника-интеллектуала.

С такими планами амбициозный Казанова колесил по Европе, то и дело попадая не на доходные вакансии, а в переделки.
Наконец добрался и до России.
Дикая страна, по собранным им сведениям, охотно и щедро привечала образованных иностранцев.

Прибыл Казанова в Россию в сумрачную пору самых длинных ночей - и вообразил, что над этой страной вообще не восходит солнце.
Никто его не ждал, да и расположение звёзд и планет не сулило успеха.
Он был суеверен, считался с гороскопами, но самонадеянности было в нём даже больше, чем фатализма.
Добиться встречи с императрицей он хотел во что бы то ни стало.
Только бы повидаться с ней !
А там всё само собой получится.

Не надо думать, что венецианец собирался пленить Екатерину как кавалер.
Сердцеед Казанова вообще никогда не претендовал на любовь царственных особ - он знал своё место.
Потому амурных планов он не строил, хотя императрица была ещё молода и питала слабость к рослым мужчинам.
Однако она вступила на престол как глава "русской партии", и потому любовники-иностранцы исключались по определению.

Так что разумный Казанова подготовил для царицы  практичные и благодетельные прожекты, сближающие Россию с Европой:

- переход с варварского юлианского на григорианский календарь (в Англии уже 14 лет как введённый);

- учреждение гос. лотерей, наполняющих казну.

Будучи способным математиком, Казанова уже организовывал лотереи типа спортлото, ловко рассчитывая, сколько призового фонда нужно выделять на выигрыши, чтобы и публика раскупала билеты, как горячие пирожки, и устроители лотереи получили хороший барыш.

Бонусом к прожектам шли светские манеры, эрудиция, а также музыкальные способности Казановы (он хорошо играл на скрипке).

Но вот беда: этот пакет предложений никак не получалось довести до царицы.
Наконец по теории "шести рукопожатий" (по цепочке рекомендательных писем) Казанова добрался до графа Панина, одного из приближённых Екатерины.
Вельможа не стал утруждать себя и лично представлять венецианца.
Он посоветовал припасть к ногам императрицы во время её прогулки в Летнем саду.

И вот Казанова, расфуфыренный с чисто итальянским щегольством и тщанием, засел в указанных Паниным кустах.
Попутно он потешался над скульптурами Летнего сада (хорошо знакомый ему итальянский ширпотреб!) и особенно над пояснительными табличками, которые садовники безбожно перепутали:"бородатый старик наречён был Сафо, старуха именовалась Авиценна, а двое юношей, ласкающих друг друга - Филемоном и Бавкидой".

Наконец показалась императрица со свитой (Екатерина, заметил с неудовольствием Казанова, была со всех сторон окружена братьями Орловыми).
Однако венецианец ловко выступил из-за кустов с приличными случаю поклонами и речами.
Императрица милостиво улыбнулась, приняла прожекты, немного поговорила с "гостем столицы" и ... отвернулась в разгар его пышной тирады.

Но прожекты она прочла.
Потому граф Панин рекомендовал Казанове снова подкараулить Екатерину в том же месте и узнать, светит ли ему успех при русском дворе.
Венецианец продолжил усердно гулять по Летнем саду и наконец застал там императрицу.
Он снова выступил из кустов, раскланялся и напомнил о своих предложениях.

Екатерина поразила его твёрдым знанием математики и астрономии - и твёрдым "нет".
Нам интересен именно её ответ.

Насчёт введения григорианского календаря она сказала, что не будет этого делать, хотя аргументы "за" довольно сильны:

"Что касается праздника Рождества, который должен происходить во время зимнего солнцестояния, то правы оказываетесь вы, но это дело весьма неважное.
Я согласна лучше оставить эту маленькую ошибку, чем причинять моим подданным чрезвычайно сильное огорчение, выкинув из календаря 11 дней" .

Тогда разница двух календарей была такова.
И Екатерина не желала лишать множество именинников этих 11 дней их  личного праздника.
Она предпочла указывать в документах сразу две даты (по старому и по новому стилю, как говорят теперь).
И добавила:
"Все старинные государства любят сохранять свои старые обычаи. Ваша родина, Венецианская республика, праздует ведь Новый год 1 марта. Этот обычай не только не является варварским, а напротив, составляет почтенное свидетельство ея древности".

Проект лотереи тоже не слишком вдохновил императрицу.
Она была не против самой идеи, но только для узкого круга очень богатых людей, чьё благосостояние не пошатнётся от азартных забав.

Казанова и тут попал впросак: совсем недавно, но ещё при Елизавете Петровне (в 1760 г.) в России устроили государственную благотворительную лотерею в пользу отставных и раненых обер-офицеров и рядовых.
Из-за дурной организации и жульничеств раненые не получили от этой затеи ни копейки.
Зато многие покупатели лотов разорились, и государство, не получив прибыли, напротив, выплатило пострадавшим 45 тыс. рублей, "чтобы окончить сие неприятное и скучное дело".

Доставать скрипку Казанова тоже не пришлось.
Как истинный итальянец, он считал, что "музыку презирают только посредственности".
Однако "северная Семирамида" музыки как раз не понимала и не любила. Большая редкость для галантного века!
Она терпеливо высиживала положенное время в опере и концертах, замечая:
"Меня интересует тот восторг, в который она (музыка) приводит своих почитателей; но я бываю очень довольна, когда спектакль  кончается".

И аудиенция Казановы тоже закончилась.
Потерпев очередное поражение от женщины, он почтительно отступил в постылые кусты под сень старухи Авиценны.

Итак, Казанова покинул Россию несолоно хлебавши.
Потому в своих мемуарах он расписал её в довольно мрачных и фантастических красках. "Повествователь жестоко завирается", подчеркнул переводчик этой книги на русский язык в 1870-х годах.
Другие эпизоды мемуаров более (но далеко не всегда) достоверны, однако часто очень ярки - рассказом Казановы о тюрьме и побеге восхитился Достоевский.

"Бывают странные сближения" - Казанова всё-таки послужил России, только самым необычным образом.

Лет через 20 после неудачного русского предприятия Казанова, страстный любитель музыки, сдружился в Венеции с композитором Антонио Сальери и особенно с оперным либреттистом Лоренцо да Понте.
Рассказы старого ловеласа очень помогали последнему, когда он писал либретто оперы "Дон Жуан" для Моцарта и создавал образ главного героя.

Петербургская (1828 г.) премьера этой оперы произвела глубокое впечатление на Пушкина.
Настолько глубокое, что два года спустя, болдинской осенью, русский гений в глуши, в полном одиночестве, под завывание ветра будто слышит музыку Моцарта.
И видит его героя - влюбчивого, неуёмного и безрассудного скитальца.
Это "Каменный гость".
Где неопознанной тенью мелькнёт иногда и наш венецианский авантюрист.